10 июля 2020 15:43 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ — 4

30 Ноября 2007
СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ — 4

КАЧЕСТВО СОВЕТСКИХ ИЗДЕЛИЙ: АВТОМОБИЛИ

Вернемся от литературного экскурса к фактам.

Так сказать, общеизвестно, что советские изделия в подметки не годятся товарам народного потребления с Благословенного Запада. А если подумать? И посмотреть картину «во времени»?

Вот, скажем, автомобили. Кто только и как только их не охаивал. Мол, даже завод, сделанный для того, чтобы выпускать «Форд», выпускает «Жигули»…

Но есть и другое мнение. И.Архипов, «Советский автопром: каким он был»:

«Начнем с печального. По объективным оценкам автомобильная промышленность России отстает от среднемирового уровня на 10 15 лет. Отставание по технологии, низкое непостоянное качество сборки и комплектующих— болезнь всех без исключения автозаводов России. Но всегда ли так было? Попробуем ответить на этот вопрос.

Обратимся к далекому победному 1945 году. 19 июня 1945, в канун парада Победы, в Кремле группа инженеров Горьковского автозавода (ГАЗа) показала Сталину новую модель М-20 «Победа».… В 1947 году «Победа» была удостоена медали всемирной автомобильной выставки в Брюсселе, и вскоре пошла на экспорт в страны Западной Европы. «Эта машина… настоящий русский танк. Ей нипочем любое бездорожье… салон теплый и комфортабельный…»— писал один из бельгийский автомобильных журналов.

Спроектированная в годы войны «Победа» стала законодателем мировой моды. Это была первая в мире модель, у которой не было выдающихся за пределы кузова колесных арок. Быстро перехваченное Западом новшество было применено на всех последующих легковых автомобилях. Сомневающимся предлагаю сравнить «Победу» (в окончательном виде была готова к лету 45 го) с моделями «Вольво» пятидесятых годов— найдете немало похожего.

…В 1956 году появилась «Волга» ГАЗ-21, также удостоенная (наряду с «Москвичом-407») медалей Брюссельской выставки.

…Что касается «Жигулей», наивно считать, что ВАЗ-2101 есть точная копия ФИАТ-124. «Копейка» получила современный двигатель с верхним расположением распредвала, задние барабанные тормоза (стоявшие на ФИАТе дисковые в наших условиях требовали замены тормозных колодок каждые 1500 (!) км.), усиленный кузов. Автомобиль был максимально приспособлен условиям эксплуатации, после чего был поставлен на конвейер.»

Вот так все интересно. И не надо тыкать пальцем— мол, ты что, не видишь, что сейчас по улицам ездит?! Никто не спорит: с 90 х годов ничего на мировом рынке мы предложить не смогли. Основные экспортные модели устарели и перестали пользоваться спросом. Лишь старушка «Нива» продолжала удерживать планку спроса на крайне низкой отметке, но этого было мало. Потеряны экспортные рынки в Канаде, Великобритании, Австралии, Бельгии, Голландии….

Да и в 80 х на иномарки смотрели уже завистливо.

Но является ли это следствием социализма?

В.Беляев, будучи гендиректором ОАО «ГАЗ», как то высказался: «Меня часто спрашивают, могу ли я сделать автомобиль не хуже «Мерседеса». Могу, но и стоить он будет столько же, сколько «Мерседес», а то и дороже. Все комплектующие придется везти из за границы, а они облагаются пошлиной. В России поставщиков мы не найдем.»

Действительно, трудно сделать современный автомобиль без развитых заводов «смежников». Высокотехнологичный автомобиль— продукт высокотехнологичной страны. В современной России с ее разваленной промышленностью сделать ничего современнее «Жигулей», к сожалению, нереально. А вот в Советском Союзе времен Сталина это было возможно.

Причем, обратите внимание, автомобили проектировались и изготовлялись с учетом условий нашей страны— «танки». В расчете на долгую эксплуатацию, а не чтобы менять авто на новое каждые несколько лет. Автомобиль, знаете ли, должен быть средством передвижения, а не предметом роскоши.

Даже представительский автомобиль ГАЗ-3105 разрабатывался полноприводным и с возможностью блокировки межосевого дифференциала. Первые опытные образцы были собраны в 87 м… Но мы все знаем, что тогда было. Гласность, перестройка и реформы, убивающие отечественное производство на корню. В период с 1992 по 1996 год было выпущено всего 55 автомобилей, и то в «промежуточной» комплектации, скажем, мотор был мощностью 170?л. с. вместо планировавшихся 200. Ну а в 1996 году проект прикрыли.

Так в чем дело— в социализме как строе или же как раз в том, что социализм все более превращался в свой призрак, начиная с середины 50 х?

КОМПЬЮТЕРЫ

Опять же, «всем известно», что компьютеров в СССР не было, прямо как секса.

Да, не спорю: с персоналками современного уровня сейчас напряг. Да и в 80 х было не очень. Но все же было, и даже развивалось постепенно. А что было раньше?

Из интервью с академиком Всеволодом Сергеевичем Бурцевым, создателем вычислительных комплексов для системы ПРО, ЗРК С-300 и многопроцессорного комплекса «Эльбрус» (примечание: не смешивать «Эльбрус», над которым работал Бурцев, с аферой Бабаяна).

«Для комплекса С-300 мы создали трехпроцессорную ЭВМ 5Э26. В ней аппаратным контролем охвачен каждый процессор, каждый модуль памяти. Все процессоры работают на единую память и при сбое отключается один процессор, а не машина. Занимая объем около 2 м3, 5Э26 обладала производительностью на уровне БЭСМ-6— около 1 млн. оп.?/?с с фиксированной запятой. Этот комплекс мы сдали государственной комиссии в 1972 1974 годах. Следующий этап— создание второго поколения противоракетного комплекса. Возглавлявший эту работу Г.?В. Кисунько поставил задачу разработать вычислительную систему с производительностью 100 млн. оп.?/?с. В 1969 году это было практически невозможно— мы работали на уровне ~1 млн. оп.?/?с на один процессор, за рубежом не превзошли уровень 3 5 млн. оп.?/?с. Тогда возникла идея многопроцессорного вычислительного комплекса (МВК) «Эльбрус». Роль главного конструктора данной темы С.?А. Лебедев предложил мне и настоял на своем, сколько я его ни упрашивал самому возглавить разработку, хотя впоследствии он с большим интересом относился к этой работе. Основная идея нового комплекса— использовать многопроцессорную архитектуру не только для повышения надежности, как это было до сих пор, но и в целях увеличения производительности. Машину заложили в 1970 году. При этом мы изучали лучшие достижения того времени, такие как проект Манчестерского университета MU-5, американские разработки— ОС Multics (General Electric), ЭВМ фирмы Burroughs, ЭВМ серии IBM. Но в целом «Эльбрус» не похож ни на какую из них— это полностью отечественная разработка. Мы создали многопроцессорную структуру, где при увеличении числа процессоров производительность [на каждый— А. Б. ] практически не падает. Нам говорили, что это бесполезное дело— по данным исследований IBM, уже четвертый процессор не давал прибавки производительности. Однако в «Эльбрусе» заложены такие схемотехнические, архитектурные и конструкторские решения, благодаря которым производительность МВК практически линейно возрастает при увеличении числа процессоров до десяти.

Мы немало помучились, но довели работу до конца и в 1985 году сдали «Эльбрус-2» госкомиссии. Его производительность составляла 125 млн. оп.?/?с на восьми процессорах— два считались резервными. МВК строился по модульному принципу, с учетом особенностей обеспечения надежности, главным образом— достоверности выдаваемой информации. Достоверность имеет огромное значение: ведь неправильное управление ракетой может привести к человеческим жертвам. Мы на практике испытали множество подобных ситуаций, поэтому на всех создаваемых вычислительных комплексах особое внимание уделяли правильности выдаваемой информации. Дальнейшим развитием «Эльбруса-2» должно было стать введение векторных процессоров. Разработанный нами векторный процессор имел быстродействие порядка 200 300 млн. оп.?/?с. Три— четыре таких процессора в составе МВК обеспечивали оптимальное сочетание скалярных и векторных операций. На тот момент это была бы одна из наиболее высокопроизводительных машин в мире— ~1 млрд. оп.?/?с.»

—Если были столь удачные разработки, несмотря на отсталую элементную базу, почему же сегодня нет отечественных высокопроизводительных ЭВМ?

«Было бы удивительно, если бы они были. Основные разработки в области суперЭВМ— векторный процессор МВК «Эльбрус», ЭВМ «Электроника ССБИС», модульный конвейерный процессор (МКП), проект ОСВМ РАН— были закрыты деятелями вышестоящих организаций.

…конструкторская документация векторного процессора уже была принята заводом-изготовителем. Но эти работы прекратили по совету Б.?А. Бабаяна и ставшего директором ИТМиВТ Г.?Г. Рябова. Перед моим уходом из ИТМ и ВТ была поставлена очень интересная разработка— модульный конвейерный процессор (МКП). Его главным конструктором был А.?А. Соколов— чрезвычайно талантливый человек. Он очень многое сделал и для создания БЭСМ-6, большой вклад внес в М-20, был главным конструктором АС-6. Идея МКП— возможность подключения процессоров с различной специализацией (радиолокационная обработка, структурная обработка, быстрые преобразования Фурье и т.?д.). У МКП было несколько счетчиков команд, поэтому он мог работать с несколькими потоками команд. Одновременно на едином поле памяти в процессоре выполнялось до четырех потоков команд. Это была абсолютно новая и очень интересная работа, на новой элементной базе.»

—Может быть, в сложной экономической обстановке разработка суперЭВМ— дело не первостепенной важности?

«СуперЭВМ определяют национальную безопасность и экономическую независимость государства. Без них невозможны передовые исследования во многих областях, например в атомной энергетике, самолетостроении, фармакологии, биологии, генетике и т.?д. На всю страну может быть несколько таких машин— в США всего 3 4 суперЭВМ с производительностью в несколько сот FLOPS (1012 оп.?/?с), но без них государство не может развиваться в научном и технологическом направлении и быть на уровне передовых держав. Поэтому США всегда будут держать эмбарго на поставки современных суперкомпьютеров. Значит, нам нужно изобретать такие ноу-хау, использовать такие структурные схемы, которые позволят на нашей отсталой элементной базе строить то же самое, что и они— на своей сверхвысокопроизводительной. Это можно делать. Например, С-300 успешно конкурирует с более современным американским ЗРК Patriot, несмотря на то, что управляющая ЭВМ нашего комплекса построена на ИС 70 х годов, а мы уже тогда отставали по элементной базе более чем на десять лет. То же самое относится и к суперЭВМ. Конечно, нельзя сделать хорошую машину на плохой элементной базе. Но можно чем то пожертвовать. Наша разработка ОСВМ позволяет на отечественной элементной базе построить машину с производительностью ~1015 FLOPS, на которую замахиваются американцы, однако потреблять энергии она будет в десятки раз больше, чем их— физику не обманешь, разрешающая способность интегральной технологии у нас значительно хуже. Мы нашли такие схемотехнические решения, которые во многом исключают задержки распространения сигналов внутри машины. Это позволяет раздвинуть блоки и обеспечить жидкостное охлаждение, тем самым компенсировав высокую рассеиваемую мощность ИС. Потреблять такая ЭВМ будет десятки мегаватт, что вполне допустимо, поскольку на страну необходимо 2 3 таких машины.»

Узнаете подход? Да, опять «танки». И— успешно конкурирующие с зарубежными, казалось бы, более современными и навороченными. А что размером побольше— так оно и надежнее.

А как же персоналки? Знаете, и они появлялись потихоньку. Скажем, «ДВК-2»— это, если правильно помню, середина 80 х. Конечно, отставание было— но и года уже «застойные» с переходом в «перестроечные»… Так что опять же— дело не в социализме как таковом, а в людях, которые руководят. Впрочем, номенклатура— это отдельный вопрос.

Давайте еще один пример, наглядный.

МЕТРО

РосБизнесКонсалтинг совсем недавно, 30 августа, разместил отличную заметку об открытии станции «Трубная», которая соединила Люблинскую и Серпуховско-Тимирязевскую линии столичного метро.

На церемонии открытия станции мэр Москвы Юрий Лужков не постеснялся отметить, что решение о возобновлении строительства было принято правительством Москвы два с половиной года назад, а до этого строительство данной станции было заморожено. Знаете, по какой причине?

Денег не было? Не-а. Лужков так и сказал, что остановка строительства обходилась во столько же, сколько продолжение работ на данной станции.

То есть— более двух лет деньги тратились впустую, а люди жили без станции метро.

А что было при социализме?

«При всех трудностях темпы строительства Московского метро не шли ни в какое сравнение с тем, как строили подземку на Западе. Создатели советского метро с гордостью констатировали: в Нью-Йорке линия метро длиной в 20 километров строилась семь лет, в Берлине на 10 километров потребовалось шесть лет. А в столице СССР линия первой очереди метро в 11,6 километра выстроена фактически в два года. Забегая вперед, отметим, что в настоящее время в Москве ежегодно вводится в эксплуатацию только 2 2,5 км линий. За время новой власти, с 1992 по 2003 год, были введены в строй линии общей протяженностью 31,5 км. Примерно столько же, сколько было построено с 1986 по 1992 год. При Сталине, еще не обладая мощной современной техникой, строили куда быстрей.

И вовсе не потому, что, как теперь любят говорить, «тогда людей не щадили». По свидетельству того же Моргана, за все время строительства первой очереди не было «ни одного случая катастрофического порядка». На 1 миллион человеко-дней на Метрострое был один смертельный случай. А выработанная за границей «норма» предполагала на подобных стройках один смертельный случай на 75000 человеко-дней.

«Рекордные темпы Метростроя еще более подчеркиваются тем обстоятельством, что сооружение совершенно нового типа, впервые начатое в СССР, было построено целиком из советских материалов, советскими рабочими и инженерами, не имевшими никакого предварительного опыта в этой отрасли»,— не скрывал восхищения Дж. Морган, доказывая, что Московский метрополитен— лучший в мире.»

«Почему лучшее в мире метро было построено именно в СССР? На этот счет у американского специалиста Моргана не возникало сомнений: «Прежде всего потому, что у строителей Московского метро не было стремления к прибыли, к наживе. Во-вторых, отсутствие частной собственности при централизованном контроле и строгой плановости позволило избрать трассу (направление) метро, сообразуясь только с техническими преимуществами, и расположить станции наиболее удобно». Ему было хорошо известно о проблемах, возникавших при строительстве метро в странах, где земля была в частной собственности.»

О ЛЕНИВЫХ РУССКИХ, КОТОРЫЕ НЕ УМЕЮТ РАБОТАТЬ

Отличный текст в Живом Журнале от blanqi:

«Русские для капитализма никуда не годный материал. Нет ни дня, чтобы френд-лента не извергалась на (очень мягко говоря), необязательность и недобросовестность русских исполнителей при цивилизованном обмене их труда на деньги. Тут, конечно, много личной обиды за жидкий кофе и недочиненный холодильник, за обвес и сорванную резьбу. В других странах и весях подобных непорядков тоже немало.

А все же сермяжная правда тут есть. Качество русский делает от души и для души— которая, как известно, не продается. Потому нет ничего обиднее нашему человеку, чем услыхать: «раз я тебе хорошо плачу— хорошо работай». Не по человечески это, не по людски, не по нашенски. Ты не деньгой дави, а уважь и говори как с равным. А какой хозяин или богатый покупатель хочет и может говорить как с равным? Русский хозяину да богатому на слово о равенстве не поверит. Нет— ты будь равным, на деле и в душе стань равным… А не можешь— держи свой не подлежащий починке после ремонта газовым ключом мобильник. Иди— предъявляй претензии, занюханный «цивилизованный потребитель».

И это еще не все. Еще на метафизический вопрос «зачем» ответь. Чтобы ясно было, «зачем» это малое, «зачем» главное и как малое в главное вставляется. Вот тогда— ТОГДА!— результат будет. Аж все закачаются. А для суеты мирской мы ломаться не станем.

Так что нет места русским при капитализме— хоть рублем бей, хоть дубинкой.

Незачем нам тут быть.

Плохо, да?— Хорошо!»

Конечно, никто не говорит, что написанное в контракте выполнять не надо. Но особенность русского характера именно в том, что «в обязаловку», в том числе и по контракту, он все и сделает «лишь бы по контракту», а вот на энтузиазме, когда разделяет конечную цель, сделать «на ять».

Есть такая старая притча. Идет путник, навстречу ему некто несет огромный камень. За ним— второй, третий…

—Что ты делаешь?— спросил путник у первого.

—Тащу камень,— вытирая пот, ответил тот.

—Что ты делаешь?— спросил у второго.

—Выполняю свою работу.

—А ты что делаешь?— задал он вопрос третьему, который нес свою ношу играючи.

—А я— строю самый прекрасный в мире Храм,— ответил тот и легко понес камень дальше.

Конечно, «Храм» здесь не имеет религиозного смысла— просто притча старая, и все глобальные общественные идеи некогда были так или иначе связаны с религией. Но суть, думаю, понятна.

Русские могут строить Великое, но не особо любят «просто выполнять работу» и уж тем более— бессмысленно «таскать камни».

При этом нельзя сказать, что «русские ленивы». Просто отношение к работе весьма отличается от методичного подхода, свойственного так называемой «протестантское этике». У них главным стимулом к работе являются деньги (изредка более первична власть). А вот русский человек эффективно работает тогда, когда работа— часть его жизни, «второй дом», и работает он на обустройство этого дома, а не «на дядю капиталиста».

При этом «конвейер» (так называемый «тейлоризм») русским противопоказан. Для нашего климата характерен авральный метод работы: летом надо успеть посеять и собрать урожай, а после уже можно отдохнуть.

В.Милитарев, «Русская национальная идея на экспорт»:

«Всюду, где у русского есть возможность готовиться к экзаменам за неделю перед сессией, он, как правило, сдает предметы на одни пятерки. И при этом, если предметы полезные и нужные, помнит их всю жизнь. В этом содержится еще одно важное составляющее нашей трудовой этики. Мы хорошо знаем, что такое труд, любим работать, но мы также очень ценим праздность и отдых, что отсутствует в классической протестантской и католической модели. И потому, когда сейчас Запад захлестывает волна гедонизма, она оказывается плохо совместимой с традиционной этикой.

Русский человек считает, что работу надо обязательно сделать. Но если ее можно сделать за два дня, то лучше так, чтобы оставшуюся неделю отдыхать. Если ее можно сделать дома, то лучше так и поступить, приходя на работу раз в неделю для проведения планерок. Так что на нашу мораль хорошо ложится постиндустриальная модель работы, в том числе с распределенным надомным или удаленным трудом. Действительно, среднему русскому человеку невыносима мысль о каждодневном присутствии от и до.»

А вот другая цитата («Комсомольская Правда», 19 июля 2006):

«Любим мы самокритику: вот, мол, руки у нас не из того места растут! Но ведь это как посмотреть: если на нашу автомобильную промышленность— то да, такие бы руки пообрывать! А если на космическую, то вроде у нас все в порядке… Безрукие мы, когда дело касается конвейера, поточного производства. Изобрести что нибудь эдакое— это мы всегда пожалуйста! А довести свое детище до серии, поставить его производство на промышленную основу, увы, нам не по зубам. Ну не умеем мы работать по шаблону, строго следуя технологии. У нас мозги по другому устроены. Русские сильны там, где требуются необычные идеи. Во многом это связано с традициями «избыточного» образования. Нас учат всему сразу, перекармливают информацией. В результате у выпускника российской школы знания из головы быстро улетучиваются (кто помнит физику, кроме физиков?!), но зато остается нестандартное мышление, способность находить неожиданные решения задач, генерировать идеи… Потому что из разных областей науки мы выносим не ответы на вопросы (то есть знания), а подходы к поиску ответов.

Мы по сути своей остались крестьянами и ремесленниками, которые работают в одиночку: от нуля до конечного продукта. И отвечают за результат. Поэтому мы по своему менталитету скорее творцы шедевров, чем производители ширпотреба.»

Да, еще осталось про равенство. Некоторым, думаю, не понятно, как это— держать себя (директора, менеджера или еще кого) на равных с каким нибудь грузчиком-алкоголиком.

Но «держаться на равных»— это же не значит «всенепременно пить на брудершафт»! Все просто: даже грузчика надо держать за человека, а не за рабочую скотинку. И с этим человеком надо делать общее дело.

С.Метик, «Презревшие равенство обречены на рабство»:

«Но какое равенство возможно, например, между руководителем строительного треста и бульдозеристом, работающим на одном из его участков? Между главой администрации города и делопроизводителем? Между президентом страны и рядовым гражданином, наконец? Разве равным уровнем свободы они обладают? При всей кажущейся парадоксальности, тем не менее, все они должны быть равны и обладать примерно равным уровнем свободы, имея в виду именно свободу, а не самодурство или безнаказанную возможность своекорыстного интриганства. Дело в том, что цепочка команд, поступающая к бульдозеристу, направлена не на получение выгоды управляющим треста или начальником участка, а на максимально эффективное использование труда бульдозериста в интересах общего дела. Свобода бульдозериста направляется более высоким уровнем компетентности, но никак не подавляется. Представьте, вам нужно вызвать такси. Вы набираете номер диспетчера и через считанные минуты едете домой. Диспетчер выяснил, кто из водителей ближе всего и дал указание таксисту. Была ли при этом ущемлена его свобода? Конечно, нет. Таксист принял разумное распоряжение и без промедления выполнил. Вот на таком принципе и должна быть организована вся жизнь общества, когда любое указание не подавляет, а стимулирует свободу поступать наилучшим образом. То есть, невзирая на функциональные различия, каждый член общества в рабочее время свободен действовать наилучшим образом в интересах дела, а во время отдыха имеет равные с другими возможности для удовлетворения своих духовных и физических потребностей.

Была ли несвобода в советском обществе? Да, была. Но совсем не в том месте, куда тыкала пальчиками академическая шпана. Были непростительные ограничения свободы делать дело, созидать, творить, создавать новое. Следовало раскрепостить инициативу, фантазию людей, освободить от чрезмерной регламентации, от устаревших инструкций, одновременно усиливая ответственность на всех уровнях по результатам труда. И, прежде всего, ответственность власти, органов управления и планирования. Не «свободы» торговли, в том числе торговли людьми, ждало общество от перестройки, а свободы честно и добросовестно трудиться на благо страны и народа. Не «зарабатывать», а свободно жить и работать хотели люди. В равенстве и справедливости.»

Ну как, улавливается закономерность?

Да, при Советском Союзе (после Сталина, по нарастающей) качество изделий народного потребления оставляло желать лучшего (а до этого— были куда более важные задачи). Но при этом все в порядке с космической техникой, даже с компьютерами все было очень неплохо, пока «сверху» не началось самодурство.

Чем это объяснить?

Все на поверхности.

Дело не в том— как часто заявляется русофобами— что де русские все силы бросили на ракеты, а остальное оставили на уровне Верхней Вольты. Конечно, ширпотреб был слишком уж задвинут на задний план, но мастерство то— не пропьешь!

Пропивать его, как оказалось, и не надо. В космической отрасли, оборонке и т.?д. люди трудились на любимой работе, чувствовали, что занимаются важным делом и так далее. Проще говоря, работали куда ближе к тем условиям, в которых и должен работать русский человек.

А вот выпуск ширпотреба как то не тянет на приобщение к чему либо Великому. Только как часть более глобального процесса: мол, я не просто стою у станка и делаю детали, а эти детали нужны для Стройки Века. Или— не просто шью рубашки, а делаю одежду для Нового Советского Человека, который Свершит чего нибудь эдакое. «Эдакое» может быть чем угодно— от освоения космоса или дна океана и до массовых расстрелов, но всенепременно должно быть Великим.

«Мы наш, мы новый мир построим»— хорошо. Даже «Наш ответ Чемберлену»— тоже очень неплохо. «Пятилетку— в три года!»— отлично. «Родина-мать зовет!»— великолепно.

А вот «Экономика должна быть экономной»…

Когда советские люди строили социализм, проводили индустриализацию, когда воевали с немецкими оккупантами, когда отстраивали страну после войны,— вопрос Великого не стоял, он был ясен. А вот потом…

ПРОФАНАЦИЯ ИДЕОЛОГИИ

Помнится, когда я учился в школе, у нас раз в неделю были так называемые политинформации. Несколько раз я сталкивался с либеральными криками по их поводу: мол, советские сатрапы и палачи заставляли бедных деток не просто учиться в школе, но еще и политикой интересоваться. Незабудемнепростим!

Но дело не в самих занятиях. Наоборот: понимать, что происходит в мире, очень полезно, и возмущаться против могут только те, кому нужны не привыкшие думать исполнители. Суть в том, как эти занятия проходили. А очень просто: каждый должен был принести в класс какую то заметку их газеты по теме, нескольких вызывали к доске они зачитывали то, что принесли. Все. Ни обсуждения, ни рассуждений… Формальность.

Или, помню, когда нас приняли в пионеры, пионервожатая решила устроить что то типа «тимуровского движения» и отправила класс обойти дома и составить список ветеранов, которые нуждаются в помощи (причем город на 40 тысяч жителей, частных домов много). Обошли. Составили. Пенсионеры искренне радовались— нет, не предлагаемой помощи, а тому, что про них помнят. А через несколько дней пионервожатая потеряла тетрадку с записями. Повторно обход делать не стали: мероприятие по учету выполнено, что еще надо?

А как принимали в комсомол! Очередь в кабинет, где у тебя принимают строгий экзамен. На нем задавалось три вопроса: «Что такое демократический централизм?» (если я правильно помню термин), «Подписался ли ты на «Комсомольскую правду”», и «Расскажи, за что комсомол получил один из своих шести орденов» (орден назначал спрашивающий). После чего имярек переставал быть пионером и становился комсомольцем.

Ну а теперь представьте картину: торжественный прием массы народу окончен, все пионеры приняты и уже разошлись по домам комсомольцами. А комсомольцам пионерские галстуки уже не нужны— и урна на выходе из горкома комсомола забита этими галстуками доверху…

Во времена так называемого «застоя» официальная идеология была чем то вроде тренинга «осознанной глупости» по Кастанеде. Все (за редким исключением) понимали, что коммунизма в ближайшем будущем не ожидается, хотя Хрущев обещал его еще в 70 х, что жизнь тихо-мирно идет своим чередом и не более того. Уверенность в завтрашнем дне— есть, великих свершений не предвидится, можно спокойно загнивать, как в болоте. Застой.

И чем дальше, тем хуже…

Вот, скажем, Горбачев говорил так: «социализм, к которому мы движемся в ходе перестройки,— это общество, опирающееся на эффективную экономику, на высшие достижения науки и техники, культуры, на гуманизирование общественной структуры, осуществившее демократизацию всех сторон общественной жизни и создавшее условия для активной творческой жизни и деятельности людей» («Социалистическая идея и революционная перестройка» (Правда, 26 ноября 1989?г.).

Сгодится на великую идею?

Коммунистическая идея изжила свое, оставшись лишь в виде пронафталиненной мумии, которую время от времени перетряхивали: «как сказал великий Ленин» или там «Маркс писал, что», но не более того.

Убрали даже естественную идею патриотизма: все хорошо, за свою страну не надо бороться. Все тихо и спокойно…

Это не удивительно, классики марксизма сами писали, что наступит изобилие, государство отойдет в прошлое….

За диктатурой пролетариата лежит рай земной, «высшая фаза коммунистического общества», в котором «с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы, и все источники общественного богатства польются полным потоком» (с) К.?Маркс.

«нечего будет подавлять, не будет и надобности в особой силе для подавления, в государстве… На место управления лицами становится управление вещами и руководство производственными процессами» (с) Ф.?Энгельс

«Настанет эпоха, когда «поколение, выросшее в новых, свободных общественных условиях, окажется в состоянии выкинуть вон весь этот хлам государственности» —Энгельс Ф., Введение к работе К.?Маркса «Гражданская война во Франции» (оба постарались)

Так чему же удивляться? Русский не будет хорошо работать просто потому, что надо работать, чтобы выживать— объяснялось выше.

ТОТАЛИТАРИЗМ

Считать ли тоталитаризм недостатком— спорный вопрос.

Да и опять же— что считать тоталитаризмом, а что— нет?

Скажем, стандартное заявление: «в СССР не было свободы слова». А сейчас в эРэФии— вроде бы демократия? Ознакомьтесь тогда с практикой применения 282 й статьи УК. Или, например, в Германии сейчас— нет тоталитаризма? А попробуйте усомниться (не высказаться, что точно не было, а именно усомниться) в том, что во времена Великой Отечественной в неиллюзорнах топках холокоста нашли свой бесславный конец шесть миллионов евреев.

Ну или еще одно стандартное заявление: «в СССР не пускали за границу».

Как это не пускали? Очень даже пускали. Писателей, ученых, артистов и так далее. Еще бы заявили, что дипломатов не пускали— а ведь если «не пускали» в общем виде, то подразумевается именно «всех вообще».

Ах, пускали, но не всех, а избранных? Простой народ не пускали?

Моему отцу два раза предлагали поехать в качестве специалиста (мне тогда еще и года не было, и он не поехал)— один раз в Африку, другой раз— в Америку. И в Чехии он был на международном конгрессе. Обычный инженер на мясокомбинате.

Вполне можно было выехать в страны Варшавского Договора по путевке, например.

Или вы про то, что дворник не мог вот так взять и поехать куда угодно? А сейчас, извините,— может? На какие шиши?

Вот что очень удивляет, так это странное такое восприятие действительности— мол, если запрещено что то «просто так», это очень и очень плохо; а если народ ограблен собственным правительством и у него денег нет, чтобы воспользоваться разрешением— так это все нормально.

С другой стороны, не могу не процитировать заметку из ru. politics:

«Исходя из рассуждений Прогрессивной Опчественности™, тоталитаризм, это когда:

По чистым улицам ходят красивые женщины, толкая перед собой коляски, опрятные старики и старухи, не озабоченные поиском пустых бутылок, по вечерам— уставшие мужчины, но по их глазам видно, что они занимаются делом.

Любой талантливый молодой человек с окраины промышленного города может стать выдающимся производственным или государственным руководителем. А если же у него нет таких способностей, он всегда получит специальность, которая позволит ему содержать семью, не работая на износ за прожиточный минимум.

В стоимость предметов первой необходимости не входят затраты на содержание различных паразитирующих элементов. Полезные ископаемые и энергоресурсы производятся, исходя исключительно из национальных интересов.

В школе и высших учебных заведениях обучают только необходимым предметам и делают это качественно и бесплатно.

Установлен постоянный контроль за состоянием здоровья каждого члена общества, в первую очередь— ребенка, с принятием по необходимости соответствующих мер. Регулярные занятия спортом и здоровый образ жизни положены в основу сохранения здоровья членов общества.

Беременная женщина и ребенок объявляются главной ценностью и предметом заботы общества. Преступления против данных категорий караются максимально жестко, смягчающие обстоятельства не рассматриваются.

Пожилые люди и инвалиды живут, а не выживают.

Люди употребляют алкоголь в честь праздников и радостных семейных событий, а не заливают горькой свою несчастную судьбу.

Люди не опускаются до того, чтобы ради сомнительных удовольствий толкать своих сыновей в криминал, а дочерей— на панель.

Молодые женщины, не имеющие соответствующего образования по каким либо причинам, имеют возможность обеспечивать себя, и в случае, если они— матери-одиночки, своих детей иными способами, кроме как ложиться под каких либо обезьян.

Служба в армии, правоохранительных структурах или специальных службах является предметом гордости служащих и членов их семей.

Криминал не романтизирован, а действительно отвергается обществом.

Среди молодежи не является комильфо гонять по венам грязные растворы.

Влюбленные могут держать друг друга за руки и говорить глупые и наивные вещи.

Твой соотечественник всегда прав.»

Тем не менее в тех условиях тоталитаризм недостатком, в определенных проявлениях, все же был.

Идеология общества мумифицировалась именно что тоталитарно— тяжеловесно и во всех областях жизни.

Оцените эту статью
2531 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Егор Холмогоров
30 Ноября 2007

ДОСТОЯНИЕ НАЦИИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание