22 августа 2019 01:48 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

Автор: Павел Евдокимов
МИСТЕР ПОЛОНИЙ

28 Февраля 2007

(начало)

А что же лейтенант Литвиненко? С новенькими дипломом, офицерским удостоверением и билетом кандидата в члены КПСС в кармане он отправился в Подмосковье. Пункт назначения — город Реутово 1, Отдельная мотострелковая дивизия особого назначения имени Ф. Э. Дзержинского МВД СССР, сокращенно ОМСДОН. Кто знает, тот поймет, куда был направлен выпускник из Орджоникидзе. Это была несбыточная мечта для большинства курсантов военных училищ внутренних войск советского времени. Здесь дислоцировались знаменитые «краповые береты» Сергея Лысюка, Учебный батальон спецназ.

Новоиспеченный лейтенант получил назначение командиром взвода в 4 й мотострелковый полк. Кроме общих задач по обеспечению правопорядка и общественной безопасности, возложенных на соединение, эта воинская часть занималась охраной важных объектов Гохрана СССР и сопровождением ценных грузов Министерства финансов при перевозках. По этой причине личный состав части находился под бдительным оком представителей компетентных органов, с которыми Литвиненко по собственной инициативе быстро нашел общий язык.

Родословная части велась от образцового кавалерийского эскадрона, сформированного по инициативе самого Феликса Дзержинского еще в феврале 1921 года в Москве в составе Отряда ОСНАЗ при Президиуме ВЧК. Как свидетельствует полковая летопись, «эскадрон использовался на чекистско-оперативной работе, а также выполнял другие особо важные задания». В 1924 году отряд был переформирован в стрелковую дивизию.

В Отечественную бойцы дивизии несли патрульную службу в Москве, охраняли важнейшие линии правительственной связи, строили оборонительные сооружения на подступах к столице, восстанавливали переправы и мосты. Второй полк участвовал в боях на Боровском направлении, артиллеристы — в освобождении Великого Новгорода. За время войны дивизия подготовила 1065 снайперов, которые уничтожили 11720 фашистов. Летом 1944 го «дзержинцы» входили в состав знаменитого конвоя, который провел около 60 тысяч пленных немцев по московским улицам.

История далеких предшественников будоражила воображение новоиспеченного комвзвода. Лихие кавалерийские броски, спецоперации и горячие перестрелки с врагом. Возможно, что Литвиненко в мыслях переносился туда — в прошлое, где видел себя в чекистской кожанке, увешанного револьверами и маузерами.

«Кроме многих преимуществ, была в элитной дивизии одна неприятная для молодых офицеров особенность — долгое и нудное ожидание продвижения по службе, — продолжает свой рассказ Георгий Николаев. — Все это не для неуемной натуры, как Литвиненко. Ему надо все и сразу. При известной оборотистости, скорое продвижение по службе, по внутреннему убеждению амбициозного лейтенанта, возможно только в «компетентных органах». Туда и направил свой взор нетерпеливый офицер».

Как пояснил Николаев, некоторые бывшие сослуживцы, правда без особого желания, согласились рассказать об отдельных эпизодах их совместной службы с Литвиненко. Самоуверенный, по их единодушным отзывам, командир взвода активно, по собственной инициативе, сотрудничал с дивизионными контрразведчиками. Цель — заветная мечта: перевестись на службу в контрразведку, оправдывала средства. С разоблачением шпионов и агентов иностранных спецслужб в элитном соединении была явная напряженка, поэтому в ход пошли ложь, оговор и инсинуации.

Чтобы не быть голословным снова обратимся к Георгию Николаеву: «Литвиненко не гнушался поставлять любую грязную информацию о скрытых личных и служебных сторонах жизни офицеров, сдабривая ее сведениями заведомо клеветнического характера. Однополчане резко ограничили общение с ним, старались вести диалог только по служебной необходимости. Потом и вовсе объявили бойкот. Чтобы как то разрядить напряженную обстановку в подразделении, Литвиненко перевели в другую роту. Но и там повторилась старая история.

Однажды Литвиненко назначили в караул по сопровождению ценностей в братскую Польшу. Там случилось ЧП. Одни говорят, что он оставил вооруженных солдат без присмотра и, как будто бы, занялся коммерческими делами. А те, переусердствовав со спиртным, допустили нарушение устава. Другие утверждают, что из за беспечности офицера произошло что то более серьезное. Однако виновным в грубых нарушениях уставных положений признали не Литвиненко, а ответственного за подготовку караула старшего офицера батальонного звена, которого строго наказали, — сняли с должности и назначили с понижением.

А Литвиненко в срок получил очередное звание старшего лейтенанта. Теперь уже все офицеры части объявили ему бойкот. Неизвестно сколько бы времени лихорадило полк, но в марте 1988 года одиозного комвзвода откомандировали в распоряжение КГБ СССР. Все с облегчением вздохнули. Однако радовались они недолго. Вскоре, после окончания курсов по подготовке оперуполномоченных, Литвиненко вернулся в дивизию в ранге сотрудника особого отдела. Кое-кому из бойкотировавших его не поздоровилось. А у ретивого особиста начался стремительный взлет в спецслужбах»

Такой вот последний из чекистских могикан, по версии «Новой газеты». А то, что такие персонажи оказывались в Конторе, и не просто получали заветную корочку, но продвигались по службе — это свидетельство глубокого кризиса, поразившего органы государственной безопасности.

В этой связи я вспоминаю рассказ Нины Евгеньевны Волковой, вдовы капитана Волкова, погибшего 27 декабря на подступах к дворцу Амина в Афганистане. Так получилось, что некоторые его близкие родственники были репрессированы в 30 х. И когда Дмитрию предложили перейти на работу в КГБ, то родители выступили категорически против этого шага. Состоялся очень тяжелый разговор. «Скажите, вы считаете своего сына порядочным человеком?» — спросил Волков, и, получив утвердительный ответ, подвел черту: «Тогда в КГБ на одного порядочного человека будет больше».

Когда люди породы Литвиненко, антиподы таким офицерам, как капитан Волков, начинают активно себя проявлять в спецслужбах, пользуясь большим правами и широкими возможностями, — это означает катастрофу для государства и всего общества.

ПО СЛЕДАМ ОТДЕЛА «В»

Накануне Нового года мне принесли поздравительную открытку от руководителя организации, которую склоняют на каждом углу в контексте дела Литвиненко. Ее полное название — Фонд ветеранов разведки и дипломатической службы «Честь и достоинство». Знакомы мы давно, еще с середины 90 х. Последний раз встречались на Остоженке, где по линии фонда была оказана материальная помощь вдовам офицеров «Альфы» и «Вымпела», погибших в Беслане.

Анализируя действия кружка Березовского и стоящих за ним сил, приходишь к выводу: эти люди используют принцип «клевещите, клевещите, что нибудь да останется». Главное, замазать как можно больше людей и организаций. Западный people схавает все, чем его обильно пичкает «свободная пресса». Та самая пресса, которая и не думает извиняться за потоки прицельной ненависти по отношению к России.

2 декабря 2006 года британская газета The Daily Telegraph со ссылкой на Евгения Лимарева, мелкого литературного подручного БАБа, утверждала, что в записке, переданной этим субъектом итальянцу Марио Скарамелла, говорится о причастности ветеранов Службы внешней разведки к смерти Литвиненко. А именно Фонда «Честь и достоинство». Называлась и конкретная фамилия — полковник запаса Валентин Величко, глава организации. Записка была передана 1 ноября в суши-баре Itsu на Пикадилли, а затем Литвиненко отвез ее в офис Бориса Березовского.

В тексте также говорилось об уже упомянутом авантюристе Скарамелле, представляющемся экспертом по «русским спецслужбам», и сенаторе Паоло Гуцанти, председателе так называемой «комиссии Митрохина», расследовавшей деятельность КГБ в Италии. Имена итальянцев «часто упоминаются в конфиденциальных переговорах между Кремлем, сотрудниками СВР и членами организации ветеранов разведки «Честь и достоинство», — вроде бы сообщал Лимарев, проживающий вместе с женой и дочкой во французских Альпах.

«Вышеупомянутые офицеры российской разведки все чаше говорят о необходимости применить силу против Скарамеллы и Гуцанти из за их «непрерывной антироссийской деятельности», а также против Березовского и Литвиненко», — цитировала британская газета текст письма. Также в нем якобы говорилось: «Агент, работающий с заместителем Величко, располагает сетью агентов КГБ и готовит «заключительный акт» (возможно, серьезную провокацию или даже убийство)».

Лимарев, по утверждению газеты, также обвинял ветеранов разведки в причастности к убийству журналистки «Новой газеты» Анны Политковской. Вали все до кучи. Бей в лоб, делай клоуна. «Агенты Величко предположительно причастны к убийству Политковской в октябре 2006 года, как и к разработке схожих планов убийств по приказу и от имени ФСБ / СВР», — привела цитату The Telegraph.

А в качестве иллюстрации британское издание поместило фотографию Величко. Однако в конце статьи автор, спохватившись, оговорился, что «возможно», «Достоинство и честь» вовсе не имеет никакого отношения к отравлению Литвиненко. Право, какие они милые в своей непосредственности эти западные журналисты, как они свято чтят моральный кодекс журналиста и незыблемые каноны свободы слова.

Валентин Величко — человек известный. В свое время он стоял у истоков создания Ассоциации ветеранов внешней разведки, где в качестве главы Совета директоров возглавляя коммерческий блок этой общественной организации. Потом создал свою структуру, объединив некоторых бывших разведчиков и кадровым дипломатов. (Ее офис находится на Юго-западе Москвы.) Несколько лет назад помогал вызволять из плена похищенного в Дагестане в 2002 году гражданина Голландии Арьяна Эркеля. Это неудивительно, поскольку во времена холодной войны Величко работал в стране роз и тюльпанов.

Естественно, что в Фонде «Честь и достоинство» эти премилые обвинения сразу назвали «бредом», а позднее и сам Евгений Лимарев (которого западной общественности представляли в качестве бывшего офицера СВР) пораскинул мозгами и заявил, что не упоминал этой организацию и никакого из ее представителей вовсе не обвинял в покушении на Литвиненко.

И еще один характерный штрих: 12 декабря 2006 года агентство Associated Press со ссылкой на источники в полиции Франции сообщило, что правоохранительные органы — о, ужас! — не могут найти одного из свидетелей по «делу Литвиненко». Начался нешуточный переполох: рука Москвы дотянулась и до Лимарева. Но тот вскоре «нашелся» и вышел на связь с миром.

В письме, отправленном на радиостанцию «Эхо Москвы», Лимарев сообщил, что полиция Франции находится с ним в ежедневном контакте, поскольку вот уже более недели возле его дома «крутятся подозрительные личности». Лимарев также проинформировал, что незадолго до «своей «пропажи» общался с журналистами французского телевидения, а также дал интервью французской газете Le Monde по телефону. Откуда тогда поступила дезинформация? Заморское агентство постаралось, другие подхватили. Так и ведутся информационные войны, рассчитанные, в том числе, и на любителей развесистой клюквы у нас дома.

В публикации на станицах The Telegraph утверждалось, что в документе, переданном Литвиненко, сенсационные сведения об убийцах Политковской будут переданы «Новой газете» в случае выздоровления Литвиненко. Предатель мертв, нет и обещанных фактов. И, естественно, не будет. Главное — это непрерывная промывка мозгов западного обывателя, воссоздание образа врага в лице нынешней «путинской России». Как любил шутить ныне покойный композитор Никита Богословский, люблю детей, но сам процесс — милее. Так и у них, болезных.

Сам Валентин Величко на страницах влиятельной германской газеты Die Welt (публикация называется «Interview: Ja, Litwinenko war ein Verrater, 14 декабря 2006 года) заявил, что информация о причастности «Чести и достоинства» к отравлению Литвиненко не что иное, как газетная утка: «Это исключено. Мы абсолютно открыты, мы занимаемся вопросами духовного возрождения России и помогаем ветеранам и церкви… Когда журналисты этой газеты попросили нас о комментарии, мы им сообщили, что мы предприняли против них юридические шаги».

Давно пора! Этих господ, которые очень любят учить нас жизни, нужно бить их же оружие. На каждую клеветническую публикацию — грамотно составленный судебный иск. Безнаказанность только развращает. И наше государство не должно стоят в стороне, но оказывать юридическую и иную поддержку, поскольку «наши друзья» метят именно в Россию — в это обнажившееся ядро империи, которое нужно раздробить по нынешним административным границам семи федеральных округов.

В интервью Величко охарактеризовал Литвиненко как предателя, но заявил, что таких персонажей спецслужбы давно не ликвидируют. «Да, он был предателем. Он предал корпоративные интересы, он выдал тайны — все это делает его предателем с точки зрения закона». Шпионов, по его словам, ликвидировали давно, «еще при Сталине» (и при Хрущеве, добавлю от себя). «Тогда существовал особый отдел «В», который занимался ликвидацией политических врагов», — отметил Величко.

Что касается ликвидации известного болгарского писателя-диссидента Георгия Маркова, которого в 1978 году укололи на людной улице зонтиком с ампулой рицина, то Валентин Величко так сформулировал свое предположение: «Думаю, он (Марков) был последним. В системе спецслужб в России не существует отдела по ликвидации. Конечно, были случаи, когда предателей казнили, но только после судебного процесса. Проведение ликвидации спецслужбами сегодня невозможно».

«Когда Литвиненко уехал в Лондон, он не владел никакой секретной информацией, — подчеркнул Величко. — Я думаю, что это криминальная разборка… в окружении Березовского… Литвиненко был для нас неинтересен». Все верно, за исключением того, что Литвиненко рассказал на Западе о тех сотрудниках ФСБ, которые ему были известны по роду службы на Лубянке. А это именно секретная, закрытая от посторонних глаз информация.

Что касается одного из наиболее известных фигурантов «дела Литвиненко» — синьора Марио Скарамелла, то с ним вышла незадача. По возращении домой, в солнечную Италию, на него надели стальные браслеты и подвергли шестичасовому допросу в Риме. Несостоявшуюся «жертву ФСБ» обвиняют в «длительной клевете с отягчающими последствиями», а также в незаконной торговле оружием. Итальянцу вменяют в вину то, что он сочинил изощренную историю, в которой выставил себя как жертву попытки убийства со стороны неких украинцев. Эта «байка» должна была, по мнению Скарамеллы, поднять его статус как эксперта в области безопасности.

И ШВЕЦ, И ЖНЕЦ…

Был декабрь прошлого года, когда бывший сотрудник КГБ Юрий Швец давал пояснения агентам Скотленд-Ярда, специально прилетевшим в США. По ходу дела он назвал британцам имя предполагаемого убийцы Литвиненко и передал досье собственного изготовления, составленное на одного из высокопоставленных сотрудников кремлевской Администрации. По утверждению перебежчика, оно было заказано Александру Литвиненко крупной западной компанией, которая намеревалась вложить в бизнес в России «десятки миллионы фунтов». Но та, дескать, по получении компромата, разорвала с вышеуказанным чиновником сделку. Швец утверждает, что Литвиненко показывал это досье Андрею Луговому.

В интервью агентству Associated Press Швец рассказал, что он еще с 2002 года был хорошо знаком с Александром Литвиненко и даже успел пообщаться с ним по телефону в день его смерти, 23 ноября. «Правда заключается в том, что перед нами акт международного терроризма. И думаю, я знаю, кто стоит за смертью моего друга Саши, и знаю причины его убийства», — заявил он. Вместе с тем Швец отказался предоставить агентству информацию, переданную им британцам, и назвать имя убийцы.

Швец — серьезный «пассажир», бывший сотрудник отдела, занимавшегося странами Северной Америки. Под «крышей» корреспондента ТАСС он работал в резидентуре советской разведки в столице США. В 1990 году уволился из «органов». В 1993 м вместе с семьей рванул за океан, где без проволочек получил политическое убежище. Швец проживает в одном из живописных пригородов Вашингтона. Автор книги Washington Station, ставшей бестселлером во многих странах. Ныне — профессор исследовательского Центра по вопросам контрразведки и безопасности.

Несмотря на PR, заявление перебежчика произвело небольшое впечатление на специалистов. И вот почему: оно вряд ли может быть правдой. Нужно ли объяснять, не правда ли, что ни одна уважающая себя западная компания не обратилась бы к г-ну Литвиненко для того, чтобы составить досье на серьезного кремлевского чиновника. Она бы обратилась в агентство Kroll. А там, в свою очередь, составляет такие досье в режиме on-line.

По мнению обозревателя «Новой газеты» Юлии Латыниной (я специально обращаюсь именно к этому горячо «любимому» изданию), проблема в том, что так обстоят дела в реальном мире. А в голливудских сценариях и мире спецслужб они обстоят иначе. Kroll или иное агентство могло попросить Литвиненко и Швеца чего то написать, поскольку лишний источник не помешает, «как бы ни была сомнительна его ценность».

Далее Латынина реконструирует возможный, как ей представляется, ход событий: «Литвиненко мог показать эту бумагу Луговому, преувеличив — как часто это бывает среди агентов спецслужб, бывших и настоящих — ее важность. Луговой обязан был доложить об этой бумаге; и уж в окончательном докладе несчастную бумажку могли приравнять чуть ли не к ядерной бомбе».

Но даже в таком виде, признает автор «Новой газеты», «при всех поправках на привычную паранойю любых спецслужб и любых выходцев из спецслужб во власти» — вряд ли решение о ликвидации Александра Литвиненко было принято на основании сведений о каком то жутком досье. (Хотя ценность этого досье, повторяю, вряд ли стоит преувеличивать; а неназванной Швецом крупной компании было достаточно нанять мальчика покопаться пару часов в интернете, чтобы составить себе profile потенциального партнера.)».

Даже если сама Юлия Латынина сомневается… Чего уж нам, грешным.

ЛОЖНЫЙ СЛЕД?

Радиоактивный элемент полоний в «деле Литвиненко» является своеобразным ложным следом, призванным вызвать общественный резонанс и подозрения в адрес России, считает президент немецкого Общества радиационной защиты, известный ученый и правозащитник Себастьян Пфлугбайль.

Во-первых, считает германский эксперт, широкая полоса следов полония, проходящая едва ли не через «пол-Европы», слишком отличается от гораздо более незаметных методов убийства, чтобы быть орудием профессионалов. К тому же, по мнению немецкого физика, «полоний — очень опасный излучатель альфа-частиц, но при этом его излучение можно изолировать даже листком бумаги», то есть при желании этот элемент можно легко перевозить в плотно закрытом сосуде, не оставляя никаких следов. По его словам, вывод один: «либо преступники были уж полными дилетантами, либо следы оставлены специально, чтобы направить подозрения в определенном направлении», а именно — в адрес руководства России и ее спецслужб.

«Все должно выглядеть так, будто это было ответным ударом людей из КГБ против коллеги-изменника. Подобные расплаты с расставшимися со своими секретными службами агентами практикуются в спецслужбах всего мира. Это никого не удивляет. Однако в данном случае обращает на себя внимание странный образ действия: сотрудники спецслужб обычно прекрасно обучены тому, как убирать людей, не оставляя следов. А тут, как специально, проложена дорожка прямо до Москвы» (цитата по РИА «Новости»).

Таким образом, считает Пфлугбайль, использованием необычного радиоактивного элемента преступники не без оснований рассчитывали поразить общественность, вызвать широкий резонанс: «кому то был нужен спектакль. Полоний — экзотический металл, изотоп, уже много лет представляющий интерес для ядерного производства. Приобрести его всегда было не очень легко и весьма дорого. Если с его помощью кого то убить и при этом так масштабно напачкать, ясно, что вся мировая пресса будет поставлена на голову».

Ранее ученый входил в состав комиссии, расследующей предположения об использовании Министерством госбезопасности «Штази» радиации для устранения противников тогдашнего режима в ГДР — по его словам эти домыслы не нашли подтверждения.

Утверждения немецкого ученого категорически не понравились писателям из CHECHENPRESS. Тут же последовала гневная отповедь: «Надо ли объяснять, что в тоталитарном государстве, каким была почившая в бозе ГДР, министерский пост мог получить только человек, абсолютно верный режиму? А как узнать, верен ли тот или иной человек режиму? Для этого и существовала в ГДР тайная полиция «Штази», любовно выпестованная и заботливо опекаемая старшими товарищами из КГБ СССР, в частности, товарищем Путиным В. В.

Не мог никак Себастьян в годы холодной войны получить доступ к сверхсекретным ядерным исследованиям и, более того, стать министром без портфеля именно в этой специфической отрасли, если бы не был многократно проверен и перепроверен как местной «Штази», так и курирующим последнюю Комитетом Государственной Безопасности СССР в лице его представителя в ГДР Путина В. В. А для любой спецслужбы самый верный способ проверки и контроля — вербовка. И компромат — чтобы сексот в будущем не выкидывал разные фокусы и делал то, что ему говорят.

И вот, пути двух президентов снова сошлись на ядерной стезе: одного президента (страны) обвиняют в том, что его спецслужбы убили гражданина Великобритании Александра Литвиненко с помощью радиоактивного полония-210, а второй президент (Общества) взялся его оправдать».

Один заголовок статьи чего стоит: «Полоний-210 засвечивает лубянских агентов в Европе». Ладно, ребята, расслабитесь: в 1990 году, когда Herr Пфлугбайль получил свой пост, холодная война давно уже закончилась. Что касается доступа к секретным исследованиям, так для этого не обязательно было даже состоять в СЕПГ. Вам ли, адвокатам Литвиненко, объяснять, что принадлежность к партии ничего не означала в последствии. Дудаев и Масхадов состояли в КПСС — и что из этого? Вместе с Литвиненко.

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ

Пора подвести некоторые итоги. Напоследок еще разок процитирую позабавивший меня текст агентства CHECHENPRESS: «Отравление А. Литвиненко именно 1 ноября никак не назовешь случайностью. Еще осенью 1991 г. Джохар Дудаев, в одном из интервью, поделился с российским журналистом своим видением будущего, что чеченцы обретут плоды от взятого курса на независимость через лет пятнадцать. 1 же ноября 2006 г., исполнилось ровно пятнадцать лет, как был подписан президентом Чеченской Республики Д. Дудаевым указ о государственном суверенитете. Потому мы связываем эти события, которые должны непременно далее пойти по нарастающей, и принести плоды в раскрытии истины, а значит и привести за собой общую победу».

Мы же мы видим, что житье предателей не столь уж легко и беззаботно, коль скоро они хватаются буквально за любой случай, в том числе и такой, чтобы привлечь к себе внимание. И деньги, естественно. Их «эксклюзивные» заявления, впрочем, ничем не отличаются от «версий» уже озвученных в либеральной прессе по принципу: «Я свидетель! А что случилось?». И те, и другие, и третьи, реконструируя смерть «Мистера Полония», старательно обходят стороной логичный вопрос: отчего сотрудники российских спецслужб, если это они безжалостно ликвидировали Литвиненко, использовали столь экстравагантный и очевидно баснословно дорогой способ его устранения?

Вполне логичным было бы устранить предателя с помощью иных, менее вызывающих и затратных способов. Например, посредством специально изготовленного биологического оружия. Ведь по свидетельству Кена Алибека — еще одного предателя и перебежчика: «Основное преимущество биологического оружия заключается в том, что после его применения может не остаться никаких следов, указывающих на инициатора нападения. Поэтому оно идеально подходит для совершения террористических актов и заказных убийств».

Пятнадцать лет назад полковник советской армии Кенанджан Алибеков был одним из главных в нашей стране разработчиков бактериологического оружия в военных целях. Сейчас мистер Кен, возглавляющий компанию Advanced Biosystems, совместно с американскими властями работает над созданием противоядия от различного рода смертоносных бацилл и вирусов.

Современные технологии вполне позволяют изготовить эксклюзивное оружие специально против конкретного объекта и совершенно безвредное для других людей. Если же этот путь требует слишком больших материальных затрат, существуют и более простые и «испытанные» средства. Можно, скажем, устроить ДТП, или сломать шею, сымитировав падение с лестницы. Дешево и сердито. Но ведь нет же! Берут Полоний-210, оставляющий следы, которые, конечно же (кто же сомневался?) ведут в Москву. Это все равно, что всюду разбрасывать визитные карточки.

Таким образом, если предположить, что Литвиненко убили эфэсбэшники, то не иначе как перевербованные западными спецслужбами. Поскольку никакой иной цели, кроме как подставить Лубянку и Кремль те, кто использовал в качестве орудия убийства этот изотоп, преследовать не могли. Даже в Скотланд-Ярде предполагали, что либо это было сделано, чтобы привлечь внимание, либо «свидетельствует о неуклюжести операции». Отметим, что здравый смысл подсказывает: о неуклюжести операции стоимостью как минимум 10 миллионов долларов, говорить явно не приходится — кто бы ее ни проводил.

Оцените эту статью
1717 просмотров
7 комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание