28 февраля 2020 14:55 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Политика

Автор: Андрей Борцов
КТО КОГО И КАК ВЫБИРАЛ

30 Ноября 2007

Парламентские выборы 2007 года стали, без преувеличения, огромным достижением в процессе строительства россиянской «суверенной демократии». В этом материале мы постараемся рассмотреть некоторые особенности избирательного процесса, вскрываемые посредством анализа объективных статистических материалов. А также подумаем, кто именно голосовал за «Единую Россию» и какой партии в России принадлежит будущее.

ПЛАН ПО ВАЛУ

«КоммерсантЪ» пишет:

«Получили поощрение руководители территорий, обеспечившие «Единой России» лучшие результаты. В состав бюро высшего совета введены пензенский губернатор Василий Бочкарев, президент Ингушетии Мурат Зязиков, президент Чечни Рамзан Кадыров, президент Кабардино-Балкарии Арсен Кануков, глава Тувы Шолбан Кара-оол, президент Северной Осетии Теймураз Мамсуров, президент Адыгеи Аслан Тхакушинов и др.».

Видно, что поощрили в основном губернаторов северокавказских регионов, где за ЕР проголосовали в едином порыве экстаза. Об этом— позже, а сейчас обратим внимание на то, что губернаторов откровенно награждали должностями за максимальный результат Единой России. Понятно, что максимальный результат ЕР набирает вовсе не там, где дела обстоят особо хорошо или в местах, где губернаторы просто отлично справляются со своей работой и пользуются поддержкой народа. Чем Ингушетия или Тува лучше Москвы или Санткт-Петербурга?

А теперь давайте еще раз перечитаем фамилии в первом абзаце раздела и обсудим возникающие мысли.

НАЦИОНАЛЬНОСТИ И ЕДИНАЯ РОССИЯ

Два списка.

Первая десятка— стахановцы голосования, выполнившие и перевыполнившие. Первый процент— процент проголосовавших избирателей, второй— процент русских среди населения (по переписи 2002 года).

Чеченская Республика: 98,83%, 3,7%

Республика Ингушетия: 97,09%, 1,2%

Кабардино-Балкария: 92,94%, 25,1%

Республика Мордовия: 88,27%, 60,8%

Карачаево-Черкессия: 85,88%, 33,6%

Республика Дагестан: 81,80%, 7,3%

Республика Тува: 72,13%, 20,1%

Республика Башкортостан: 71,97%, 36,3%

Агинский Бурятский АО: 71,93%, 35,1%

Республика Татарстан: 69,23%, 39,5%

Вторая десятка — регионы, где процент поддержавших «Единую Россию» наименьший:

Мурманская область: 32,02%, 85,2%

Ленинградская область: 31,74%, 89,58%

Республика Карелия: 31,45%, 76,6%

Приморский край: 31,22%, 89,9%

Архангельская область: 30,79%, 95,21%

Самарская область: 30,24%, 85,24%

Москва: 29,84%, ~60%

Смоленская область: 29,56%, 97,41%

Санкт-Петербург: 25,96%, 94,95%

Ненецкий АО: 25,60%, 62,4%

Причину результатов в Москве вполне логично изложил К. Крылов:

«… чем свободнее (хотя бы относительно) было голосование в тех или иных местах, тем меньше голосов получила позорная «партия власти».

Отсюда и московско-питерские результаты. Столичные порядки далеки от какой бы то ни было свободы, но в этих городах попросту очень много людей, в том числе и таких, на которых очень трудно надавить… Тут уж приходится заниматься банальными фальсификациями, вбрасывать бюллетени и те пе. Так как другими способами тут ничего не добьешься».

Что же касается Ненецкого округа, то скажу честно: не знаю, а причин подробно копаться не вижу, одно исключение еще ни о чем не говорит. Может, ненцы не доехали до голосования, а фальсифицировать результаты сильно не стали. В конце концов, особых преференций ненцам нет— отрабатывать нечего.

В первой же десятке из ряда выбирается Мордовия. Впрочем, и тут не вижу исключения как такового— речь идет не об арифметической закономерности, а о политической.

К. Крылов, «Старый муж, грозный муж»:

«Из этого можно было бы сделать вывод,— сразу скажем, поспешный и непродуманный… Что ЕдРо— это партия, опирающаяся на аулы и кишлаки.

Возможно, ненавистникам ЕдРа такой вывод покажется соблазнительным. Но стоит сказать несколько слов в защиту аулов. При всех претензиях к кишлакам, в данном конкретном случае политические взгляды их обитателей совершенно ни при чем.

Напомним, как обстоит дело. В так называемых нацреспубликах установлены порядки, которые в первом приближении можно назвать феодальными. Правда, это очень своеобразный феодализм, основанный на эксплуатации дикарями цивилизованной части страны. Основан он на традиционном дикарском бизнесе— «кошелек в обмен на жизнь».

Конечно, к реальным симпатиям населения данные республиканских избиркомов никакого отношения не имеют. Голоса— это просто оброк, который собирается с местного населения в обмен на федеральные трансферты для местных мурз и баев. Никто даже и не думает, что речь идет о каком то там «волеизъявлении». Сказал начальник прийти и поставить галочку вот сюда— что поделать, надо идти и ставить. «Че непонятного».»

Так что все просто— дело в меньшей «феодализации» Мордовии по сравнению с Кавказом и т.?д.

Следует учесть и другой фактор. Пишет Тимур Алиев:

«После того, как стали известны результаты выборов в Чечне, очень многие говорили: как это возможно, что от чеченского общества, которое всего несколько лет назад находилось в состоянии войны с Россией, такой резкий скачок со знака минус на знак плюс, как это возможно. Я думаю, дело не в том, что кто то в Чечне так любит Путина или настолько любит Путина и «Единую Россию», чтобы идти в дождливую погоду и отдавать все голоса за этого человека. Тут, мне кажется, некий расчет присутствует. То есть был принят некий закон о выборах пару лет назад, изменилась система голосования, переход на пропорциональную систему голосования произошел. И получается так, что Чечня могла бы получить больше представителей в Государственной думе. Если раньше было два человека, один проходил по партийным спискам, другой по мажоритарному округу, то сегодня все зависело от количества голосов, отданных за партию и соответственно, чем больше голосов было отдано за эту партию, явка тоже учитывалась бы, тем большее количество мест получить люди из местного отделения этой партии. И эта задача, получить максимальное количество в Госдуме, чтобы было максимально большое лобби в Москве».

Высокие результаты ЕР в медвежьих и горных углах империи скорее объясняются не приказами Путина, а желаниями местных боссов второго уровня получить таки кресло депутата. У кого прыти (или причин) больше, тот и получает корочку с пятого места в списке и 95?%-ым результатом ЕР. А кто, стоя на втором месте в списке, и 50?% себе не насобирал, тому фигушки, а не кресло».

КТО ГОЛОСОВАЛ

Давайте поразмыслим.

По данным ЦИК (23.00, 2 декабря) пришли на выборы 60?% от общего числа избирателей. Таким образом, по тем или иным причинам не пошли голосовать 40?% населения.

ЦИК также сообщает, что из пришедших на выборы, пришли проголосовать за единороссов и план Путина 38?% от всех избирателей страны (63,6?% от числа пришедших).

Из кого же состоят эти 38?%?

Про национальные республики уже говорилось.

Следующая категория— это пенсионеры и инвалиды, лично зависимые от властей. Сюда же— бюджетники всех видов, которых в буквальном смысле обязывали голосовать «правильным образом». Армия— понятно, да?

Напомню: в России 9,5 миллиона получают пенсию по инвалидности (с ними плотно работают собесы), 15 миллионов бюджетников (зависимые люди, которым зарплату платит государство), 30 миллионов— примерное число нерусских граждан РФ.

Соответственно, более 60?% избирателей в стране НЕ ПОДДЕРЖИВАЮТ «Единую Россию». Вся существующая в стране система в своей «легитимности» опирается на пассивную поддержку со стороны зависимых «государственных людей», пенсионеров инвалидов и национальных меньшинств, причем первые две категории значительной частью голосовали в принудительном порядке.

ПОЧЕМУ ГОЛОСОВАЛИ

Небезынтересно рассмотреть вопрос о мотивах голосовавших за «ЕР». Не всех же загоняли к урнам, были и добровольцы.

Обратимся к опросу населения ФОМ от 13 декабря 2007 г «Мотивы и факторы электорального выбора».

Электорат «Единой России» чаще всего говорил о «факторе Путина»: «мне Путин нравится»; «партию поддерживает Путин, доверяем ему» (41?% от проголосовавших за эту партию).

Отметим, что для респондентов, отдавших свои голоса за три последние партии (КПРФ, ЛДПР и «Справедливую Россию»— А. Б.), одним из мотивов электорального выбора стало протестное голосование против «Единой России»— в каждой из указанных групп примерно каждый десятый обосновывал свой выбор именно так. Для сравнения скажем, что в 2003 году таким мотивом при принятии электорального решения руководствовались лишь 3?% сторонников КПРФ и 2?% приверженцев ЛДПР.

Таким образом, «ЕР»— это единственная партия, которая заставляет избирателей голосовать за кого угодно, лишь бы не за нее. А те, кто голосует за партию, во многом голосуют не за нее— как было отмечено выше, у нее нет даже определенной программы,— а за Путина лично.

Давайте посмотрим результаты опроса по «ЕР» подробнее.

Вопрос: «Почему Вы голосовали именно за партию «Единая Россия»?». Задавался заявившим, что они голосовали за партию «Единая Россия».

1. «Партия В.?Путина», «хотел (-а) поддержать В.?Путина»— 41?%

«Голосовали за него, и все» является лейтмотивом.

2. Характеристики партии (сильная, популярная, прогрессивная и др.)— 8?%

«Руководство все в этой партии»; «сильная партия»; «самая адекватная».

Здесь наиболее характерно «руководство все в этой партии» в разных вариациях. «Нате вам ваше, только меня не трогайте, ироды»— именно так.

3. «Вижу результаты работы этой партии»— 6?%

«Показали свою работу, медицину, скорую помощь, школьные автобусы дали»; «вроде что то делает»; «она все делает то, что надо»; «благодаря им я имею квартиру»; «добавляют пенсию»; «она последнее время хорошо себя проявила»; «она работает лучше всех»; «пенсию прибавляют по их предложениям»; «реальные дела видны»; «немного стала улучшаться социальная обстановка благодаря работе «Единой России»; «а что менять то их, работали они. Хоть и не все удавалось, но было спокойно»; «помогает молодым».

Здесь надо понимать, что сравнение автоматом идет с 90 ми годами прошлого века, временами Ельцина. А то, что пресловутая стабильность— сиюминутная, понимают далеко не все. Человек вообще устроен в подавляющем большинстве так, что не думает аналитически, заглядывая в будущее, а сравнивает вчерашнее с сегодняшним. При этом завтрашнее не просчитывается, а о позавчерашнем— забывается. Вот и получается, что «добавляют пенсию»— и уже радость неимоверная. То, что за это время инфляция выросла куда больше этой добавки, не говоря уже об ЖКХ и прочих веселых вещах, особенно медицине,— не учитывается. И уж тем более не вспоминается о том, что в СССР пенсионеры могли жить вполне пристойно. Точнее говоря, вспоминается, но отстраненно— мол, «было давно и неправда».

4. «Не нравятся другие партии»— 5?%

То же, что и в п.2— «это реальная единственная партия власти»— только другими словами. Тут следует пояснить психологически один момент: выбирать то никто не заставляет. Можно было не пойти. Так что подобные ответы— от тех, кто по каким либо причинам не представляет возможным не пойти на выборы (многолетняя привычка вкупе с ригидностью психики). Такие индивиды склонны голосовать как раз за стабильность, то есть— в данных условиях— за большинство. Именно потому, что в выборном гандикапе победитель был заранее известен.

5. «У нас появилась стабильность, я за стабильность, не хочу перемен»— 3?%

«Если сменить— то другой все восстановленное может разрушить, делать все по своему, мы будем опять страдать, как при Горбачеве и при Ельцине»; «я за нерушимый курс»; «самое страшное— жить в эпоху перемен, хочется стабильности»; «более-менее уверенно стало в стране, стабильнее»; «хочу спокойной политической обстановки»; «коней на переправе не меняют»; «жизнь стала стабильнее»; «боюсь новшества».

6. «В стране улучшилась обстановка»— 3?%

«Вроде живем лучше»; «много хороших изменений в стране»; «видны результаты продвижения России вперед»; «есть сдвиги в положительную сторону»; «вовремя зарплату получаем, достаток»; «лучше живем»; «повысилась зарплата»; «нет задержек зарплаты»; «жизнь поправляется».

7. «Эта партия может изменить жизнь к лучшему, надеюсь на лучшее»— 3?%

«Может, станем жить лучше»; «хочется, чтобы Россия опять встала на ноги».

Думаю, тут особо комментировать не имеет смысла. Обычная боязнь обывателя— лишь бы не трогали. Ну и, как говорилось, идет сравнение со временами Ельцина.

8. «Знаю об этой партии, много информации о ней, хорошая агитация»— 2?%

Эти два процента— с приемником сигнала телевидения вместо мозгов. Обсуждать нечего, можно просто вспомнить о гандикапе вместо честного соревнования.

А наши дальнейшие рассуждения будут о так называемом электорате.

ТИПЫ ЭЛЕКТОРАТА

Итак: значительная, а скорее всего— большая часть населения вынуждена в силу ряда причин как объективного, так и субъективного характера, пребывать в вымышленной России. На чем основывается их отношение к выборам вообще, и к своему участию в них в частности?

Именно к этой категории людей относятся люди не самого высокого достатка, не имеющие в частности средств на те же компьютеры и интернет, дающие возможность доступа к реальной информации. В основном это— трудящиеся. Именно по ним больнее всего ударил беспредел 90 х (инициированный, кстати, идеями именно либерального толка), и именно они более всех остальных ценят понятие, которое уже было названо выше— стабильность. Помните: «нет задержек зарплаты», «жизнь поправляется»?

Потому и на выборах половина из них просто не голосует («а зачем?»), а вторая голосует «за стабильность», с коей ассоциируется у них сейчас, благодаря медиа-навалу, именно правящая ныне партия (и особенно— лично Путин). Разумеется, любое напоминание о 90 х, а соответственно, и о либералах, вызывает у них эмоции в диапазоне от раздражения до ненависти.

Вторая часть населения доступ к реальной информации таки имеет— посредством интернета, но и не только. Среди этих людей много тех, кто просто привык думать, и смотреть на мир не только через призму собственной мошны. Их разделение на категории достаточно точно совпадает с разделением, скажем, в том же ЖЖ, а именно:

1. Платные и добровольные охранители, суть мнений (если это можно так назвать) которых в том, что «все, что делается, то— хорошо». В их число входят всяческие функционеры, кормящиеся у властного корыта, люди, удовлетворенные своим нынешним положением, точнее даже— просто не ждущие ничего хорошего для себя от каких то возможных изменений политического свойства. Худших— возможно. Причем чаще всего это не связано с тягой к стабильности, как у первой группы. Здесь подход более индивидуалистический: если в первом случае, условно говоря, «чтобы не было войны», то во втором— «чтоб [меня] не посадили». Чувствуете разницу?

Каких то определенных политических взглядов или идеологической платформы у них, разумеется, нет. Фактически они сродни магнитофону, воткнутому в сеть шнуром, по которому подается питание. А бубнить он будет то, что на нем записано, не больше и не меньше.

Какие то там оппозиционные либералы им и даром, и с доплатой не нужны.

2. Патриоты и т.?п. разного рода, от националистов до коммунистов, общее между которыми одно: они декларируют защиту прав большинства. Если говорить об отношении к индивидуальному и общему, то, понятно, у всех названных течений есть явная склонность ко второму, что уже явно противоречит либеральным взглядам. Более того, представители этих течений чаще всего требуют не расширения, а сокращения так называемых «свобод», что отдаляет их от либералов еще больше.

Именно эту категорию, а не «охранителей», логичнее отнести к типу «государственников». Ибо любая государственность может строиться только лишь на базе государственности большинства, то есть государственности трудящихся, на русской государственности, и т.?д. Невозможно строить государственность России, игнорируя и разрушая государственность русскую. Какое то государство (или государства— по типу набора удельных княжеств) так построить можно, а вот единую и великую Россию— нет.

Эта категория противостоит либералам в явном виде.

3. Либералы. С учетом нынешней обстановки в стране— это просто извращенцы. Судите сами: они выступают за интересы явного меньшинства, то есть бизнесменов и национальных кланов, сами являются меньшинством (одним из меньшинств, в пользу которых оттягиваются сейчас у большинства все свободы и возможности), и постоянно ноют о том, что свобод нужно еще больше, в надежде, что что то перепадет и им. То есть, находясь уже в оппозиции к большинству, продолжают своими лозунгами отдалять себя от него еще больше. Все, о чем они говорят, может вызвать какой то интерес только у тех, у кого вся жизнь строится на противопоставлении себя, любимого, обществу (большинству).

Поддерживать эту публику сейчас могут лишь непосредственно функционеры— то есть имеющие гешефт с этого движения, а также недошедшие до кормушки, либо отодвинутые от нее, и желающие к ней припасть. Ну и редкие честные идиоты, ратующие «за свободы» (они нередко называют себя либертарианцами, подчеркивая свое отличие от либералов— но, как говорится, два сапога— пара).

Говорить о какой то популярности либералов не приходится. Их время прошло, страну они и им подобные уже разрушили, сейчас надо ее восстанавливать и возрождать,— это понимает абсолютное большинство. Разве что часть этого большинства, пребывая в плену фантомов, ошибочно полагает, что это возрождение— цель именно партии власти.

Но в любом случае— либерализм на территории России умер как политическое движение. Что не может не радовать.

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ ВАКУУМ

И последнее. Выборы наглядно показали, что ни у одной из существующих партий нет нормальной программы, которая пользовалась бы поддержкой народа. Более того— на политическом поле нет ни одной «официальной» идеологии, которая могла бы продвигаться.

У «Единой России» идеологии нет в принципе. «Мы— партия власти», вот и все. Помните «суверенную демократию»?

Коммунисты остались в прошлом. Тут можно говорить о Зюганове лично— о соответствии его курса коммунизму, можно обсуждать марксизм, можно обсуждать «коммунизм без марксизма»… Но все это будет такой же болтологией, как и все интеллигентские экзерсисы. Коммунизм же как таковой умер— да и был, честно говоря, мертворожденным.

Либеральные идеи, не так давно использовавшиеся против России, сейчас пользуются поддержкой только у очень ограниченной группы населения. Только что расписывалось, повторяться не буду.

Таким образом, в настоящем царит идеологический вакуум.

А ведь все просто!

Поскольку в России русских— подавляющее большинство, то все становится до смешного просто: достаточно ориентироваться на нужды и интересы большинства населения. Ну в самом деле: из 145164.3 тысяч населения великороссов— 115868.5 тысяч, малороссов 2943.5 тысяч, белорусов 814.7 тысяч человек. Таким образом, русские составляют 82.4?% населения РФ.

Русскому национализму попросту нет альтернативы— невозможно адекватно управлять государством, игнорируя интересы более чем 4?/?5 населения.

О том, что национализм невозможен без социализма, я писал не раз.

Именно та партия (либо другая группа), которая сможет продвинуть национальный русский социализм, и будет править Русью при поддержке народа— что неизбежно приведет к новому взлету мощи русского государства.

И противиться этому могут только те, кто против сильной России— и, следовательно, за кого то другого.

Однако шаг истории, хотя и не быстр, неотвратим.

Будущее принадлежит нам!

Оцените эту статью
1357 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Павел Евдокимов
30 Ноября 2007
ПОЛПРЕД СПЕЦНАЗА-2

ПОЛПРЕД СПЕЦНАЗА-2

Автор: Федор Бармин
30 Ноября 2007
ДОЛГ ПАМЯТИ

ДОЛГ ПАМЯТИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание