27 февраля 2020 04:12 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Василий Живов
ФАШИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ!

31 Января 2007

Народ голованов не относится к Льву Абалкину. Он его знает.

Если задать поиск в интернете по словосочетанию «русский фашизм», то все ссылки вы не осмотрите до конца жизни. Это понятие муссируется в СМИ, им пугают обывателя; на любое действие русских, которое направлено против не-русских, независимо от причины, включая самооборону и пр., немедленно навешивается этот ярлык.

Но при этом нигде не дается определение этого самого «русского фашизма». Возьмем какую-нибудь характерную публикацию по теме. Например, статью «Грани русского фашизма» из газеты «Еврейский мир» (2 мая 2006):

«В обществе созрел и оформился вполне внятный протест против «засилья» нерусских... У людей постарше — глухое раздражение на бытовом уровне, у подростков с окраин — желание «разобраться». Между тем, по мнению большинства экспертов, никакой реальной угрозы фашизма в России не существует. Есть ряд социально-культурных проблем, которые необходимо решать на всех уровнях власти: законодательной, исполнительной, судебной. Однако этого не делается. Взамен руководители страны объявляют крестовый поход против носителей фашистской идеологии».

Так оболванивают журналисты прокремлевского РИА «Новости» в Перми народ. Народ, который антисемитизм и ксенофобию впитал с молоком матери.

Что же показали результаты опроса пермяков, которым предложили пять вариантов ответов на вопрос: «Кто инициировал антифашистскую кампанию в России и с какой целью?» Подавляющее большинство указало на один из пяти ответов: «Кампания инспирирована заинтересованными лицами — например, еврейскими общинами или кавказской диаспорой Москвы».

При таком мнении населения можно с уверенностью сказать, что этот регион в России пронизан фашизмом. Сообщения свидетельствуют, что Москва решила не уступать Питеру звания «столицы фашизма». Сразу за убийством Саши Рюхина убили армянина, таджиков, избили вьетнамцев и т. д.

Понятно. «Русский фашизм» — это когда убивают одного армянина, несколько таджиков, а также избивают вьетнамцев. Не менее понятно, что когда убивают русских — никакого «антирусского фашизма» при этом не наблюдается.

В прошлом году программа «Государственная безопасность» одной из тем взяла «Русский фашизм». Гостем студии был вице-президент Академии геополитических проблем В. П. Анохин. Интересно, что за несколько дней до передачи грузинский министр официально на телевидении назвал Россию фашистским государством.

В. Анохин: «Заместитель главы администрации президента Сурков в декабре прошлого года на заседании клуба «4 ноября» (это кружок экспертов) обозначил две основные опасности для России: реставрация олигархического стиля правления и тенденция нового изоляционизма, понимаемая, как лозунг «Россия для русских». Стоп, думаем мы. Это что же получается? Опасность лозунга «Россия для русских» перешла на уровень высшей государственной власти и формируется антифашистское движение против кого? Значит, по ассоциации: русский — фашист, Россия — фашистское государство. Почему во власть пришла эта тема?»

И. Шишкин (ведущий): «Действительно, наши правозащитники, демократы с 91-го года, все время кричали о ксенофобии, о русском фашизме, антисемитизме. Они никогда не кричали только о русофобии. И, единственно, чего нет и в упомянутом докладе, так это русофобии. Наоборот, приводится даже еще один пример русского фашизма: на антифашистский митинг пытались пройти люди с лозунгами: «Русофобия — это фашизм». За этот лозунг их сразу же заклеймили фашистами, потому что всем стало ясно, откуда растут ноги. Все мы помним, как билась в истерике известная еврейская правозащитница Ганнушкина по поводу истории с Иванниковой. Во время выступления на пресс-конференции у нее не выдержали нервы и она закричала, что если бы Иванникова зарезала русского, то они бы ее защищали, а так как она убила насильника другой национальности, то это фашизм. Было сказано от души.»

Правительство РФ предпринимает шаги для повышения степени толерантности в обществе. Так, в 2001-2005 году действовала федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе». Финансирование программы в значительной степени осуществлялось из федерального бюджета и бюджетов субъектов Федерации. Общая сумма затрат на программу (в ценах 2000 г.) — почти 485 миллионов рублей.

Но и это еще не все, как говорилось в старой рекламе. Возьмем не прошлое, а текущее. На заседании правительства Петербурга была принята программа гармонизации межэтнических и межкультурных отношений, профилактики проявлений ксенофобии, укрепления толерантности в Петербурге на 2006-2010 годы. Финансирование: более 314 миллионов рублей. Только в Петербурге.

На что же будут потрачены эти деньги?

Давайте полистаем словари и узнаем, что толерантность (от лат. tolerantia — терпение) — это неспособность организма отличать собственные, вырабатывающиеся в нем вещества, к которым он должен быть толерантен, от чужеродных веществ, против которых в нем должны вырабатываться антитела.

Конечно, это — медицинское определение. Если же его приложить к социуму, то получим, что толерантность — это противоестественное, иррациональное поведение человека или общества, выражающееся в терпимости к нарушению принятых в обществе этических норм, традиций, попранию его ценностей, а также навязыванию чуждых этических норм, традиций и ценностей (Вики-Традиция).

И вот на это — на уничтожение существующего общества со своими традициями и ценностями — направляются столь значительные суммы, и, следовательно, усилия.

Но, может быть, русский фашизм настолько страшен, что хороши любые средства? В конце концов, когда-то сифилис лечили солями ртути, которые отравляли организм.

Так что же это такое — русский фашизм?

Вот, например, описание этого феномена от Бориса Стругацкого:

«Фашизм есть диктатура националистов. Соответственно, фашистом называется (может быть назван) человек, исповедующий вполне определенные убеждения: он должен быть националистом (то есть, считать, что существует одна нация, во всех отношениях превосходящая все другие) и должен быть сторонником «железной руки», «костяной ноги» и «ежовых рукавиц» — то есть, диктатуры и тоталитарного режима вообще.

При этом, если «высшей нацией» объявляется немецкая, — перед нами немецкий фашист. Если французская — французский. Если русская — русский. Есть ли в России фашисты? Судя по тому, что пишется в газетах типа «Русская правда» — есть. Общество «Память», РНЕ, все организации подобного толка, на мой взгляд, могут называться фашистскими, хотя сами они, разумеется, как правило, этого самоопределения бегут. Что характерно! Идеология фашистская, терминология фашистская, программа фашистская, сами себя называют «русскими националистами, сторонниками жесткого политического курса», день рождения Гитлера празднуют, но — не фашисты, нет!.. В России, так жестоко пострадавшей от немецкого фашизма, словно «фашист», мягко выражаясь, непопулярно. Но сама идея националистической диктатуры популярна вполне. В чем и состоит главная опасность.»

Риторика, конечно, впечатляет. Но, честно говоря, я не припоминаю, чтобы кто-либо из русских националистов заявлял, что существует одна нация, во всех отношениях превосходящая все другие. Сами понимаете, быть лучшими во всем — невозможно. Как гласит поговорка: черные лидируют в беге, белые — в стрельбе.

Еще более интересное «определение» когда-то, на теледебатах в ноябре 2003 года, высказал А. Чубайс, выдвинув тезис о том, что избирательный блок «Родина» является фашистским. Он обосновал это тем, что один из лидеров этого блока Д. Рогозин — националист, а другой лидер блока, С.Глазьев, — социалист. А национал плюс социализм это фашизм.

Честное слово, я всегда думал, что «национал плюс социализм» — это национал-социализм, а не фашизм.

Короче говоря, если мы будем исследовать все, что говорилось о «русском фашизме», то затянется это надолго, а толку не будет ровно никакого. Поэтому обратимся к первоисточнику: тому, что создал концепцию фашизма и ввел это слово в язык.

Бенито Муссолини, совершив поход на Рим в октябре 1922 г., взял государственную власть. Через десять лет он изложил свои мысли в программной работе «Доктрина фашизма». Именно этот в этом труде изложено то, что называется фашизмом.

Давайте изучим этот документ (перевод В.Н. Новикова, 1938г).

Фашизм как он есть

«Фашизм желает человека активного, со всей энергией отдающегося действию, мужественно сознающего предстоящие ему трудности и готового их побороть. Он понимает жизнь как борьбу, помня, что человеку следует завоевать себе достойную жизнь, создавая прежде всего из себя самого орудие (физическое, моральное, интеллектуальное) для ее устроения. Это верно как для отдельного человека, так и для нации и для человечества вообще.»

Думаю, ни у кого нет возражений?

Не создавать свою жизнь самому — значит отдать это в чужие руки. А бесплатный сыр бывает, как известно, только в мышеловке. И если не делать из себя орудие для себя — то орудие сделают из тебя другие.

Да, и вообще, — стоит ли объяснять, что жизненная позиция должна быть активной, а не пассивной? Если это кому-то надо объяснять — то можно и не тратить время.

«Фашистская концепция государства антииндивидуалистична; фашизм признает индивида, поскольку он совпадает с государством, представляющем универсальное сознание и волю человека в его историческом существовании»

А вот тут стоит остановиться. Для понимания этой сентенции надо осознавать два положения.

Во-первых, современный либеральный дискурс рассматривает индивидуалистичность как самоцель, как фетиш. Речь идет вовсе не о недопустимости «причесывания под одну гребенку», а о культе «что хочу, то и ворочу». Характерно, что отклонение от традиционной этики и культуры как раз приветствуется как «самовыражение», а вовсе не преследуются. Да-да, вы угадали — это и есть «терпимость к нарушению принятых в обществе этических норм, традиций, попранию его ценностей, а также навязыванию чуждых этических норм, традиций и ценностей». Фашизм выступает против толерантности на стороне естественных для каждого социума ценностей.

Во-вторых, все же фашизм признает индивида только как часть государства. В этом и состоит его принципиальное отличие от национализма, для которого первична нация, а государство — вторично. Замечу, что в случае националистического государства разница не заметна, так как государство служит нации. А вот в случае компрадорского правительства — как, например, сейчас в России — разница наглядна: «для фашиста все в государстве и Ничто??? человеческое или духовное не существует и тем более не имеет ценности вне государства».

Что там у нас дальше? «Фашизм против социализма». Тут все дело в трактовке: «...который историческое развитие сводит к борьбе классов и не признает государственного единства, сливающего классы в единую экономическую и моральную реальность; равным образом фашизм против классового синдикализма. Но в пределах правящего государства фашизм признает реальные требования, из которых берут начало социалистическое и профсоюзное движения, и реализует их в корпоративной системе интересов, согласованных в единстве государства».

Таким образом, социализм здесь понимается именно марксистски, как борьба классов, а не как социальная справедливость. А вот «корпоративную систему интересов» запомните, в конце статьи пригодится.

«Индивиды составляют: классы соответственно категориям интересов, профсоюзы — соответственно различным, объединенным общим интересом, сферам экономической деятельности. Но, прежде и главнее всего, они составляют государство. Последнее не является числом в виде суммы индивидов, образующих большинство народа. Поэтому фашизм против демократии, приравнивающей народ к большинству и снижающей его до уровня многих. Но он сам является настоящей формой демократии, если народ понимать, как должно — качественно, а не количественно, т. е. как наиболее мощную, моральную, истинную и последовательную идею. Эта идея осуществляется в народе через сознание и волю немногих, даже одного, и, как идеал, стремится осуществиться в сознании и воле всех».

Запутанное место. Но, на самом деле, все просто: сначала демократия отвергается, затем заявляется, что фашизм — это самая правильная демократия. Понятно, для чего это все: народ привык к тому, что «демократия — это хорошо», и удобнее подменить смысл понятия, чем заявлять, что «демократия — это плохо».

Примечание: я не буду разбирать здесь концепцию вождизма, чтобы не отходить от темы. Рекомендую хрестоматию «Философия вождизма» под ред. В.Авдеева, изд. «Белые Альвы».

Давайте лучше посмотрим, как фашизм относится к национальности — мы же сравниваем с национализмом, не так ли?

«Нация не есть раса, или определенная географическая местность, но длящаяся в истории группа, т. е. множество, объединенное одной идеей, каковая есть воля к существованию и господству, т. е. самосознание, следовательно, и личность. Эта высшая личность есть нация, поскольку она является государством. Не нация создает государство, как это провозглашает старое натуралистическое понимание, легшее в основу национальных государств 19-го века. Наоборот, государство создает нацию...»

Все очень четко: первично именно государство. Именно это и является сутью фашизма. Не буду углубляться в обсуждение вопроса, но все же спрошу — а какое историческое государство было создано НЕ нацией?

Для нашего анализа здесь важна концепция отхода от естественного положения вещей (нация, развиваясь до определенного уровня, создает государство) и не менее важна декларация «государство создает нацию». Запомните.

«Фашист отвергает мировые объятия и, живя в общении с цивилизованными народами, он не дает обмануть себя изменчивой и обманчивой внешностью; бдительный и недоверчивый, он глядит им в глаза и следит за состоянием их духа и за сменой их интересов.»

Что ж, — это положение Доктрины не вызывает возражений. Очень правильная позиция. Пользуясь случаем, отмечу, что в настоящее время есть течение «интернациональных расистов», которые преклоняются перед Западом, считая, что раса выше нации (пусть русские исчезнут, лишь бы европейцам было хорошо). Но это, — тема для отдельной статьи.

«После социализма фашизм борется со всем комплексом демократических идеологий, отвергая их или в их теоретических предпосылках, или в их практических применениях и построениях.

Фашизм отрицает, что число, просто как таковое, может управлять человеческим обществом; он отрицает, что это число посредством периодических консультаций может править; он утверждает, что неравенство неизбежно, благотворно и благодетельно для людей, которые не могут быть уравнены механическим и внешним фактом, каковым является всеобщее голосование.

Фашизм отвергает в демократии абсурдную ложь политического равенства, привычку коллективной безответственности и миф счастья и неограниченного прогресса. Но, если демократию можно понимать иначе, т. е. если демократия обозначает: не загонять народ на задворки государства, то автор этих строк может определить фашизм, как «организованную, централизованную и авторитарную демократию»».

Здесь подмена «фашизм — это такая демократия» закрепляется повторением.

Но все же придется изложить, что такое демократия, чтобы не было впечатления, что «фашизм — это плохо, так как он против демократии».

Кратко о демократии

Кто будет избран? Тот, за кого проголосовало большинство. Причем избирательное право всеобщее… Ни один разумный человек не рискнет утверждать, что все, принимающие участие в голосовании, разбираются в политике, экономике и т.д.; но, как ни странно, не вызывает недоумения то, что согласно их голосам решается судьба как политики, так и экономики через избираемых ими чиновников. Как может человек понять, разбирается ли кто-то другой в определенной области, если сам в ней ничего не смыслит?

Электорат сейчас состоит в основном из идиотов. Это не оскорбление и даже не констатация факта, а тоже греческое слово. Идиот (idiwthV) — «простой человек, простолюдин, несведущий человек без образования».

Чтобы быть избранным, надо понравиться большинству, говоря проще, толпе. Достаточно легко понять, чего жаждет толпа, или, что одно и то же, средний человек, — безбедного существования, гарантий спокойствия, отсутствия необходимости постоянно повышать свой уровень (средний человек всегда либо считает себя образцом для подражания, либо уверен, что нечего «быть слишком умным») и, желательно, не думать вообще ни по какому поводу; но, при всем этом, как ни странно, требует на непонятном основании уважения к себе, причем не как к личности (которой, честно говоря, и нет), а именно как к «представителю народа».

Итак, чтобы быть избранным, надо потакать народу во всем и оказывать ему знаки уважения, естественно, внешние. Таким образом, всегда изберут не самого знающего в управлении, политике, экономике или другой нужной области, а самого красноречивого и обаятельного. Более того, немаловажно и количество денег, затрачиваемых на избирательную компанию. Как поступил бы разумный человек, если бы его попросили выбрать из нескольких кандидатов? Он попросил бы их биографии, планы, которые они собираются после избрания осуществить в экономике, со всеми выкладками и обоснованиями, и, после изучения этих и других материалов, сделал бы свой выбор. Как поступает обычный избиратель? Делает то же, что и всегда — смотрит телевизор и читает газеты. И кто там будет больше обещать и чаще фигурировать, за того он и проголосует. Даже если это будут Бивис и Батт-хед.

«Великий человек толпы. Легко дать рецепт того, что толпа зовет великим человеком. При всяких условиях нужно доставлять ей то, что ей весьма приятно, или сначала вбить ей в голову, что то или иное было бы приятно, и затем дать ей это. Но ни в коем случае не сразу; наоборот, следует завоевывать это с величайшим напряжением, или делать вид, что завоевываешь. Толпа должна иметь впечатление, что перед ней могучая и даже непобедимая сила воли; или, по крайней мере, должно казаться, что такая сила существует. Сильной волей восхищается всякий, потому что ни у кого ее нет, и всякий говорит себе, что, если бы он обладал ею, для нее и его эгоизма не было бы границ. И если обнаруживается, что такая сильная воля осуществляет что-либо весьма приятное толпе, вместо того, чтобы прислушиваться к желаниям своей алчности, то этим еще более восхищаются и с этим поздравляют себя. В остальном такой человек должен иметь все качества толпы: тогда она тем менее будет стыдиться перед ним, и он будет тем более популярен. Итак, пусть он будет насильником, завистником, эксплуататором, интриганом, льстецом, пролазой, спесивцем — смотря по обстоятельствам.» — Ф.Ницше, «Человеческое, слишком человеческое»

Важно: в современных условиях демократия приводит даже не к жизни согласно воле большинства, а к тому, что любая перверсия в мозгах населения получает наименование «демократической свободы» и начинает не просто отстаиваться, но и получает преимущество перед большинством de facto. Наглядные примеры — антирасизм в Штатах, геи там же и так далее. Всегда можно объявить себя угнетенной стороной, представителем какого-либо меньшинства и на этом «основании» требовать к себе льготного, исключительного отношения. Это называется «достижениями демократии».

Что же ждет демократию в будущем?

Развитие всех ее «достижений» в настоящем — дальнейшее выравнивание к среднему тех, кто составляет толпу, и тех, кто правит ею. Развитие будет направлено не на поиск знаний, а лишь на повышение комфорта повседневного существования. В конце концов все это выродится в однородную жвачную массу, разучившуюся думать, с кучкой «правителей», использующих ресурсы устаревшей техники, поскольку наука подобна куче песка — чтобы одна песчинка была на должной высоте, под ней должно быть весьма внушительное количество других песчинок.

Почему так произойдет?

Потому, что необходимым и достаточным условием прогресса является борьба — осмысленная, постоянная борьба за улучшение человека как вида, а не загнивание в парниковых условиях, к чему так стремится демократия.

Моя любимая литературная цитата по этой теме:

«Цель, которая ставится перед собой любым якобы народным правительством — обеспечить сытое и по возможности не обремененное мыслями существование наибольшему количеству аборигенов, чтобы быть переизбранными на следующих выборах. Опора на толпу неизбежно влечет за собой снижение умственного уровня власти. При возникновении малейших трудностей в экономике под сокращение идут научные и космические программы, в ненужности которых уверен обыватель. Средства информации ублажают вместо того, чтобы просвещать, или затевают бесплодные дискуссии, отупляющие массовое сознание. Фальшивая еда и варварски гуманная медицина пополняют ряды уродов, делая неизбежным генетический упадок. Итог может быть разным. Самый благоприятный исход — цивилизация, с каждым поколением добивающаяся все более высокого жизненного уровня и медленно сходящая на нет вследствие успехов в демографической политике. Чаще — повальные эпидемии, голод, крах биосферы, лихорадочные попытки освоить другие планеты, проваливающиеся из-за недостатка технических средств, и новое варварство среди свалок забытых предков. Самый крутой вариант — войны за менее разграбленные земли, за еду и топливо и под конец — самоуничтожение, предписанное теорией только тоталитарным режимам.» — П.В. Воробьев, «С2»

Поговорим о либерализме

«Фашизм отрицает возможность материалистического понимания «счастья« и предоставляет его экономистам первой половины 18 века, т. е. он отрицает равенство: «благосостояние-счастье», что превратило бы людей в скотов, думающих об одном: быть довольными и насыщенными, т. е. ограниченными простой и чисто растительной жизнью».

Материализм, строго говоря, тут не при чем. Смысл заключается именно в том, что у человека должны быть устремления, отличные от животных. Очень похожую концепцию я выдвигал в статье об Империи: «Империя всегда имеет некую Высшую Идею: нельзя продвигать Волю неизвестно куда. Причем эта идея не может быть вида «сытно жрать, ничего не делать, и чтобы никто не мешал заниматься, чем в голову взбредет» — на «высшее» это не тянет. Кем-то было удачно сказано: «Империя — это любое государство, у которого есть какой-то смысл существования, помимо самоподдержания». ...Империи имманентно присуще именно что развитие. В самом широком смысле».

Разница в том, что Империя — это более высокая стадия развития государства, к тому же Империя не может быть маленькой; фашизм же вполне возможен в небольшой стране. А, главное, он не подразумевает Идеи. Да, животное «благосостояние-счастье» противоречит фашизму, но оно подменяется слепым служением государству. Стандартное человеческое бросание в крайности: если не приземленная материальность, то идеализированная духовность. В случае фашизма она направлена на служение государству, хорошо передаваемое через известный образ «человека-винтика».

Важно то, что не ставится вопрос о целях государства и т.д.

Конечно, «по отношению к либеральным доктринам фашизм находится в безусловной оппозиции, как в области политики, так и экономики». Это я ставлю в заслугу фашизму (о том, что представляет собой либерализм, я писал не раз в отдельных аспектах, и, пожалуй, напишу отдельную статью). Тем не менее здравое отрицание либерализма не дает положительной программы. Можно привести аналогию с армией: та же централизованная структура, самоотверженность служения и т.д., и т.п. И точно также возможно использование в любых целях.

У фашизма нет своих целей; он может служить лишь орудием, средством.

Фашизм как религия

Нет, я вовсе не про «Фашистское государство не остается безразличным перед религиозным явлением вообще и перед положительной религией, в частности, каковой в Италии является католицизм. Государство не имеет своей теологии, но оно имеет мораль. В фашистском государстве религия рассматривается, как одно из наиболее глубоких проявлений духа, поэтому она не только почитается, но пользуется защитой и покровительством». Этот тезис явно исходит из того, что Италия является именно католической страной, даже атеисты там сравнительно редки.

Дело не в отношении фашизма к религии, а в религиозной сути такового: «Фашизм концепция религиозная; в ней человек рассматривается в его имманентном отношении к высшему закону, к объективной Воле, которая превышает отдельного индивида, делает его сознательным участником духовного общения. Кто в религиозной политике фашистского режима останавливается на чисто оппортунистических соображениях, тот не понял, что фашизм, будучи системой правительства, также и, прежде всего, есть система мысли. ... Если бы фашизм не был верой, как создал бы он стоицизм и мужество у своих рядовых членов?».

В самой Доктрине честно указано, что фашизм подразумевает не научные и т.д. обоснования, а именно что веру. Уверуй, что фашизм — лучший общественный строй и поймешь, что это так и есть.

Действительно, если учесть, что всю мировую историю именно нация создавала государство, то в противоположное можно только верить. Как и в то, что всенепременно явится Вождь и выразит все чаяния и заодно их осуществит.

Современный фашизм

Существует ли фашизм в современности, или же он канул в Лету вместе с режимами Муссолини и Франко?

Да, существует. Хотя и маскируется.

В прошлом номере «Спецназа» А. Алексеев писал: «Современный мир из капиталистического (то есть, в первую очередь, индустриального) уже превратился, в значительной степени, в неокапиталистический (то есть в постиндустриальный). Это значит, что фашизм как идеология сращивания государства с корпоративным капиталом для последующей совместной экспансии уже перестал быть актуальным».

Как говорят в Одессе: не делайте мне смешно. Цитирую свою статью «Миф постиндустриализма»: «...изобретатели концепта постиндустриализма отнюдь не скрывали своих целей, нередко обозначая их в явном виде: «базисом становятся транснациональные корпорации». Вот и секрет Полишинеля: все свелось, как и следовало ожидать, к Большому Бизнесу и его выгодам. Все равно, на чем зарабатывать, лишь бы побольше. Поэтому страны и всякие там национальные особенности должны прекратить свое существование, корпорации должны быть транснациональными и тогда Рука Рынка все расставит по местам.

Более того, речь идет не о какой-то абстрактной культуре, которую как-то выработает человечество в новую эпоху. Все проще — постиндустриализм «относится к массовой культуре и ее экспорту из США как к закономерному следствию пространственно-временной коммуникационной революции».

Вот теперь все ясно: дело сводится к экспорту массовой культуры из США и превращение всего населения планеты в потребителей таковой. Под чутким надзором транснациональных корпораций. Вам нравится такая концепция? Мне — нет».

А вот из статьи М. Калашникова и М. Кугушева «Постиндустриализм: что дальше?»: «Постиндустриализм неотделим от глобализации. ... Глобализация пришла в дом каждого человека — с гамбургерами, джинсами и голливудскими боевиками. Она определяет повседневную жизнь сотен миллионов людей во всем мире. Этот процесс подчиняет себе национальные государства, ломает привычный образ жизни, растворяет казавшиеся незыблемыми традиции и уклады жизни целых народов.

Глобализация несет стандартизацию жизненных установок, норм поведения и социальных ориентации. Она предполагает американизацию всего мира, деградацию, а затем и полное исчезновение систем ценностей, культурных традиций, моделей поведения, свойственных различным цивилизациям Земли. Она разрушает национальные уклады жизни, цивилизационные образы мира, народные традиции и обычаи, устойчивые этнокультурные программы поведения.

Глобализация унифицирует и стандартизует национальные и цивилизационные системы, делает мир убого-примитивным, упрощенным. Этот мир живет по законам экономической эффективности. При глобализации выживает лишь то, что дает прибыль, а все остальное должно умереть. Возникает мир, похожий на пчелиный улей. Все — в «экономические животные»!».

Концепт «золотого миллиарда» отнюдь не нов. Но, если кто не слышал термина ранее, то в двух словах: это современное европоцентристское учение «избранного меньшинства», которому гарантировано привилегированное существование на Земле. Миллиарду граждан постиндустриальных стран противопоставлено остальное человечество, обслуживающее интересы транснационального капитала. Впервые она была сформулирована в прошлом веке немецким биологом Полом Эрлихом. Согласно ей ресурсов Земли не хватит для того, чтобы обеспечить достойную жизнь всему человечеству, численность которого непрерывно растет. Поэтому безбедно жить будет лишь примерно миллиард его представителей, которые являются гражданами существующих ныне развитых стран. Остальные земляне (включая русских, естественно), будут бороться за выживание путем естественного отбора и обеспечивать богатство «золотого миллиарда». Между прочим, вскоре после публикации своих тезисов он проспорил десять тысяч долларов Джулиану Саймону, сделав прогноз на основе своей теории, который не оправдался ни по одному из пяти пунктов из-за технического прогресса. Но кого это волнует? Теория удобна для части населения Земли, а именно — для самого «золотого миллиарда».

Суть происходящего удачно сформулировал Анатолий Вассерман: «Этот самый миллиард ворует жизненные блага у всего остального мира. А кто громче всех кричит «держи вора»?»

А вот рассуждения Н. фон Крейтора, «Глобализм как современная форма фашизма»:

«Профессор экономики Оттавского университета в Канаде Михаил Чоссудовский подчеркивает, что нет никакой принципиальной разницы между Международным Валютным Фондом (МВФ) и НАТО. Как МВФ, так и НАТО являются институтами американской гегемонии в Новом мировом порядке и служат в качестве инструмента американского экспансионизма и экономического неоколониализма, проводя для достижения этих целей планомеренные военные действия. МВФ средствами экономики, НАТО — военной силой. МВФ и НАТО — якоря Нового мирового порядка. Профессор Чоссудовский подчеркивает, что:

«Когда представители Международного Валютного Фонда приезжают в какую-нибудь страну и требуют уничтожения социальных и экономических институтов страны в качестве условия для получения займа — эта стратегия аналогична физическому уничтожению инфраструктуры страны бомбами НАТО. МВФ приказывает закрыть больницы, школы и заводы. Эта стратегия МВФ намного эффективнее и дешевле, чем физическое уничтожение тех же госпиталей, школ и заводов бомбардировками сил НАТО. Результаты войны средствами экономики, проводимой МВФ и традиционной войны силами НАТО тождественны — разрушение страны.»»

Единственная составляющая постиндустриализма, действительно действующая, — это информационно-манипулятивные технологии. СМИ контролируются «хозяевами жизни», и в них вы не прочтете о том, к чему ведет глобализация. А ведет она к созданию всемирного концлагеря, где человек станет «экономическим животным». Этим единым планетарным концлагерем будет управлять кучка хозяев, определяющих судьбы народов и всего человечества, сообразно с личной выгодой диктаторов, захвативших планету в собственность.

Пожалуй, наиболее последовательно излагает теорию Жак Аттали. В конце прошлого века он написал книгу «Линия горизонта», немедленно завоевавшую популярность. В ней автор демонстративно сожалеет о своих выводах, но представляет концепцию не как [анти]утопию, а как неизбежное будущее.

Ж. Аттали выделяет три эпохи человеческой истории: религиозная, завоевательная и торговая. Первая из них выдвинула культ Бога, вторая — культ Силы и третья — культ Денег; соответственно, высшим олицетворением торговой эпохи становится финансист или торговец, а высшая стадия развития человека — «новый кочевник», т.е. человек, кочующий по Земле как гражданин мира.

Согласно этой концепции две первые эпохи в развитии общества следует рассматривать именно как неудачные попытки глобализации, то есть стирания границ между государствами. Так, в религиозную эпоху христиане и мусульмане пытались объединить человечество под эгидой своего бога. В эпоху завоеваний подобная попытка предпринималась великими полководцами (например, Александром Македонским или Чингисханом). И не надо меня спрашивать, почему эти «эпохи» перетасованы, как карты в колоде — вообще-то, религиозные войны относятся к обоим «эпохам» одновременно, да и завоевания были задолго до них — язычники не знали войн из-за различия религий. Однако не забывайте: фашизм основан на вере. Вот и здесь: сказанному верить, и все тут. Сначала религиозная эпоха, потом завоевательная, и они имеют границу.

Но вернемся к концепции Аттали: согласно таковой окончательная победа глобализации будет осуществлена представителями финансовой элиты. Они — подлинные граждане мира, лишенные каких-либо национальных или культурных «предрассудков» (прим.: у автора «предрассудки», разумеется, без кавычек).

Финансисты, с точки зрения Ж.Аттали, в конечном счете возвысятся над миром как его надгосударственная и наднацинальная элита, превратившись в мировое правительство. Используя современные информационные технологии, они превратят нашу планету в единое финансово-экономическое пространство, в котором в товар превратится даже сам человек, а о его достоинствах будут судить только по одному критерию — количеству денег в его кошельке. «Общество кочевников» уже маячит на линии горизонта (вот почему его программная книга названа «Линией горизонта»).

Исходя из постулата неизбежности глобализации, Аттали заявляет, что у человечества есть только одна перспектива: «либо конформировать с этим обществом кочевников, либо быть исключенным из него».

Как вам такое будущее?

Интересно, что бы по этому поводу сказал Фрейд? Преподнесение «кочевников-космополитов» как идеала явно берет начало в бессознательном (Аттали — еврей алжирского происхождения». Однако нам сейчас интересно не «откуда», а «что».

Квинтэссенция же — это глобализация как постулат.

Внушается мысль: бороться с глобализацией бесполезно, надо приспосабливаться.

Еще более откровенен другой пророк глобализма, Ф. Фукуяма (американец японского происхождения). Он выдвинул концепцию «конца истории», под которым имеется в виду не что иное, как окончание общественно-формационного развития: то, что имеется в США, представляется венцом человеческих устремлений в области общественного прогресса. Проще говоря: лучше американского образа жизни на свете ничего нет и быть не может. Следовательно, все дело заключается в том, чтобы любыми средствами способствовать экстраполяции такого порядка на весь мир, т.е. глобализировать его. Главной угрозой глобализации Фукуяма считает ислам, национализм и социализм (запомним).

(Продолжение в следующем номере)

Оцените эту статью
3106 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Фролов
31 Января 2007

РУЧКА ДЛЯ КАВКАЗА

31 Января 2007

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ...

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2007

"ЕДИНАЯ РОССИЯ" ТАЩИТСЯ...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание