22 октября 2021 09:35 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: Игорь Пыхалов
РЕАБИЛИТАЦИЯ ДЛЯ ШПИОНОВ

1 Июля 2006

(Продолжение)

Наряду со своими германскими и японскими собратьями, популярным персонажем глумливых разглагольствований насчёт «абсурдной и чудовищной машины сталинского террора» является польский шпион. Объявляя невинными жертвами всех осуждённых за шпионаж в пользу Варшавы, обличители тоталитарного режима тем самым молчаливо предполагают, что никакой разведывательно-диверсионной работы против советского государства Польша не вела и не могла вести.

«ДРАНГ НАХ ОСТЕН» ПО-ПОЛЬСКИ

Воспользовавшись охватившей Россию смутой, вновь созданное польское государство отхватило огромный кусок территории. Населявшие его украинцы и белорусы подвергались жестокому угнетению и издевательствам. Сознавая, что рано или поздно Советский Союз захочет вернуть своё, поляки рассматривали нашу страну как противника №1. Как неоднократно подчёркивал Юзеф Пилсудский: «Расчленение России лежит в основе польских государственных интересов на Востоке» (Z dziejow stosunkow polsko-radzieckich. Studia i materialy. T.III. Warszawa, 1968. S.262).

Смесь русофобии и антикоммунизма образовала гремучий коктейль, напрочь лишивший ясновельможную шляхту последних остатков здравого смысла. Едва ли не до самого дня гитлеровского нападения правители польского государства замышляли пакости против нашей страны, строили планы совместных походов.

Так, в книге соратника Пилсудского Владислава Студницкого «Польша в европейской политической системе», изданной весной 1935 года на польском языке, а годом позже переведённой на немецкий и вышедшей в свет в Германии, подчёркивалось: «Польша и Германия могут образовать основу огромного среднеевропейского блока, который охватывал бы Австрию, Венгрию, Чехословакию, Румынию, Болгарию, Югославию, Грецию, Турцию и Прибалтийские государства... Этот блок представлял бы собой первоклассную экономическую и военную силу. Германия заняла бы в нём, естественно, первое место, а второе место принадлежало бы Польше» (Фолькман Г.-Э. Польша в политико-экономических расчётах «третьего рейха» в 1933–1939 гг. // Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований. М., 1997. С.67).

Таким образом, желание вести шпионскую работу против нашей страны у Варшавы безусловно присутствовало. Но может, у тогдашней Польши не было возможности содержать значительный разведывательный аппарат? Уж на что, а на спецслужбы Пилсудский и его наследники денег не жалели. Накануне войны польская разведка была одной из самых профессиональных и мощных в Европе. Даже после оккупации Польши разведсеть польского эмигрантского правительства включала в себя 1700 агентов почти во всех европейских странах (Вежнин В. Накануне // Секретная служба. 2003. №1. С.9). Немаловажно и то, что разведывательная работа облегчалась наличием в СССР значительной польской диаспоры.

Разумеется, польских агентов регулярно ловили и «раскалывали». Причём, как правило, не выбивая признания, а с помощью реальных вещественных доказательств.

БЛОК ПАНОВ И САМУРАЕВ

«В результате углублённой агентурной работы по вскрытию к.-р. вредительской и шпионской организации в военной промышленности — Орудийно-Арсенальное Объединение и его заводы (о чем сообщено ЦК ВКП(б) №294301) было установлено, что на территории Союза действует разветвлённая шпионская сеть, созданная разведывательными органами Польши и ведущая крупную шпионскую и диверсионную работу на заводах Военной промышленности», — сообщали 25 августа 1933 года секретарю ЦК ВКП(б) Лазарю Кагановичу зам. председателя ОГПУ Генрих Ягода и начальник Экономического управления ОГПУ Лев Миронов. К моменту ликвидации этой шпионской сети агентурно было точно установлено, что во главе её в качестве организатора и руководителя стоит специально переброшенный на нашу территорию крупный резидент польской разведки, прибывший в СССР под видом политэмигранта и под фамилией Минин Михаил Робертович.

Одновременно с операцией всей контрреволюционной организации в Военной промышленности, ОГПУ, ПП ОГПУ МО и ГПУ УССР была ликвидирована и указанная выше польская резидентура, причем тут же были установлены и сняты конспиративные явки польской разведки в Москве (квартира гр-на Клячко Льва Аркадьевича на Троицкой улице в д. №1/4, кв. 2) и в Киеве (кв. гр-ки Арабок Марии Пахомовны — “Люси”, ул. Короленко, д. №71 на 1-м этаже) и арестован в числе других также резидент Польской разведки Минин Михаил Робертович, настоящая фамилия которого, как установлено, — Бриль Виктор Иосифович.

Произведёнными следственными действиями и обнаруженными документами полностью подтверждены агентурные данные и установлено:

1. Минин-Бриль до своей переброски в СССР, будучи членом ППС (левицы), был в 1928 г. завербован Начальником Лодзинской дефензивы Вайнером и выдал несколько конспиративных квартир ППС (левицы), ряд работников этой партии: Сельского (члена ЦК), Пацановскую, Даниель, Равич и др., а также членов комсомола Польши — Вицек и Ацзен.

2. В июне 1929 года Минин-Бриль получил от Вайера предложение выехать в СССР для шпионской работы по линии Военной промышленности, для чего должен был связаться и возглавить имевшуюся уже группу в Киеве, с последующим расширением деятельности на Москву, Харьков и др. центры.

Для лучшей конспирации Минину-Брилю было предложено использовать его связи по линии Торгпредства и проникнуть в СССР под видом политэмигранта, что он и осуществил.

3. Получив в Торгпредстве в Данциге при посредстве Зам. Торгпреда т. Копылова разрешение и паспорт, Минин-Бриль в конце августа 1929 г. приехал в Москву. Явившись в Коминтерн, Минин-Бриль, получив документы политэмигранта, добился направления в Киев, где и устроился через Нацменсекцию Киевского К-та КП(б)У секретарем Польского театра, а затем (согласно полученным от Польской разведки указаниям) — заведующим Интернатом Польского Механического Техникума.

4. Одновременно со своим устройством в Киеве, согласно полученным от Польской разведки указаниям, Минин-Бриль связался со специальным курьером Польской разведки в Киеве Кавецким и приступил к организации шпионской и диверсионной работы на Киевском Арсенале (ККЗ) и Авиазаводе №43, завязав знакомства с рядом к.-р. настроенных лиц (по ККЗ — зав. литейным цехом Блажинским, конструктором Прокопенко и слесарем Броварником (арестованы); по зав. №43 указанные Мининым лица устанавливаются.

5. Параллельно развёртыванию шпионской работы на ККЗ и з-де №43 Минин установил связи и возглавил к.-р. группу студентов Польского техникума (Гельнер, Сахацкий и др.), впоследствии разъехавшихся на военно-производственную практику и явившихся основными кадрами ликвидированной польской агентуры.

6. В 1930 году окончивший техникум и получивший назначение на военно-производственную практику в Москву участник к.-р. группы техникума Гельнер получил указания от Минина-Бриля по выявлению и группированию к.-р. настроенных лиц, что им и было выполнено путем организации группы инженеров-военнопроизводственников, преимущественно окончивших Киевский Политехнический Институт на Московском Орудийном заводе №8 (Коноплич, Хандромиров, Васильченко, Улановский и др. — все арестованы).

Для связи Гельнеру была дана явка на квартиру вышеупомянутого Клячко, связанного в свою очередь с сотрудником Польского консульства “Совой”.

7. В 1932 году Минин-Бриль по поручению польской разведки был переброшен в Москву для развёртывания шпионско-диверсионной работы на московских заводах Военной и Авиационной промышленности, что им и было проделано путём активизации шпионской и подрывной работы группы Гельнера на заводе №8 и при посредничестве её участников — организованы группы на заводе Мастяжарт (Лещев), ТОЗе (Сандомирский) и получены связи по Авиазаводу №22 (Лещев и Сандомирский арестованы).

В период своей шпионской деятельности в Москве Минин-Бриль был непосредственно связан с сотрудниками польского консульства “Совой” Вацлавом Яковлевичем и Оконьским, причем с первым явки имел на конспиративной квартире Клячко.

8. В результате шпионской деятельности по Военной промышленности были собраны и переданы сведения о мощностях и программах заводов №8, Киевского Арсенала, ТОЗа, Авиазавода №43, о конструкциях тяжелого бомбовоза, новой противогазовой маски, тяжёлых авиабомбах (Мастяжарт), о Военно-Воздушной Академии и Одесской Авиашколе.

Кроме того, в связи с заданиями агента польской разведки “Совы” о получении сведений по оборонным работам на границах был завербован для шпионской работы по Дальнему Востоку инженер Рыбальченко, работающий участковым прорабом на строительстве по укреплению Маньчжуро-Китайских границ (на арест Рыбальченко дано задание ПП ОГПУ в ДВК).

Через Рыбальченко были получены и переданы польской разведке секретные документы об укреплениях на ДВ с указанием конструкций укреплений и их качества, дислокация и планы построенных на ДВ в 1932 г. воинских казарм.

При аресте участника к.-р. организации Улановского, непосредственно вербовавшего Рыбальченко, на квартире изъяты полученные от последнего для передачи полякам материалы с подробным описанием обороноспособности Дальнего Востока.

При передаче Мининым-Брилем сведений по Дальнему Востоку агенту польской разведки “Сове” последним были даны указания по дальнейшему собиранию сведений по оборонным мероприятиям по Д.В. и, в частности, было сказано, что по договоренности Польши и Румынии с Японией первый удар должен быть произведён на Д. Востоке.

9. Одновременно с широким развёртыванием шпионской и подрывной работы на заводах Военной промышленности Мининым-Брилем, согласно специальным указаниям, развёртывалась сеть ПОВ (“Польская Военная Организация”).

По показаниям Минина-Бриля, указанная организация, согласно полученных им установок от Зам. Начальника Лодзинской дефенсивы Недельского, является закордонным филиалом “ПОВ”.

Задачей деятельности “ПОВ” в СССР по директиве польской разведки является организация к.-р. повстанческих, шпионских и террористических групп.

С одной из таких групп и был, по заданию упомянутого Недельского, связан Бриль по его приезде в Киев (эта группа, входившая по “ПОВ” под наименованием “ГОЛ”, — “Группа освобождения личности” — была ликвидирована в 1932 году Киевским Облотделом ГПУ).

Материалами следствия устанавливается, что Мининым-Брилем при посредстве участников к.-р. группы в Киевском Польском Техникуме были организованы группы “ПОВ” в Бердичеве (Сахацким), в Виннице (Гельнером и Набловским), Умани (Яворовским и Голяновским), в Гневов (Чавловским) и в Казатине (Пиотковским) (указанные лица арестованы, частично были осуждены по делу “ПОВ”).

Для развертывания работы “ПОВ” по показаниям Минина в 1931 году разведывательными органами Польши был прислан специальный резидент Дудкевич (обнаружен на территории Союза и арестован)

10. Проводившаяся шпионская и диверсионная работа широко финансировалась разведорганами Польши.

На 23-е августа по делу к.-р. организации в Военной промышленности арестовано 70 человек.

Следствие продолжается».

(АП РФ. Ф.3. Оп.58. Д.242. Л.2–7. Цит. по: Мозохин О.Б. Карающий меч диктатуры пролетариата. М., 2004. С.416–420)

Прочтя этот документ, кое-кто может скептически хмыкнуть. Дескать, что было нужно польским шпионам на Дальнем Востоке? Тем не менее, польско-японское сотрудничество на почве борьбы с нашей страной отнюдь не является плодом воспалённого воображения следователей НКВД. Корни его уходят ещё в годы русско-японской войны, когда молодой революционер Юзеф Пилсудский ездил в Токио за помощью. В 1935 году между Польшей и Японией был заключён военный договор (Аманн Р. Пакт между Гитлером и Сталиным. Оценка интерпретаций советской внешней политики, включая новые вопросы и новые исследования // Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований. М., 1997).

Но хрущёвских реабилитаторов не остановили ни эти соображения, ни имевшиеся в деле секретные материалы, собранные ликвидированной группой для передачи в Варшаву. В 1956 году Минин-Бриль и его подельники были реабилитированы.

ПРИБОРЫ ДЛЯ ПИЛСУДСКОГО

Реальным было и нацеленное против СССР польско-румынское сотрудничество, подкреплённое договором о взаимопомощи от 3 марта 1921 года, продлевавшимся на очередные пять лет в 1926, 1931 и 1936 и годах. Вот что докладывали Сталину те же самые Ягода и Миронов 23 ноября 1933 года:

«13 октября с.г. на заводе “Электроприбор” в г. Ленинграде была обнаружена пропажа секретного чертежа — схемы управления артиллерийским огнем береговой обороны.

Негласным расследованием этого факта ОГПУ было установлено, что чертёж присвоен заводским инженером Зильберберг Львом Яковлевичем.

1 ноября последний был арестован, и на квартире у него обнаружены 3 секретных чертежа военных заказов, находящихся в производстве на заводе “Электроприбор”.

Следствием установлено: инж. Зильберберг, проживая в 1921–23 гг. в г. Аккермане (Бессарабия), был завербован румынской разведкой (сигуранцей) в лице сотрудника разведки Керлера, при содействии некоего гр. Капелюшника, также тайного агента разведки.

В 1923 г. Зильберберг был нелегально переброшен на территорию СССР для ведения по заданию разведки шпионской работы, где выдал себя за политэмигранта.

В декабре того же года Зильберберг по заданию разведки вступил добровольно в РККА и был зачислен в 6-й полк связи в г. Киеве. Затем, будучи демобилизованным, пробрался во СТУЗ и по окончании его в 1931 г. переехал в г. Ленинград, где и поступил на завод “Электроприбор” в качестве инженера.

В конце 1931 г. Зильберберг установил связь с упомянутым тайным агентом румынской разведки Капелюшником, также перебравшимся в СССР и устроившимся инженером на военный радиозавод им. Коминтерна в Ленинграде.

Для проведения разведывательной работы по военным заказам на заводе “Электроприбор” Зильбербергом был завербован инж. Военно-морской части завода Дмитриев В.М., который в течение свыше года снабжал Зильберберга секретными чертежами, схемами и подробными сведениями о количестве и назначении заказов военно-морской части завода “Электроприбор”.

Шпионские сведения и материалы Зильбербергом передавались Капелюшнику, который за это платил деньги.

Инж. Капелюшник Ю.И. — Зав. Спец. Конструкторск. Бюро Радиозавода им. Коминтерна и инж. Дмитриев Б.М. — сотрудник Военно-морской части завода “Электроприбор” — арестованы. Следствие по делу продолжается».

(АП РФ. Ф.3. Оп. 58. Д.243. Л.201–202. Цит. по: Мозохин О.Б. Указ. соч. С.422–423)

Шесть дней спустя из Ленинграда пришло новое сообщение:

«В процессе следствия по делу ликвидированный Экономическим Отделом ПП ОГПУ в ЛВО польско-румынской шпионской агентуры на ленинградских военных заводах в дополнение к ранее посланным в ЭКУ ОГПУ показаниям инженера Зильберберга, переброшенного для разведывательных целей румынской разведкой и действовавшего в Ленинграде по указаниям инженера Особого Конструкторского Бюро завода им. Коминтерна — Капелюшника, на 27 ноября с.г. добыт ряд новых показаний, устанавливающих, что шпионской сеткой, кроме Военно-морской части завода “Электроприбор”, были охвачены: совершенно секретное производство завода им. “Коминтерна” и “Электроморстрой” (производящий монтаж подводных лодок).

Зильбербергом для разведывательной работы в пользу Польши был завербован инженер-практик Военно-Морской Части завода “Электроприбор” Дмитриев, который показал, что он в свою очередь извлёк для разведывательной работы Зав. архивом Военно-морской части Аксёнова.

Дмитриев показал:

«...Начиная с октября 1932 г. до последнего времени я систематически получал от Аксёнова И.И. материалы по военным заказам военно-морской части и передавал их Зильбербергу Л.Я.

Всего за этот период я передал Л.Я.Зильбербергу сведения и чертежи (синьки) по следующим объектам:

1) Приборы управления огнём зенитной артиллерии. 2) Гиропилот. 3) Гирокомпас. 4) Гирогоризонт. 5) Прибор управления артиллерийским огнём береговой обороны с указанием назначения их по отдельным заказам и 6) комплект чертежей по заказу “Вышка”.

За все эти материалы я получил от Зильберберга 6000 рублей в разное время, из которых 3000 рублей передал Аксёнову И.И., а остальные оставил для себя”.

Дмитриевым, кроме Аксёнова, для сбора сведений о военных заказах были завербованы: механик 2-го сборочного цеха Бодний, исключённый из партии за принадлежность к троцкистской оппозиции, давший сведения о состоянии и количестве заказа особо секретного прибора, и техник Планово-распределительного отдела военно-морской части Константинов, по освещению особо секретных заказов “Вышка”.

Таким образом, на военно-морской части завода “Электроприбор” имелась шпионская сетка в количестве 4 человек, располагавшая сведениями о состоянии всех военных заказов, возглавляемая и оплачиваемая Зильбербергом.

Показаниями Дмитриева устанавливается, что в июле месяце 1933 г. к нему обратился инженер “Электроморстроя” Тимофеев с просьбой дать ему сведения о количестве и состоянии заказов военно-морской части “Электроприбор”.

По этому вопросу Дмитриев в своих показаниях пишет:

“В конце июля или начале августа, приготовив в письменном виде сведения о состоянии заказов по военно-морской части и их количестве, я свёз их на службу к Тимофееву Е.С. (пр. 25 октября — недалеко от улицы Герцена), где и передал ему. Здесь получил от него 2500 рублей”.

При производстве обыска на квартире Капелюшника был обнаружен ряд чертежей, в том числе детали заказов “Электроморстроя”.

Кроме того, в день ареста Зильберберга у него обнаружены три чертежа приборов электрического управления артиллерийским огнём.

Обнаруженные при обыске чертежи приобщены к делу как вещественное доказательство.

По делу арестовано 4 человека.

Намечены дальнейшие аресты».

(АП РФ. Ф.3. Оп.58. Д.243. Л.204–206. Цит. по: Мозохин О.Б. Указ. соч. С.423–425)

ИЗ БЕЛОРУССИИ С ЛЮБОВЬЮ

Помимо агентуры в глубоком советском тылу, активно действовала польская разведка и в приграничной полосе. Так, в сообщении председателя ГПУ Белоруссии Заковского №50665 от 4 октября 1933 года на имя Сталина приводились следующие факты:

«1 октября 1933 г. в Минске задержан бежавший в Польшу в начале 1933 года по досрочной демобилизации из армии отделком 5-го артполка 2-й дивизии Сучков Иван. Сознанием Сучкова устанавливается его сотрудничество в Лунинецкой разведпляцувке и создания им в Минске резидентуры в лице отделкома 2-го артполка Трофимовича Георгия, инструктора военстройплощадки Кулинича Ивана. Арестованный Трофимович в шпионаже сознался...

На участке 17-го погранотряда задержан с оружием в руках старый польский агент Столпецкой разведпляцувки Войнич Франц Бронеславович. Войнич в 1932 г. был судим за шпионаж, бежал из концлагеря в Польшу. Прибыл с заданием по Смоленскому гарнизону, ограбления фельдъегеря, курсирующего Минск — Москва.

1 октября 1933 г. на участке 13-го погранотряда задержан бежавший в Польшу в сентябре месяце бывший красноармеец 13-го погранотряда, осевший в погранполосе после демобилизации в 1932 году, — Лошков Андрей Петрович. Сознанием Лошкова устанавливается его сотрудничество с Глубокской разведпляцувкой, создание резидентуры в Полоцке и сбор сведений в Полоцком гарнизоне.

29 сентября 1933 г. на участке 16-го погранотряда задержан агент Столпецкой разведпляцувки Казак Франц Антонович, бежавший из ссылки в июле месяце в Польшу. Прибыл с заданием осесть в Слуцке в качестве резидента. У Казака обнаружены фиктивные советские документы на фамилию Крук Николая Антоновича.

1 октября 1933 г. на участке 15-го погранотряда задержан польский агент Виллейской разведпляцувки Логунов Савелий Прокопьевич, житель сов. стороны, бежавший в Польшу в июле месяце. При Логунове обнаружено 500 рублей».

(АП РФ. Ф.3. Оп.58. Д.243. Л.86–88. Цит. по: Мозохин. Указ. соч. С.420–422)

В дальнейшем ситуация не изменилась. Например, вот сообщение Ягоды №57976 от 27 декабря 1935 года на имя Сталина:

«За последнее время отмечается значительно возросшая активность польской разведки, выражающаяся в усиленной переброске разведывательной и диверсионной агентуры на советскую территорию.

В дополнение к ранее сообщённым данным о задержаниях польской агентуры на Белоруссии (сообщено в ЦК ВКП(б) за №57745 от 4 декабря с.г.) НКВД БССР за последние дни вновь ликвидирован ряд крупных агентов польской разведки, прибывших нелегально из Польши:

1) В районе 17-го пограничного отряда (Слуцкое направление), при попытке ухода в Польшу задержан неизвестный в красноармейском обмундировании (без петлиц), отказавшийся первоначально себя назвать.

При задержанном изъяты хранившиеся в полевой сумке многочисленные шпионские сведения и документальные данные о частях РККА Смоленского гарнизона, а также два фиктивных советских паспорта.

Из числа обнаруженных шпионских сведений заслуживают особого внимания:

а) Чертежи танка “Б-Т”;

б) Чертежи пороховых погребов;

в) Данные о производстве запасных частей к пулеметам, танкам и самолетам на заводе №35 в Смоленске;

г) Дислокация и подробное месторасположение танковых, авиационных частей, аэродромов и окружных огнескладов по Смоленскому и Ржевскому гарнизонам, с описанием военных гаражей и ряд других данных о военном строительстве Белорусского военного округа.

Следствием установлено, что задержанный является уроженцем гор. Сосновец (Польша) — Скшековским Адамом Станиславовичем.

Скшековский сознался, что является агентом Столпецкой разведывательной пляцувки и что в СССР он направлен в октябре с.г. с заданием осесть в Смоленске, где организовать разведывательную резидентуру. Переброске его в СССР предшествовало прохождение им специальной разведывательной школы в Польше.

За время пребывания в Смоленске (около двух месяцев) Скшековский сменил три квартиры. На одной из квартир обыском обнаружен и изъят портативный фотоаппарат и фотопринадлежности, с помощью которых он фотографировал военные объекты. На другой квартире изъято кодированное письмо на имя Ибрагимова (под этой фамилией Скшековский скрывался в Смоленске), в котором ему предлагается от имени разведки оставаться в Смоленске и продолжать работу. Письмо датировано 8 декабря.

Находясь в Смоленске, Скшековский установил связь со следующими лицами, от которых он получал в личных беседах интересующие его секретные данные о частях РККА:

Семякин — электромеханик 5-й авиабригады (сверхсрочник, беспартийный);

Васин — кладовщик военного госпиталя, беспартийный;

Рачков — рабочий завода «Цудоргранса» им. Калинина, беспартийный;

Камтович — санитарка военного госпиталя, беспартийная.

Все перечисленные лица арестованы и в сообщении Скшековскому секретных данных по Смоленскому гарнизону сознались.

2) 21-го декабря с.г. на участке 18-го пограничного отряда (Мозырьское направление) в 500 метрах от границы сторожевым нарядом был обнаружен неизвестный в белом маскировочном халате, двигавшийся в тыл. При попытке задержания неизвестный отстреливался и в перестрелке был убит. При убитом обнаружены: карабин с 20 патронами, наган с 5 патронами, карманный электрический фонарь польского происхождения и йодоформ, применяемый обычно агентурой для засыпки следов против преследования их розыскными собаками.

По предварительным данным, убитый является видным польским диверсантом Олешко, неоднократно совершавшим по заданиям польской разведки вооружённые переходы на советскую территорию.

3) В районе 15-го пограничного отряда (Минское направление) задержан при переходе из Польши агент Вилейской разведывательной пляцувки Янушко Евгений. Установлено, что Янушко еще в 1931 г. пытался нелегально проникнуть в СССР, но был задержан на нашей территории и выдворен в Польшу.

Янушко сознался, что с 1925 г. является внутренним агентом политической полиции и что в 1931 г. он направлялся в СССР по заданиям политической полиции. После выдворения из СССР в Польшу Янушко был помещён по заданиям полиции в Виленскую тюрьму для освещения и разработки политических заключённых.

В 1933 г. Янушко был освобождён из тюрьмы для освещения деятельности коммунистических организаций; за время работы в полиции он провалил ряд ячеек коммунистической партии Западной Белоруссии.

В ноябре 1935 г. Янушко, как проверенный и квалифицированный агент, был передан политической полиции для дальнейшего использования в Вилейскую разведывательную пляцувку.

В настоящее время Янушко направлялся в СССР с заданиями: осесть в Харькове, где устроиться рабочим на Харьковском тракторном заводе. В котельном цехе ХТЗ Янушко должен был создать диверсионную группу с задачей произвести диверсионный акт (путём взрыва или поджога), для вывода завода из строя.

О времени совершения диверсионного акта Янушко должен был получить специальное указание через курьера, который будет направлен к нему разведкой.

4) В районе 17-го пограничного отряда (Сиуцкое направление) задержан при переходе из Польши агент Лунинецкой разведывательной пляцувки Пашкевич Антон.

Пашкевич сознался, что в СССР он направлен для восстановления в Слуцком районе связей видного польского диверсанта Занкевича, разгромленных в 1933–34 г.

Следует отметить, что в 1930 г. Пашкевич использовался центральной техникой коммунистической партии Западной Белоруссии в качестве проносчика партийной литературы.

5) В районе 15-го пограничного отряда (Минское направление) при переходе из Польши задержан агент Вилейской разведывательной пляцувки Сокол Николай, бежавший в ноябре с.г. в Польшу из Заславльского района (БССР).

Сокол сознался, что в СССР он направлен в качестве вербовщика и для сбора шпионских сведений по приграничным районам».

(АП РФ. Ф.3. Оп.58. Д.248. Л.80–84. Цит. по: Мозохин О.Б. Указ. соч. С.425–428)

ЯСНОВЕЛЬМОЖНЫЕ РАЗГИЛЬДЯИ

Неотъемлемой чертой польского национального характера является разгильдяйство. Не стали исключением и события осени 1939 года. С первых же дней войны польское руководство, начиная с президента Мосцицкого и кончая главнокомандующим маршалом Рыдзем-Смиглом, смылось из Варшавы. Под стать им оказались и подчинённые. Как глумливо сообщила газета «Правда» в номере от 27 сентября 1939 года, при вступлении советских частей в Вильно польский гарнизон удирал столь стремительно, что кто-то из доблестных вояк умудрился бросить возле казармы форменные штаны. Впрочем, помимо предметов белья, драпающие без оглядки паны умудрились оставить куда более ценные трофеи. В руки гестапо и НКВД попали многочисленные документы польской разведки.

Выяснилось, что в период с 1927 по 1939 год на советской территории действовали 46 польских резидентур. Разумеется, не все они существовали одновременно. Тем не менее, общий счёт польским шпионам шёл на многие сотни. И это без учёта агентов пограничной разведки, действовавшей самостоятельно.

(Окончание следует)

Оцените эту статью
1998 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание