23 февраля 2020 01:21 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
ЧТО ТАКОЕ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ?

31 Января 2007

(начало)

Следующий пункт для разбора: «глубоко развитое понимание своего «Я» - вот только, что оно значит?

Со времен Фрейда известно, что психика не сводится к «Я» (Эго) - существует и бессознательное... Интеллигенция, как честно написано, — именно что уделяет повышенное внимание Эго при критическом недоразвитии структур бессознательного. Именно отсюда - оторванность от народа, фрагментарное мышление (об этом поговорим позже) и т.д. «Личностное начало» здесь также понимается как индивидуальность социальной единицы, о личности со сформированным мировоззрением речи не идет - интеллигент стоит за либеральные ценности, «свободу от».

Независимость, говорите? А от чего? Достаточная самостоятельность? Достаточная для чего и от кого? Потребуйте у интеллигента ответа на эти вопросы — и увидите, как он будет лепетать, судорожно выискивая цитаты и апеллируя к «высшим категориям». Попросту занимаясь балабольством.

Д.С.Лихачев: «К интеллигенции, по моему жизненному опыту, принадлежат только люди свободные в своих убеждениях, не зависящие от принуждений экономических, партийных, государственных, не подчиняющиеся идеологическим обязательствам.

Основной принцип интеллигентности — интеллектуальная свобода, — свобода как нравственная категория. Не свободен интеллигентный человек только от своей совести и от своей мысли».

Нет, уважаемые читатели, свобода для интеллигента — это вовсе не нравственная категория. Нравственность как раз подразумевает отнесение себя к некоей определенной группе со сформированной этикой. Для интеллигента свобода — это фетиш.

Здесь следовало бы в очередной раз показать разницу между «свободой от» и «свободой для». («Свободный от чего? Какое дело до этого Заратустре! Но твой ясный взор должен поведать мне: свободный для чего?»), но я столько раз это писал, что сейчас пропущу пояснение для экономии места.

Фетишизация свободы

А.М.Камчатнов в своей работе «О концепте интеллигенция в контексте русской культуры» пишет:

«Итак, в России (тогда — СССР) в 50-60 годы самовозродился слой общества с сущностными чертами интеллигенции — беспочвенностью, отщепенством, антигосударственностью (причем отрицалось не только коммунистическое, но и русское историческое государство), антицерковностью и с самозванными претензиями на истину. Для превращения ее в псевдорелигиозную церковь, то есть секту, не доставало, во-первых, духовного лидера, во-вторых, ясно сформулированного идеологического лозунга - и такой духовный лидер явился — это академик А. Д. Сахаров. Он то и сформулировал новый интеллигентский «символ веры» — права человека. В борьбе за них оформилась сравнительно небольшая активная группа интеллигентов, которых стали называть диссидентами. Совсем не случайно для обозначения активной группы интеллигенции был избран этот, религиозный по происхождению, термин - современный автор с псевдорелигиозным пафосом пишет: «В понятии интеллигенции, как оно оформилось в России, содержится нечто иное и бoльшее, чем ‘слой’ или ‘социальная группа’; это в то же время еще и социальная функция, роль, притом представленная как миссия, окруженная ореолом долга и жертвенности. Это не просто группа образованных людей, но некая общность, видящая смысл своего существования в том, чтобы нести плоды образованности (культуры, просвещения, политического сознания и пр.) в народ и уподобляющая эту задачу священной (по меньшей мере, культурно-исторической) миссии...». Постепенно формируется новая интеллигентская «религия», «догматы» которой выражаются такими ключевыми словами, как гласность, демократия, правовое государство, многопартийность, рыночная экономика, открытое общество, права человека, общечеловеческие ценности, свобода, либеральные ценности».

Это именно что догматы. Скажем, не ставится вопрос, существуют ли некие общечеловеческие ценности? Если этот вопрос поставить, то ответ будет ясен с ходу: ну какие общие ценности есть, скажем, у русских, у чукчей, у японцев и у пигмеев? Лишь чисто мальтузианские, биологические. Но и это нельзя назвать общечеловеческими ценностями: есть множество примеров, когда некие идеи для индивида важнее, чем физическая гибель. Инстинкт самосохранения преодолевается усилием воли. Общечеловеческих ценностей не просто нет, их не может быть. Но интеллигент будет все равно их продвигать — то, что выдает за таковые.

В качестве иллюстрации приведу большую цитату из работы «Потерянный разум» С.Г. Кара-Мурзы (конечно, не очень хорошо писать с таким количеством цитат, но не перефразировать же мысли, удачно сформированные ранее):

«Если привлечь результаты других исследований ВЦИОМ, то видно удивительное сходство по главным вопросам установок интеллигенции (конца 80-х годов) и элиты. А значит, мы имеем эмпирическое подтверждение резкого отрыва мировоззренческих установок интеллигенции от «тела народа», от массы носителей нашей культуры. Вот над этим надо задуматься.

Назову два пункта, важных в программе перестройки и реформы, в которых разрыв выражен в наибольшей степени. Первый — это отношение к экономическому либерализму и роли государства. Выражено это в ответах относительно утверждения «Государство должно устанавливать твердые цены на большинство товаров» (население — «за», а элита «не согласна»). Второе утверждение более фундаментально: «Переход к рыночной экономике необходим для выхода из кризиса и процветания России». С ним согласны оба контингента элиты, но к нему очень скептически относится население в целом.

Крупный современный экономист Л. фон Мизес предупреждал: «Склонность к гипостазированию, т.е. к приписыванию реального содержания выстроенным в уме концепциям — худший враг логического мышления».

В слово-заклинание превратилось и такое туманное понятие, как «рынок». Одни видят в нем доброго ангела, а другие — почти всесильное исчадие ада. А попробуй спроси, что каждый под этим понимает, ничего определенного не скажут. Но готовы воевать ради этого призрака или против него.

Важным объектом гипостазирования стало и понятие «частной инициативы». Как будто в ней кроется какая-то магическая сила, как у «невидимой руки рынка». В.В.Путин делает такое утверждение: «Очевидно, что мотором экономического роста является частная инициатива — как российского, так и зарубежного бизнеса, работающего на российской территории».

Почему же это «очевидно»? Как раз наоборот. Это не очевидность, а постулат либеральной доктрины времен Адама Смита, который давно уже опровергнут историческим опытом. Мотором экономического роста, начиная с цивилизаций Тигра и Евфрата с их каналами и дамбами, являются большие организации людей, способные разрешать противоречия интересов, координировать усилия и мобилизовать ресурсы в масштабах, недоступных для частной инициативы. Наиболее высокие темпы и качество экономического роста были достигнуты в СССР в 30-е годы, во время Отечественной войны и в ходе восстановительной программы. Это — общепризнанный в мировой экономической науке факт.

Возьмем реальность наших дней — экономику США, светоча и маяка наших либеральных реформаторов. Из большого кризиса 30-х годов эта экономика вылезла благодаря вмешательству государства («Новый курс»), а главное, благодаря введению принципов административно-командной экономики времен войны».

Пример с «нельзя тоталитаризм, даже если он необходим!» уже процитирован выше.

Для завершения картины по этому вопросу отмечу, что фетишизации личностной свободы соответствует именно либерализм — идейное и общественно-политическое течение, провозглашающее принцип гражданских, политических, экономических свобод и так далее. Но что есть либерализм по сути, а не в агитках его сторонников?

Рекомендую внимательно ознакомиться со статьей «Религиозные корни либерализма» на «Вики-Традиции» (http://wiki.traditio.ru). Здесь приведу лишь тезисы: что декларируется, и что обозначает либеральный лозунг на самом деле.

«Права человека» == отрицание прав коллектива.

«Защита меньшинств» == отрицание прав большинства.

«Частная собственность на СМИ» == исключительное право капитала на формирование общественного мнения.

«Поддержка феминизма и гомосексуальных отношений» == ликвидация семьи.

«Антирасизм, антинационализм» == отрицание предпочтительных прав коренного населения.

«Пропаганда экономической самостоятельности» == запрет на социальную взаимопомощь.

«Выборная форма правления («демократия»)» == фальсификация согласия народа с проводимым курсом власти и навязываемой идеологией.

Заглянем в «Толковый словарь демократического новояза и эвфемизмов» (выделение — мое): «Сегодня, когда при помощи либеральной революции начала 90-х годов власть в России захватили (а некоторые просто сменили вывеску на своем лбу) откровенные антинациональные силы, под либерализмом надо понимать систему взглядов, защищающую бандитов, мошенников, предателей, извращенцев от негативного отношения населения. Защищает свободу денежных мешков и свободу чиновников грабить и обманывать, игнорирует права человека труда защищать свои интересы».

Самовыражение как симулякр творчества

Это то, что касается «свободы по-интеллигентски вообще», но не менее интересно посмотреть и на то, что подразумевается под «свободой самовыражения». Для начала стоит отметить отличие формулировки от такой естественной, как «свобода творчества». Согласитесь: «свобода творчества» звучит понятно, естественно и не вызывает вопросов. Каждый, разумеется, свободен творить. Что такое творчество? - «деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее и отличающееся неповторимостью, оригинальностью и общественно-исторической уникальностью», «деятельность человека, направленная на создание духовных и материальных ценностей». Очень важное и полезное занятие.

Что же такое «самовыражение»? Ясно, что это не то же самое, что и творчество. Ни в одной словарной статье нет такого синонима, да и так понятно... Что ж, пойдем от частного к общему, как принято в научном исследовании.

А.М.Камчатнов, «О концепте интеллигенция в контексте русской культуры»:

«Возникла интеллигентская субкультура, знаковыми фигурами которой стали не признанные партийным официозом стопроцентно советскими писатели и поэты Ахматова, Булгаков, Пастернак, Мандельштам, Цветаева, Бродский. Интеллигентская субкультура создала свой стиль, доминантой которого была подчеркнутая неофициальность: свитера, джинсы, бороды, «дикий» туризм, песни под гитару: подобно старообрядцам, интеллигенция уходила в леса и предавалась там пению так называемой самодеятельной песни, что можно расценить как аналог хлыстовским радениям; все это приобретало отчетливо семиотический характер, становилось знаком, по которому опознавались «свои». Возникают «свои» журналы («Новый мир»), «свое» кино (Иоселиани, Тарковский), даже «своя» наука (Лотман, Успенский). Труды этих ученых, конечно, не укладывались в официальную догматику и потому в глазах интеллигентов становились своего рода «священным писанием»».

Вот первое отличие: творчество - оно само по себе творчество, самовыражение же подразумевает: во-первых, - клановость («для своих»), а во-вторых, - если творчество - это «для чего-то», то самовыражение — «в пику чему-то», т.е. вторично.

Еще цитата. В. Войнович, «Портрет на фоне мифа»:

«У многих тщеславие было первопричиной их поступков: где-то что-то дерзкое сказал, советскую власть обругал, Брежнева назвал палачом, и вот о тебе уже трубят наперебой все западные «голоса». Помню, один диссидент с гордостью мне сказал: «Вчера забугорные радиостанции шесть раз обо мне говорили». В искателях быстрой славы легко развивалось чувство превосходства над другими людьми, которых они готовы были судить непримиримо. Я помню, как доставалось Булату Окуджаве от очеркиста Марка Поповского за то, что он не становится в ряды борцов и продолжает петь свои негромкие песенки. Одна диссидентка в Париже отказалась пойти на концерт Окуджавы по принципиальным соображениям. «Вот если бы я знала, — сказала она, — что он выйдет на сцену, ударит гитарой по трибуне, разобьет ее и скажет, что не будет петь ничего до тех пор, пока в его стране правят коммунисты, тогда бы я, конечно, пошла»».

В этом описании «в пику» видно отчетливо.

Кстати, о Тарковском, который принадлежит к «своему, интеллигентскому, кино». Читали «Солярис»? А фильм видели? Не удивительно, что Станислав Лем писал: «Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой. Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, но я-то писал и думал совсем наоборот».

Гениальная книга Лема — это роман о Неизведанном, причем — как в плане внешнего (космос), так и внутреннего: герои, общаясь с фантомами, именно что начинают лучше понимать себя... Произведение очень многопланово и я не буду проводить здесь полный анализ. Тем не менее, - ну как можно было сделать из него практически мелодраму? Весь фильм — сплошные переживания актеров. Смысл, вложенный Лемом, утерян напрочь. Достоевщина в худшем понимании этого термина.

Однако интеллигенты восхищаются этой «экранизацией». Во-первых, потому, что Тарковский «свой», во-вторых, отстаивая право интерпретатора калечить художественное произведение как вздумается, лишь бы внести некую моральную идею. Это называется «дискурс», извиняюсь за выражение.

Вспомним ещё: скажем, «Сталкера» того же Тарковского. А.Митт, «Кино между Адом и Раем»:

«...Тарковский начал снимать фильм, но прервал съемки, испытывая острую неудовлетворенность сценарием. Стругацкие получили предложение написать новый вариант сценария. Они написали. Тарковский новый вариант не принял. Написали еще раз. Опять неудача, причем Тарковский не объяснял, чего он хочет. В полном отчаянии писатели предложили свою историю в виде мелодрамы... Стругацкие уверяли, что в сознательном и уравновешенном состоянии никогда бы не предложили такой грубой схемы. ... Но Тарковский пришел в восторг именно от этого «грубого» варианта. Он заявил, что никогда еще не имел такого прекрасного сценария».

О чем оригинальное произведение «Пикник на обочине»? Опять же: о столкновении с Неизведанным. Одновременно в книге поднимается множество этических проблем... Так же, как и «Солярис», произведение многопланово, но на первом месте стоит стремление Познавать. Из этого Тарковский снял мелодраму! Что и было принято интеллигенцией «на ура». Вспомните Шухарта из книги — и сравните его с рефлексирующим недоноском из фильма, который не исследует Зону — он наркоманит с нее. Одновременно и боится, и не может без нее. Это и есть - интеллигентский подход: мужчины должны быть заменены на «тварей дрожащих», но зато — со «сложным» внутренним миром и кучей переживаний.

«Интеллигенция как социальный феномен»: «Интересно с этой стороны рассмотреть «феномен интеллигенции». Вкратце — интеллигент либо сам является «человеком искусства» — и в качестве такового естественными образом нацелен на уничтожение всего предыдущего «культурного наследия» — либо таковым не является, но принимает систему ценностей людей искусства, вместе с его главным императивом — желанием «зачистить поле» от всего, что на нем росло.»

Обратите внимание: писатели, художники, композиторы и так далее — никуда себя не относят, а просто творят искусство. А вот «человеки искусства», подвизающиеся на ниве критики и/или искажения уже существующего — это именно интеллигенты.

Для завершения темы вспомним событие 2003 года, выставку «Осторожно, религия!».

Н. Холмогорова, «Пешки в чужой игре»:

«...свободомыслие и антиклерикализм в сознании публики оказались прочно связаны с деятельностью, которую «искусством» назвать можно разве что из вежливости.

Мы ведь не случайно уделили столько времени описанию экспонатов. Скажите честно, прониклись ли вы глубоким символическим значением (хотя бы одним из трех предложенных) «Одежды для Мессии»? Испытали ли катарсис от лицезрения овечки Долли? Ощутили ли сострадание к животным при виде рогатого Кулика? Ну, может, хоть посмеялись, увидав гирлянду сосисок на кресте?

Что до меня — я, собирая материал для этой статьи, начала понимать, за что Хрущев обзывал представителей авангардного искусства «пидорасами», а Гитлер, не говоря худого слова, отправлял их в концлагеря. А ведь тогдашние авангардисты были куда приличнее нынешних. Они, по крайней мере, действительно писали картины – эти же и рисованием себя не утруждают.

Как ни вытравливали из нас в последние пятнадцать лет все этические и эстетические понятия, как ни старались стереть в сознании народа разницу между талантливым и бездарным, красивым и отвратительным, смешным и пошлым — здоровые инстинкты у людей все же сохранились. А на человека со здоровыми инстинктами выставка, составленная из подобных экспонатов, да еще и поданная в качестве «образца высокого искусства», может подействовать только одним образом — как рвотное».

Вот подобное и называется «самовыражением». Это именно что НЕ творчество — самовыражение не создает ценности, не говоря уже об общественно-исторических категориях. На выставке «современного искусства» в знаменитой британской галерее «Тейт модерн» в 2004 году был скандал — уборщица выбросила в мусорку «произведение искусства». Экспонат, сделанный из картона и бумаги и завернутый в полиэтиленовый прозрачный пакет, выглядел для непосвященных точно как мешок с мусором. В результате «потрясенный» происшествием

78-летний художник вынужден был срочно создавать замену погибшему экспонату, а руководители галереи выплатили ему компенсацию за моральное потрясение, сумму которой они отказались назвать. Работа Густава Мецгера гордо называлась «Первой общественной демонстрацией автодеструктивного искусства».

Во Франкфурте мусорщикам предложили пройти курс обучения основам современного искусства в одном из франкфуртских высших учебных заведений. Такая забота о культурном уровне продиктована сугубо прагматическими соображениями: дворники уничтожили скульптуру, одну из 10 работ местного художника, которыми было решено украсить улицы города. Ответственность за случившееся взял на себя глава агентства, занимающегося уборкой дорог и тротуаров города. По его словам, увидев эту скульптуру, он спутал ее с кипой мешков для цемента. Решив, что это обычный строительный мусор, он велел вывезти скульптуру на свалку.

Свобода самовыражения, к слову, не обязательно относится к искусству непосредственно. В 2000 году Эндрю Булхак написал на основе Dada Engine (система случайного порождения текстов с помощью рекурсивных грамматик) генератор постмодернизма. При каждом запуске генератора пользователь получает текст, который неотличим ни по содержанию, ни по форме от трудов монстров западного пост-структурализма (Деррида, Бурдье и т.п.). Авторы программы многим обязаны идеям проф.А.Сокала, некогда преднамеренно мистифицировавшего престижный гуманитарный журнал, который охотно опубликовал бессмысленную чушь, декорированную ссылками на французских и немецких постмодернистких и герменевтических мыслителей, а также псевдонаучными рассуждениями о принципе неопределенности, Геделе, квантовой физике и т.д.

Вот подобная программа на русском языке.

«Частное создает закон внешнего мира. Согласно мнению известных философов напряжение представляет субъективный класс эквивалентности. Объект деятельности преобразует напряженный интеллект. Преамбула изоморфна времени. Современная ситуация подчеркивает мир.

Структурализм натурально раскладывает на элементы закон внешнего мира. Информация фокусирует смысл жизни, открывая новые горизонты. Наряду с этим конфликт создает интеллект, исходя из принятого мнения. Ощущение мира, пренебрегая деталями, философски оспособляет постмодернизм.» и т.д.

Это, конечно, интересно, но именно - как шутка. Интеллигенция же выдает подобное за философию, как выдает описанные выше «креативы» за искусство.

Самовыражение — это симулякр творчества, причем тем более извращенный, чем более импотентен имярек в творчестве. Для самовыражения важно не то, что создано, а как создано, чем, против чего и т.д.

Нередко можно встретить трактовку «свободы самовыражения» как «свободы слова», но разница непринципиальная, просто убрано последнее «хоть что-то сделать надо», можно просто трепать языком.

Ну, и завершающая этот пункт сентенция: «Личностное начало осознается интеллигентом как высшая ценность». Как обычно, зададимся вопросом: а что именно сказано?

Вопрос «что есть личность» отнюдь не прост. Как-то я писал обзор по теме и там было около двух десятков «теорий личности», причем, понятно, рассматривались именно достаточно признанные и распространенные. Лично я придерживаюсь такого определения: «Эволюционно-прогрессивная форма существования субъективного разума, характеризующаяся наличием осознанно сформированного мировоззрения (системы внутренних принципов), а также развитием интеллекта и воли, достаточным для того, чтобы этими принципами руководствоваться». Важно: личность можно разработать в себе только самостоятельно; при этом любая личность всегда уникальна, хотя вполне может иметь общие черты с другими личностями.

Интеллигенция же под «личностным началом» понимает всего лишь индивидуальность, т.е. некие черты характера. Имярек имеет некие заскоки, которые он желает самовыразить, проявив свое личностное начало. А тот, кто возражает — сатрап и душитель свободы, как бы он не аргументировал свое возражение.

Именно что «личностное начало» является самоценностью. Помните у Вольтера: «Я категорически не согласен с вашей точкой зрения, но готов умереть за ваше право ее отстаивать»? Не имеет значения, говорил ли Вольтер это всерьез или жестко стебался над оппонентом («ваши взгляды меня настолько забавляют, что...»), дело в том, что интеллигенция заявляет подобное пафосно и всерьез. Можно нести любую чушь, но ярлычок «это — моя точка зрения» делает ее неприкосновенной, так как запрет нести чушь попадает под «подавление личностного начала». Для многих фраза «это — моя точка зрения» даже является аргументом. Мол, раз я так считаю — то и все, обосновывать не надо, имею право.

Опять же, обратите внимания на симулякр: «личностное начало» здесь подменяет Личность. Кроме того, очевидна корреляция с либеральными ценностями, но этот вопрос разберем подробно позже.

Стойкость или страх преступить табу?

Переходим к следующей позиции: «мужество, стойкость в отстаивании своих, продиктованных совестью и убеждением позиций».

С одной стороны, факты стойкости убеждений действительно имеют место. Лихачев пишет: «Основной принцип интеллигентности, — интеллектуальная свобода — свобода как нравственная категория… Человек должен иметь право менять свои убеждения по серьезным причинам нравственного порядка. Если он меняет убеждения по соображениям выгодности, — это высшая безнравственность. Совесть не только ангел-хранитель человеческой чести, — это рулевой его свободы, она заботится о том, чтобы свобода не превращалась в произвол, но указывала человеку его настоящую дорогу в запутанных обстоятельствах жизни, особенно современной…».

Н.Бердяев, «Русская идея» (3, гл.I): «Интеллигенция была идеалистическим классом, классом людей, целиком увлеченных идеями и готовых во имя своих идей на тюрьму, каторгу и на казнь. Интеллигенция не могла у нас жить в настоящем, она жила в будущем, а иногда в прошедшем».

Стоп. Готовы на каторгу — это понятно, но на лишения ради своих убеждений готовы многие. А вот «не-житие в настоящем» — уже нечто отличное, характерное именно для интеллигенции. Да, самое главное для русской интеллигенции — это приверженность неким Нравственным Идеалам. Но вот является ли стойкость в этом мужеством? Чем эта стойкость «продиктована»?

В общем виде: является ли любая стойкость мужеством? Нет, не является. Мужество — это мужской поступок. Подвиг Муция Сцеволы или трехсот спартанцев во главе с Леонидом. Стойкость же не обязательно подразумевает мужество — например, можно стойко переносить побои. Это будет мужеством в плену у врага, но не будет — в семейной жизни.

Д.С.Лихачев, «О русской интеллигенции»: «В сущности, первым интеллигентом на Руси был в конце XV — начале XVI века Максим Грек — человек итальянской и греческой образованности, до своего монашества носивший имя Михаила Триволиса и принадлежавший к ученому кругу Альда Мануция. В России он подвергался гонениям, находился в заключении и был причислен к лику преподобных только после своей смерти. Своею жизнью на Руси он прочертил как бы путь многих и многих интеллигентов.»

Обратите внимание: гонения подаются как стигматы интеллигентов, подразумевается, что гонений просто не может не быть — у всех интеллигентов просто судьба такая. Но зададимся вопросом Неуловимого Джо: а что, кому-то надо бегать за каждым интеллигентом, чтобы его подвергать гонениям? При желании их можно было бы уничтожить как класс, оптом. Посмотрим на предмет гонений внимательнее. Кара-Мурза в «Потерянном разуме» цитирует того же Лихачева: «В двадцатые годы, в годы «диктатуры пролетариата» роль и значение интеллигенции всячески принижались. В лучшем случае ее представители могли считаться попутчиками, в худшем — врагами… Год от года в стране падал уровень культуры. Самые маленькие ставки — у работников культуры». Действительно, «умиляет сам диапазон обид — от клейма «враг народа» до низкой ставки оклада». Причем, сами понимаете, в те времена ярлычок «враг народа» не был просто безобидной дразнилкой, а подразумевал известные последствия.

В этом и суть: интеллигенция жаждет гонений. Конечно, интеллигентам не хочется умирать или страдать, как и всем нормальным людям, но при этом они хотят, чтобы на них обращали внимание. Очень напоминает старый анекдот про то, как некто альтернативной половой ориентации жаждет стать футболистом: мол, так приходится скрывать свои устремления (анекдот времен СССР, когда за гомосексуализм была статья в УК), а тут я выбегу с мячом, всех обведу, а потом специально промажу по воротам; тут весь стадион в едином порыве закричит: «Пидор!!!», и мне будет приятно.

Такой вот мазохистский комплекс.

Конечно, он проявляется в современном обществе не столько физически, сколько ментально/психологически: интеллигентам свойственно желание «страдать за грехи всего мира», эдакое мессианство (которое, помимо страдания, подразумевает приписывание себе права говорить «как надо», не особо утруждая себя обоснованиями). Нередко привычка заниматься покаянием за народ (который об этом не просил) принимает довольно причудливые формы. Интересное наблюдение от К. Крылова:

«Существует множество поводов, по которым русским людям надо стыдиться себя. Стыдно за культуру, стыдно за политику, стыдно за погоду, стыдно, наконец, за язык. Да, еще и глумиться надо при этом — над собой, над культурой, и так далее по списку. Стыд да глум, стыд да глум.

Интересно, однако, иной раз посмотреть, как работает машинка самокозления:

Вот, например, один товарищ нашел новый повод стыдиться русского языка:

«Сейчас, так сказать, по супружескому долгу, залез на сайт Свадьба.Ру.

Там есть забавный раздел — называется памятка молодоженам. В нем есть подраздел — ваши новые родственники.

Среди обычных золовок, невесток, тещей и проч. нашел много всего занимательного:

Только вслушайтесь:

Братанна — дочь брата, племянница по брату

Дедина, дедка — тетка по дяде

Дочь —– лицо женского пола по отношению к своим родителям.(не в тему, но определение какое — каков бюрократический дактиль, а?)

Дщерша — племянница по тетке.

Сестренич, сестрич — сын сестры матери или отца, племянник по сестре.

Братаниха — жена двоюродного брата

Сношенница — жена деверя, жены двух братьев по отношению друг к другу, невестки( я, может, испорчен сильно, но никогда бы не подумал, что это слово такое означает. И вообще — вы понимаете это определение. Я — нет.)

Простите, но порой мне стыдно, что я говорю на этом языке. Я отлично понимаю, что это просто изыски из фолиантов старинных, но — зачем столько слов для родственников. Ни в одном (поправьте, если не прав) языке Европы нет слов для обозначения большей части родственников, каждый из которых у нас как-то назван. Потому что это не нужно. У нас, к сожалению, все не так...»

Тут чудесно продемонстрирована именно «работающая схема». Человек специально выискивал «смешные слова», причем в «смешное» попала даже «дочь» — ее, видите ли, «бюрократически определили». (Думаю, на немецком сайте никакой уровень бюрократичности определения его не смутил бы: небось, хоботок бы задрался от восторга перед немецкой подробностью).

(Продолжение в следующем номере)

Оцените эту статью
2423 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Александр Алексеев
31 Января 2007

ВОПРОСЫ...

Автор: Егор Холмогоров
31 Января 2007

ХОЧЕШЬ МИРА? ГОТОВЬСЯ...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание