07 июня 2020 03:34 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Чем для вас являются события ГКЧП 19-22 августа 1991 года в Москве

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

Автор: Павел Евдокимов
МИСТЕР ПОЛОНИЙ

31 Января 2007

…И схоронили его в городе Лондоне, что на берегу мутной реки Темзы. На кладбище Highgate, которое называют «Викторианской Валгаллой». Пройдут туристы… впрочем, нет, не пройдут, поскольку посетителей кладбища предупредили, чтобы они не искали этой зачумленной могилы. Пробежит Березовский – привет, Саша! А пройдут «моджахеды» – салют Литвиненко!

Откровения Гусака

Так и хочется, право, перейти на высокий штиль, когда читаешь презабавные тексты на CHECHENPRESS. Молодцы, ребята! Так держать. Побольше подобных публикаций, много и разных.

«Мы еще в полной мере не осознали, какой титанический подвиг совершил Александр Литвиненко для будущего мира, – открывает истину некто Ахьмад Хьачароевский, именующий нашего антигероя Прометеем. – Нет никакого сомнения, что на всей обширной земле не было до сих пор человека, который бы так гигантски расшатал лживые происки Кремля путинского режима и внес бы столь колоссальную помощь чеченскому Сопротивлению. Именно ему принадлежит главная заслуга в разоблачении подстроенных эфэсбэшниками взрывов жилых домов в России в 1999 г., для оправдания новой карательно-геноцидной войны на Кавказе. Своей героической смертью он только подтвердил собственную правоту, принеся себя мученически в жертву на алтарь свободы».

Вообще это интересно: «чеченское сопротивления», «моджахеды» и «алтарь свободы». Ну сказанул, дорогой! Где одно, а где другое. Если Хаттаб с Шамилем Басаевым демократы, то мы все – либералы 666-й пробы.

А вообще складывается впечатление, что по теме Литвиненко жаждет высказаться всякий, кто его знал. С одной стороны, это понятно. Горячая тема, и все будет в кассу. Но ведь нужно же и головой думать, прежде чем ляпать, что ни попадя. Недавно на откровения потянуло бывшего руководителя 7-го отдела (по борьбе с организованной преступностью) Управления по разработке и пресечению деятельности преступных организаций (УРПО) ФСБ России. Гусак его фамилия, кто не знает.

«Я считаю его (т.е. Литвиненко) типичным предателем, потому что он выдавал то, что является священным для любого оперативника – свои оперативные источники. Агенты из его оперативных источников приходили ко мне и жаловались, что ваши (британские) спецслужбы их рассекретили. Они также спрашивали, что им теперь делать», – цитирует газета The Times слова Александра Гусака. Неудивительно, что после откровений отставного чекиста российские и зарубежные издания запестрели броскими заголовками: «Бывшие коллеги Литвиненко собирались его убить?»

Службу на Лубянке Гусак вынужден был оставить в 1998-м. В том самом году, когда Литвиненко взорвал в Москве информационную бомбу, раскрыв «план ФСБ» по физической ликвидации Бориса Березовского. В настоящее время Гусак занимается юридическими вопросами. Адвокат. По его словам, Литвиненко попадает под статью 275-ю УК России, а это называется предательством, и за это установлено наказание сроком до двадцати лет тюрьмы. С этим утверждением трудно не согласиться.

«Я воспитывался на советских законах, по которым за предательство по статье 64-й предусматривается смертная казнь. Я думаю, что если бы в советское время он вернулся в СССР, его приговорили бы к смертной казни», – сказал бывший начальник Литвиненко. В этом же интервью он уточнил, что, по меньшей мере, один из раскрытых агентов предложил «принести голову» предателя. Однако Гусак не поддержал эту инициативу: «Скажу вам честно, я не советовал никому из них отправляться и убивать Литвиненко, хотя один из этих людей как-то сказал: Послушайте, он нанес столько вреда – давайте, я его прикончу».

Примечательно, что Гусак неожиданно подтвердил заявления Литвиненко о том, что один высокопоставленный офицер отдал в 1997 году приказ убить Березовского. Однако, по его словам, он… не воспринял данный приказ серьезно (!). Именно так и было заявлено. Но Гусак, тем не менее, добавил: «Если бы такой приказ отдал мне директор ФСБ Николай Ковалев, я бы выполнил его».

Нет, право, странное это какое-то подразделение, в котором работали Гусак и Литвиненко. Им, как утверждается, дали приказ убить Березовского, а они сказали: «Да ладно, идите вы с вашими приказами!» Проходит время, Гусаку предлагают: надо ликвидировать Литвиненко, а он отвечает, что, мол, отстаньте вы от меня с вашими глупостями. И вдруг через несколько лет выступает и все рассказывает не где-нибудь, а на британском канале ВВС. Валерьянку нужно пить с пустырником, дорогой товарищ! Говорят, очень хороший рецепт. Помогает от перевозбуждения.

Можно предположить, что такие разговоры велись в этих кругах? Запросто. Только от разговора до приказа – дистанция, которую словами не заполнить. И не к лицу офицеру (пусть и в отставке) кормить общественность баснями Лафонтена. Если же такой устный приказ действительно имел место, то Николай Ковалев должен прояснить ситуацию. В любом случае. Иначе слова Гусака получают неприятный металлический привкус.

Напомним также, что Ковалева на посту директора ФСБ сменил в 1998 году Владимир Путин. Именно он возглавлял Лубянку в тот момент, когда Литвиненко раскрыл план «заговора» во время скандальной пресс-конференции с участием еще четырех офицеров, некоторые из которых, словно фантомасы, были в черных масках – чтобы их «не узнали».

Президент Путин неоднократно публично опровергал заявления Литвиненко о существовании такого заговора, подчеркивая, что беглый подполковник ФСБ был уволен из органов за издевательства над заключенными и за кражу взрывчатки. Что касается Ковалева, то в настоящее время он является депутатом в Государственной Думе. В прошлом составе парламента экс-глава ФСБ возглавлял комитет по вопросам безопасности. По его предположению, за убийством Литвиненко мог стоять Березовский, подготовивший изощренный заговор по дискредитации Путина.

Замыслил он побег

Недавно соавтор Александра Литвиненко по книге «ФСБ взрывает Россию» Юрий Фельштинский в эксклюзивном интервью BBC News впервые рассказал, каким образом бывшему сотруднику российских спецслужб удалось в 2000 году сбежать из России. Ранее сообщалось, что Литвиненко прибыл на туманный Альбион в ноябре 2000 года из Турции, куда он якобы приехал транзитом через Украину. Однако, по словам Фельштинского, а он непосредственно принимал участие в операции по экстренной эвакуации доблестного соратника Березовского, сначала экс-офицер ФСБ перебрался из России в Грузию.

В первых числах октября 2000 года Литвиненко пересек границу России в Сочи. Как сообщает Фельштинский, он дал пограничнику скромную взятку в десять долларов за то, чтобы тот не сверял российский внутренний паспорт Литвиненко со списками лиц под подпиской о невыезде, после чего на пароходе уплыл в Грузию. Напомним, что в то время против Литвиненко было возбуждено уголовное дело по обвинению в превышении должностных полномочий. То есть все основания, чтобы его тормознуть на границе, имелись. Однако этого не было сделано.

Находясь в Грузии, Литвиненко обратился в американское посольство в Тбилиси с просьбой о предоставлении политического убежища в США. Получив отказ (во всяком случае, так утверждается), он выехал в турецкую Анталью, там вышел на директора Фонда гражданских свобод Александра Гольдфарба, гражданина США и партнера Березовского. Именно он помог Литвиненко получить разрешение на въезд в Великобританию, куда тот благополучно прибыл 1 ноября 2000 года, а в мае 2001-го уже получил заветное политическое убежище.

Оружие – Голливуд

Тот же Фельштинский теперь с удовлетворением рассказывает, что со смертью Литвиненко желающих опубликовать их совместную книгу «ФСБ взрывает Россию» стало больше, и он сумел продать права на ее экранизацию. А да Юра, ай да сукин сын! Ранее, как он признался в разговоре с корреспондентом ВВС, было гораздо труднее. Фельштинский честно объяснил это тем фактом, что на иностранных языках книгу «откровений» издавали весьма неохотно, поскольку «сомневались в ее достоверности». Сейчас же она хорошо продается на английском языке и «в ближайший год она будет переведена и издана еще на двадцати языках». И после этого нас убеждают, что смерть Литвиненко была выгода Путину! Хватит, может быть, пробавляться версиями second hand.

Фельштинский также подтвердил, что продал права на экранизацию книги голливудской компании Braun Entertainment Group. При этом напомнил, что две другие голливудские компании приобрели права на экранизацию других книг, связанных с именем ополонившегося Литвиненко.

«Голливуд – это самое популярное оружие для тиражирования любой идеи. Независимо от того, какой фильм будет сделан Голливудом, это будет способствовать популяризации и продаже книги», – подчеркнул Фельштинский». Не трудно догадаться, что означенный фильм выйдет аккурат к президентским выборам в России. Там уж постараются, и выдадут пятилетку за три года.

Совершено прав Сергей Кургинян, когда говорит: «Главное, что Литвиненко (который, в отличие от Политковской, не являлся фигурой массового внимания на Западе) был убит не абы как, а КИНЕМАТОГРАФИЧНО». Радиоактивные материалы, мучительная смерть… Это просто просится на экран!

Случайна ли эта кинематографичность? А если она и есть главный код используемого вируса? Нам уже сообщают, что Голливуд намеревается сделать фильм о гибели Литвиненко. Что другие студии (в Британии и не только) тоже готовят аналогичное. Что одним из актеров на роль Литвиненко будет Дэниел Крейг, сыгравший роль Джеймса Бонда в последнем нашумевшем фильме «Казино Рояль».

Представим себе, что фильм будет снят, пройдет успешно и получит соответствующие призы. К чему это приведет? Прежде всего к «капитализации» образа. Но если бы только к этому!

Капитализируются все работы данного лица. Уже напечатанные. А также те, которые задним числом обнаружат (так называемые тайные рукописи). Но хватит и напечатанных! Возьмем, например, книгу Литвиненко «ФСБ взрывает Россию». Она была многотиражной и не привлекала внимания. А если фильм пройдет на ура, то все будет иначе. Если это не кумулятивный эффект вируса, то что это?» – завершает свою мысль Сергей Кургинян.

Я бы, со своей стороны, предложил сценарий еще одного фильма, который бы, несомненно, имел бы на Западе огромный кассовый успех. Кинцо о том, как Анна Николь Смит была убита агентами КГБ по приказу Путина. Во время вскрытия тела случайно присутствовавшие в больнице специалисты ЦРУ по радиоактивным материалам обнаруживают присутствие Полония-210. Неназванный источник в представительстве ФБР в Москве заявляет, что это сделали те же лица, что и убили Литвиненко.

По следам Пистолетыча

После публикации под названием «Пистолетыч», в которой бывший сослуживец Литвиненко по УРПО, рассказывал о нем, ко мне подошел мой коллега по газете, полковник запаса Леонид М., в прошлом – сотрудник военной печати по линии Внутренних войск еще союзного МВД.

– Павел, все замечательно описано, – сказал он, – только вот по Костроме вышла досадная ошибка. Литвиненко, разоблачая «торговца оружием», подсунул самодельное взрывное устройство сыну вовсе не криминального авторитета, а командиру полка.

Оказалось, что молодой человек, на которого в прямом смысле этого слова наехал Литвиненко, был действительно сыном комполка, который когда-то служил вместе с ретивым «борцом с террором» в дивизии имени Ф.Э. Дзержинского. Вероятнее всего эта история – всего лишь подленькая месть бывшему сослуживцу за прежние нелицеприятные высказывания в свой адрес.

Как оказалось, наша публикация задела за живое, и бывшие сослуживцы Литвиненко по дивизии МВД до сих пор вспоминают его крепким русским словом. А Георгий Николаев не пожалел времени и, переговорив с некоторыми из них, пришел в редакцию со своим рассказом.

Напомню, что с творением от имени перебежчика массовый российский читатель мог познакомиться в конце августа 2001 года на страницах специального выпуска «Новой газеты». Во вступительной редакционной статье говорится: «Эпоха «честных чекистов», о которых упоминал даже академик Сахаров как о наименее коррумпированных представителях спецслужб, закончилась». Иначе говоря, по мнению издания, автор этого сеанса черной магии «с разоблачениями», и есть тот самый последний из чекистских могикан.

В этом спецвыпуске о Литвиненко было сказано предельно кратко но, вместе с тем, с претензией на некую многозначительность: «Родился в 1962 году в Воронеже. В 1980 году, после окончания средней школы, был призван в армию. За последующие двадцать лет прошел путь от рядового до подполковника. С 1988 года – в органах контрразведки КГБ СССР...»

Александр Вальтерович Литвиненко действительно родился в Воронеже, в 1962 году, 4 декабря. В ноябре 1980-го был призван на военную службу, но уже не из Воронежа, а из столицы Кабардино-Балкарии – города Нальчика. Военком направил новобранца служить в Пятигорск. По иронии судьбы здесь, в курортном городе, под сенью воспетого поэтом седого Машука, дислоцировалась необычная воинская часть – конвойный полк внутренних войск. Его подразделения выполняли боевую задачу по охране исправительно-трудовых колоний, располагавшихся на территории Ставропольского края.

Несмотря на постоянное общение с осужденными преступниками, служба на Кавказских минеральных водах в те времена была спокойной и не без оснований считалась блатной. Попасть сюда без нужных связей и влиятельных протекций было делом непростым. Среди офицеров-конвойников, к примеру, по этому поводу ходила шутка-прибаутка: «Лучше Северный Кавказ, чем Южный Урал».

Рядовой-стрелок Александр Литвиненко, отслужив девять месяцев, твердо решил стать офицером внутренних войск. Он подал рапорт по команде и поступил в Орджоникидзевское Высшее военное командное Краснознаменное училище имени С.М. Кирова МВД СССР (ныне Северо-Кавказский военный институт внутренних войск). До конца 80-х годов это училище готовило, в основном, командиров взводов для конвойных частей внутренних войск, охранявших исправительно-трудовые учреждения, разбросанные по всему бывшему «Союзу нерушимому республик свободных».

Вот что рассказывает Георгий Николаев: «Военному делу курсант Литвиненко, как свидетельствуют характеристики, обучался добросовестно, в строевом отношении был подтянут, дисциплинирован и опрятен. Хорошо владел стрелковым оружием, – стрелял исключительно в «яблочко». Был неплохим спортсменом, особенно преуспевал в беге и марш-бросках. Командиры и преподаватели отзывались о старательном подопечном положительно.

Вместе с тем, в его характере было что-то такое, что отталкивало от него однокашников; чрезмерно завышенная самооценка своих якобы незаурядных способностей и исключительного интеллекта, скрытость, самоуверенность, сухость и высокомерие в общении, – все это не способствовало завязыванию доверительных товарищеских отношений».

А еще, оказывается, «дисциплинированного» и «подтянутого» курсанта подозревали в элементарном стукачестве, – стоило однокурсникам втихую о чем либо между собой договориться (к примеру, сходить в самоволку, отметить день рождения, либо успешно сданный экзамен), как тут же об этом становилось известно местному особисту и руководству училища.

Выпускные экзамены, судя по ведомостям, Александр Литвиненко сдал успешно. Оценки по основным дисциплинам им были получены высокие. «Отлично» за научный коммунизм, огневую и тактико-специальную подготовку. И только тактическая подготовка оценена как «хорошо».

Полученная Александром Литвиненко специальность по образованию звучала так: «командно-тактическая мотострелковых войск». Проще говоря, офицер пехоты с высшим образованием. В июле 1985-го приказом министра внутренних дел СССР выпускникам училища было присвоено воинское звание «лейтенант». Большинство однокашников Александра поехали служить на Север, в Сибирь, на Урал – там были сконцентрированы многочисленные исправительно-трудовые колонии, которые им предстояло охранять.

(Окончание в следующем номере)

Оцените эту статью
1674 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание