23 июня 2018 03:49 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ЧТО Вы ВСТРЕЧАЕТЕ 1 МАЯ?

АРХИВ НОМЕРОВ

"БОГОСЛОВ" С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ

1 Июня 2006

17 июня в Аргуне был ликвидирован Абдул-Халим Сайдулаев, назначенный «президентом Чеченской республики Ичкерия» после уничтожения в марте 2005 года Аслана Масхадова. Номинальный лидер всех чеченских боевиков был заблокирован в одном из частных домов по ул. Свободы, после короткой ожесточенной перестрелки убит и опознан.

Вместе с ним были 3 боевика, которые через некоторое время после уничтожения Сайдулаева были задержаны, хотя и пытались спастись бегством. Потери со стороны правоохранительных органов – 1 сотрудник ФСБ. Как подчеркнул премьер-министр Чеченской республики Рамзан Кадыров, убитый главарь планировал осуществить крупные теракты в Аргуне, приурочив их к саммиту «большой восьмерки». По словам Кадырова, Сайдулаев был выдан одним из собственных подручных, которому якобы не хватало 1500 рублей на дозу наркотика.

Биография Абдул-Халима Сайдулаева имеет немало темных мест и противоречий. По одной версии, он был выходцем из Саудовской Аравии и потомком чеченских переселенцев, приехавших туда в XIX веке после поражения в Кавказской войне. По другой версии, которой придерживаются сами сепаратисты и которая выглядит гораздо более вероятной, Сайдулаев родился в Аргуне, учился на филологическом факультете, хотя и не успел его окончить из-за начала войны и выдвинулся за счет хорошего знания исламского богословия и шариатского права, при этом никогда, якобы, не будучи сторонником экстремизма в религии. Во времена Джохара Дудаева и Аслана Масхадова, то есть в 1996-1999 годах, Сайдулаев вел телевизионные передачи на религиозную тему, был имамом аргунской мечети и даже возглавлял местную мусульманскую общину («джамаат»)

В 2002 году Сайдулаев возглавил «Верховный шариатский суд Ичкерии». Кажущаяся из названия «неотмирность» этой организации не должна вводить никого в заблуждение – на самом деле эта «контора» искала и находила в своде законов шариата обоснования для убийств и насилий над представителями российских органов власти, сотрудниками силовых структур, вообще над всеми местными жителями, не оказывающими активной помощи боевикам. Поиск этих обоснований шел главным образом за счет опоры на мнение наиболее радикальных и бескомпромиссных исламских богословов из числа авторитетных толкователей – шейха Юсуфа аль-Кардави, муллы Мохаммеда Омара и т.д.

Таким образом, даже если бы Сайдулаев никого не похитил и не убил сам (а против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в похищении сотрудника организации «Врачи без границ» Кеннета Глака, которое было закрыто лишь за недостатком доказательств), он, несомненно, был виновен в разжигании межрелигиозной розни, придавая бесчинствам, творимым боевиками, видимость законности и даже «богоугодности». Учитывая, что Сайдулаев действительно считался в Чечне идеологом и богословским авторитетом местного значения, нельзя не признать, что решение Шамиля Басаева выдвинуть его на пост «президента Ичкерии» после ликвидации Аслана Масхадова было в меру изящным и тонким шагом – сам Басаев, продолжая реально руководить всем подпольем, смог «уйти в тень» и даже примерить не совсем привычное для него амплуа «добросовестного исполнителя» решений, принимаемых «главным идеологом» Сайдулаевым.

В то же время «интеллигентный» имидж Сайдулаева, по свидетельству боевиков из его окружения, причинял ему немало неудобств. Вообще в подобной среде ни глубокие познания в догматическом богословии, ни звучные титулы, ни «дача на лапу» никогда и никому не помогали завоевать реальный и весомый авторитет. Мохаммед Омар, к примеру, известен не только как богослов, но, прежде всего, как способный полевой командир, потерявший глаз в боях против Советской Армии в Афганистане. (Ситуация в Палестине, где шейх Ахмед Ясин, будучи старым парализованным богословом, смог возглавить террористическую организацию и претендовать на верховную светскую власть, не вполне сопоставима, так как подчиненным Ясина почти никогда не приходилось вести собственно военные действия, тем более сколько-нибудь правильные и полномасштабные). А аль-Кардави, в отличие от Омара и Сайдулаева, никогда и не претендовал на верховную светскую власть над своей беспокойной вооруженной «паствой», предпочитая сохранять нерушимым свой авторитет в чисто духовных вопросах. Поэтому Абдул-Халим Сайдулаев, желая доказать себе и другим, что он тоже что-то может именно как командир, разработал план терактов в Аргуне и поехал их осуществлять. Результат подтвердил еще раз непреложную истину: «интеллигентам» на войне делать нечего.

Преемником Абдул-Халима Сайдулаева на рискованной должности «президента Ичкерии» стал бывший «вице-президент» и второй по важности после Басаева главарь северокавказского подполья Доку Умаров. Решение об этом огласил не сам «серый кардинал» сепаратистов Шамиль Басаев, а их «министр иностранных дел», эмигрировавший в Лондон, Ахмед Закаев. Из этого «пресс-релиза» можно сделать два важных вывода. Первый: эта должность сейчас стала по преимуществу пустой формальностью и утратила всякое влияние в России и на Западе. Второй: у сепаратистов уже не хватает известных и компетентных людей на самые важные должности. Иначе «интеллигент» Закаев, который, как подозревают, единолично принимал решение о выборе убитому Сайдулаеву преемника, только согласовав его затем с Басаевым, не преминул бы предложить на эту роль себя – как человека, гораздо более известного и в России, и на Западе, причем даже не лишенного некоторого налета «респектабельности».

Правда, понятие «респектабельности» такие люди понимают очень специфично. В качестве наиболее сходного по сути примера можно привести случившийся в декабре 1999 года скандал с министром внутренних дел Албании Спартаком Почи, который поехал в Грецию на роскошном представительском «Мерседесе» S350 стоимостью более 50 тысяч евро. Что поделаешь – престиж страны превыше всего. Единственная незадача: по базе данных Интерпола этот «Мерседес» был продан в Италии и почти год как числился в угоне… Как равнодушно констатировали по этому поводу местные газеты, Почи оказался уже пятым (!) албанским министром, катавшимся на угнанных в Европе иномарках. Его ошибка была только в том, что он рискнул выехать на нем за пределы своей Родины. К тому же обсуждать именно вопросы борьбы с автомобильной преступностью…

Оцените эту статью
2326 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание