15 октября 2019 04:55 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

Автор: Светлана Лурье
НА НОВОМ РУБЕЖЕ

1 Мая 2006

В последние месяцы мир стремительно меняется. И не замечает это пока только американская администрация, действия которой, может быть, были бы относительно адекватны еще в прошлом году, но кажутся уже нонсенсом сегодня.

«Мы уходим из первого периода, в котором находились после окончания холодной войны, и вступаем во второй период. Американцам этот период истории не понравится», — пишет корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс».

Мир эпохи холодной войны был двуполярным, стабилизирующим фактором в нем являлось ядерное равновесие двух сверхдержав. Время после окончания холодной войны для американцев стало однополярным «золотым веком» — ведь в этот период «американская гипердержава», доминировала на мировой арене как в экономическом, так и в стратегическом плане.

«Период номер два после окончания холодной войны стал временем возникновения многополярного мира, где власть США сталкивается с противодействием на каждом углу. Да, цена в 70 долларов за баррель нефти превращает наш мир второго периода после холодной войны в мир многополярный. И дело не только в том, что другие страны становятся более напористыми. Дело еще и в том, что Соединенные Штаты все меньше могут угрожают другим. Если раньше в отношении Америки существовало чувство негодования и уважения, то сегодня существует чувство негодования и презрения».

ИРАНСКИЙ УЗЕЛ

Ничего не замечая, Америка разыгрывает свой старый, еще иракский, сценарий — теперь применительно к Ирану. Ее первая цель — вынудить Совет Безопасности ООН принять резолюцию, которая предусматривала бы принуждение Ирана к отказу от его атомной программы под угрозы применения к нему силы. Заранее известно, что Иран резолюцию не выполнит, и тогда Америка начнет свою очередную войну.

План безумный, поскольку ослабленный многолетними строжайшими санкциями, практически полностью разоруженный и насквозь коррумпированный Ирак не идет ни в какое сравнение с хорошо вооруженным, внутренне мобилизованным и готовым воевать Ираном. А поскольку речь идет об уничтожении атомной программы Ирана, то Америка заговорила о применении против Ирана ядерного (!) оружия, способного разрушить иранские подземные лаборатории, где, возможно, Иран разрабатывает свою военную атомную программу. Причем речь идет о ядерных ударах не где-нибудь, а в стране, граничащей с СНГ, в том числе и со странами, входящими в ОДКБ, и в непосредственной близости и с собственно российскими границами. И она надеется, что Россия ее поддержит! И всерьез как дитя малое сердится, что Россия предлагает совсем иные подходы к разрешению иранского кризиса.

Чтобы представить всю степень американской неадекватности, следует сказать, что американская администрация всерьёз надеется на то, что ядерная бомбардировка будет встречена некоей (неизвестно откуда взявшейся) проамерикански и продемократически настроенной частью (надо, видимо, считать, подавляющей) иранского общества. Которая тут же поднимет восстание, свергнет фундаменталистское правительство и успановит демократию западного типа.

«Крисчен Сайнс Монитер» описывает американские планы в таких выражениях: «Самый большой эффект от авиаударов может быть в самом Иране. Многие годы более молодое поколение иранцев, стремящихся к демократическим реформам, ведет борьбу против иранского правительства автократических религиозных деятелей, которые выступают за уничтожение Америки и Израиля». Всю эту чушь неустанно разоблачает ЦРУ, но, как говорится, «блажен, кто верует».

Есть еще и другая замечательная идея. Предполагается, что ядерные бомбардировки… укрепят в иранском правительстве позиции тех, кто выступает против атомной программы. Нет нужды говорить, что там таковых нет.

Но дело даже не в этом. Вы можете представить себе, чтобы ядерные бомбардировки укрепляли какие-либо позиции?

По сути Америка, конечно, хочет другого. Применение ядерного оружия для Америки является самоцелью. По мнению американских стратегов, это заставит весь мир поверить, что она настроена серьезно, шутить не намерена и собирается править миром жесткой рукой.

Но надо понимать и то, что Россия костьми ляжет, чтобы Америке такой эксперимент не позволить.

НОВАЯ ХОЛОДНАЯ ВОЙНА?

Надо сказать, что вся американская пресса последние месяцы была резко отрицательно настроена против России и требовала от своей администрации оказать давление, давление и еще раз давление на Россию.

Стоит признать, что американская администрация долгое время на это не соглашалась. Более того, лично президент Соединенных Штатов Джордж Бущ даже заявил, что намерен игнорировать антироссийские газетные выпады. Но российское противостояние Америке в иранском вопросе сделало свое дело. В начале мая вице-президент Ричард Чейни обрушился на Россию с неожиданно враждебной критикой, которую Америка по отношению к России не позволяла себе давно, - может быть даже со времен «холодной войны».

Последнее время между нашими странами существовал определенный намек на партнерство и мы, даже не соглашаясь друг с другом, громы и молнии на голову друг другу не призывали. Чейни обвинил нас во всех мыслимых и немыслимых грехах. Сделал это на редкость грубо и крайне провокационно. И, право, такое впечатление, что он думал, что Россия испугается. Чтобы рассеять надежду, что Чейни просто потерял над собой контроль, госсекретарь Кондолиза Райс сухо заметила, что Чейни хорошо информирован (это в ответ на мнение Сергея Лаврова, что Чейни просто не знает о чем говорит) и что он выразил мнение администрации США.

Бущ, правда, в интервью немецким журналистам, отметил, что лично он, если критикует Россию, то делает это с Путиным наедине, поскольку распекать на людях считает недопустимым. Но слово было уже сказано. И единогласно было интерпретировано аналитиками как реакция на твердость Росси в иранском вопросе.

О! Эта твердость того стоила, и Чейни надо бы превознести до небес за его слова. Поскольку не будь их, не полились бы комментарии, которые звучат для российского уха как самая прекрасная музыка.

Все произошло как-то вдруг. Западное общественное мнение, так долго призывавшее давить на Россию (если не «давить Россию») неожиданно осознало, что оскорблять Россию нельзя, потому что, оказыватся, Россия… это очень сильная страна, стремительнейшим образом развивающаяся. Нынешнюю западную прессу хочется цитировать подряд! «Реальная причина того, что Чейни и другим руководителям из Вашингтона приходится сегодня непросто, состоит в том, что Россия вернулась на политическую арену», — пишет газета американских деловых кругов «Уолл Стрит Джорнел». «Россия возвращается на мировую арену, и — что Лавров и имел в виду — США придется играть по ее правилам», — делает вывод британская «Гардиан». «Проблема в том, добавляют они, что более уверенная в себе и экономически более прочная Россия, возможно, станет менее уязвимой от внешнего давления, чем была всего несколько лет назад», — утверждает «Крисчен Сайнс Монитор» и попутно отмечает, что у Америки просто нет более рычагов давления на Россию: «В США мало кто понимает, как быстро Россия восстановила свою экономику с помощь растущих доходов от нефти и природного газа. У нас были рычаги влияния на россиян в конце 1990-х годов, но сегодня их нет». «И то сказать: при всем «надувании щек» выступление Чейни стало очередным свидетельством того, что призывы бушевской администрации адресуются той России, что уже ушла в прошлое», — отмечает американская «Тайм». «Кремль с саркастическим безразличием относится к США и к призывам о сотрудничестве со стороны Европы», — пишет итальянская «Реппублика». «Никогда еще за всю свою историю Россия не была такой сильной», — пугает читателей швейцарская «Темпс».

Абсолютно неожиданно шквал возражений обрушился и на само на выступление Чейни.

«Сегодня мы находимся на скользкой дороге, которая может привести нас к новой холодной войне. Нам лучше сойти с нее в сторону, глубоко подышать и очень хорошо подумать о том, какие в действительности нам нужны взаимоотношения с Россией», — предлагает «Уолл Стрит Джернел». «Жесткая позиция Чейни представляет собой рискованную игру», — утверждает «Финенщел Таймс». «Но, опять же, в интересах ли Вашингтона злить русских?», — задается вопросом «Зюддойче Цайтцнг». В ряде консервативных изданий США напечатана статья «Зачем вы задираете Путина?», вышедшая из-под пера публициста Патрика Бьюкенена. «Чего же мы добьемся, столь публично оскорбив Путина и Россию? … — спрашивает Бьюкенен. — Нам что, не хватает неприятностей в мире, и поэтому мы наезжаем на Путина и озлобляем самую большую страну на планете и равноценную себе ядерную державу? В чем цель этой конфронтационной дипломатии?».

Часть западной прессы ставит вопрос и саму суть утверждений Чейни.

«Высказанная Чейни критика ситуации в России с правами человека была просто-напросто преувеличенной», — утверждает «Финеншед Таймс». «Лос-Анджелес Таймс» сообзает своим читателям: ««Демократия», которую якобы сверг Путин, на самом деле была не настоящей демократией, а псевдодемократией, которой заправляли коррумпированные и жестокие олигархические кланы». «Что же до демократических инициатив, то пусть доморощенные российские борцы за демократию нащупают свой собственный путь и обретут сторонников среди собственного народа», — пишет американская «Нэйшн». «Мы, американцы, считаем доктрину Монро (согласно которой никакой иностранной державе нет места в нашем полушарии) священным принципом. Почему же мы не в состоянии понять, что Россия может гневно реагировать на наше вмешательство в ее политическую жизнь или в жизнь бывших русских республик?», — восклицает. Мы не желаем, чтобы они разгуливали на нашем заднем дворе как у себя дома, так зачем же мы лезем в их огород?», — ставит точки над «i» «Консервейтив Воус». «Требовать от России того, чтобы она забыла о своем ближнем зарубежье равносильно тому, чтобы заставлять ее совершать противоестественный акт самоуничтожения», — утверждает в материале агентства «ЮПИ».

Ну а если вернуться к тому, из-за чего собственно возник весь сыр-бор, то большинство аналитиков сходятся на той точке зрения, что, если Америка хочет добиться от России поддержки своей позиции по Ирану, то ее, как минимум не стоит злить, а, вероятно, cтоит кое в чем и уступить, прежде всего на пространстве СНГ.

Другое дело, что американская администрация не просто не слушает умных советов, но, как танк, прет все дальше и дальше. Например, только что американский посол на Украине заявил, что Украина должна пересмотреть свое газовое соглашение с Россией и пообещал американскуб поддержку.

Слов нет, в таком контексте Россия и не подумает сближать свой подход с американским.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Если действительно хотеть во что бы то ни стало разоружить Иран, то есть два средства, оба не до конца надежные.

Первый путь — мелочно отслеживать каждое действие Ирана, сделать так, чтобы инспектора МАГАТЭ неусыпно стояли у Ирана за плечом и зорким оком следили за тем, чтобы Иран ни на шаг не отошел от рамок мирной ядерной программы. В принципе, ему можно позволить даже обогащать уран на своей территории, но под пристальным надзором.

Это и есть тот путь, по которому предлагает идти Россия. Кроме того, на словах именно такой сценарий предлагает и Иран.

Проблема состоит в том, что Иран практически не желает соблюдать положения дополнительного протокола ДНЯО, который он подписал, но не ратифицировал. Согласно этому протоколу инспектора МАГАТЭ имеют право совершать всеобъемлющие и неожиданные проверки всех тех объектов, которые они пожелают осмотреть, а не только тех, которые им пожелают показать сами иранцы. А это значит, что мир может просто не уследить за Ираном.

Второй вариант — бомбить, причём только ядерными боеголовками, «чтобы наверняка». Использовать обычное вооружение бесполезно, поскольку с его помощью невозможно уничтожить многие подземные объекты.

Это и хочет Америка.

Проблема в том, что у нее нет полного плана ядерных объектов Ирана, а без этого она не имеет возможности действительно уничтожить то, что вызывает опасения. Причем с учетов того, что на территории Ирана атомных объектов много (сейчас говорят примерно о 1500 различных объектах), то дело это нескольких дней, а то и недель. За это время Иран успеет нанести удар по Израилю и по тем странам, которые предоставят Америке свои аэропорты (надо отметить, что таких стран сегодня не наблюдается), а также блокировать все выходы из Персидского залива. Причем, в этом случае мировое сообщество будет единогласно не на стороне Америки — поскольку неизвестно, создаст ли или нет Иран ядерное оружие, а если создаст, то применит ли когда-нибудь. Пакистан, например, его получил, и ничего страшного не произошло. Тут же речь идет непосредственно о факте применения ядерного оружия, что создает, во-первых, прецедент, а во-вторых, чудовищным образом влияет на экологи. Хотя и считается, что бомбы, предназначенные для бункеров, взрываются на большой глубине, но - малейшая ошибка, и радиация рассеется по земной поверхности.

Против этого сценария говорит то, что Америка слишком много он нем говорит, давая Ирану время как следует подготовиться к возможному удару и, спрятав свою ядерную мощь под землю, уберечь ее от возможного удара.

Так или иначе, любые промежуточные варианты абсолютно бесполезны.

Санкции только поднимут цены на нефть. Этот вариант даже бессмысленно обсуждать. Нет ничего удивительного, что Россия упорно отказывается дискутировать этот бесполезный вопрос.

На самом деле, единственная надежная альтернатива — это наземная операция со стороны Соединенных Штатов, которая привела бы к непосредственному контролю над Ираном и создала бы в стране хаос. Вариант, кстати, страшно выгодный для России, поскольку цена на нефть в этом случае взлетела бы до заоблачных высот, а Америка надежно увязла бы в войне, развязав России руки. А громко осуждая американскую агрессию Россия бы укрепила свой имидж защитницы всех обиженных. Впрочем, Россия не настолько цинична, чтобы провоцировать подобный вариант, а Америка не настолько глупа, чтобы загубить остатки репутации, сражаясь с персами на их территории.

НЕПРИЯТНОЕ БУДУЩЕЕ

Короче, иранский тупик, очень может быть, выхода не имеет вовсе. А это значит, во-первых, что у Ирана рано или поздно будет ядерное оружие, а во вторых, Россия и Америка никогда не найдут точки соприкосновения по иранской проблеме. Поскольку такой точки нет объективно.

Самое главное отличие состоит в том, что России нет глубоких причин переживать по поводу наличия или отсутствия у Ирана ядерного оружия: ее лично это не слишком затрагивает, а для Америки здесь вопрос принципа - не столько из-за реальной угрозы, сколько из-за престижа. В свое время Америка уже спустила на тормозах вопрос с Северной Кореей. Если она отступиться снова, то со своими претензиями на роль «мирового полицейского», бескомпромиссного борца с мировым злом, она может распрощаться. В этом случае ей разумнее всего было бы вернуться к доктрине Монро и абстрагироваться от мировых дел. Но это вряд ли возможно для нее психологически.

А это значит, что в этой ситуации практически неразрешимого конфликта нам, и России, и Америке, необходимо заново выстраивать свои отношения. Вопрос Ирана — это на самом деле вопрос российско-американских отношений. И не их частного аспекта, а их сути.

В связи с осознанием того нового облика России, о котором мы говорили выше, обликом, подтвержденным посланием Владимира Путина к Федеральному собранию (которые многие на Западе расценили и как утверждение новой сильной России и как подготовку к новой гонке вооружений) западную прессу захлестнула волна прогнозов, что мы, дескать, стоим на пороге новой «холодной войны». Единственный внятный контраргумент состоит в том, что современная Россия не имеет идеологии, провоцирующий ее на стремление к мировой гегемонии.

Но то партнерство, которое намечалось между двумя державами в последние годы, себя практически исчерпало. В этом никто не виноват. Просто выхолостилось его содержание. Из прежней его формы, адекватной когда-то, Россия просто выросла и мир начал это понимать. Чем дальше мы увязаем в обсуждении иранского вопроса, тем очевиднее становится то, как далеко мы ушли друг от друга.

По существу обе державы это еще не понимают. Россия стремиться растолковать Америки разумность своей позиции. Америка то пытается проявлять максимально доступное для нее терпение (пока между Россией и Ираном велись переговоры об обогащении урана на Российской территории, Америка терпеливо выжидала), то, впадая в ярость, стремиться давить на Россию, не понимая того, что наступил тот момент, когда на Россию давить больше невозможно. Произошло то, что должно было произойти — Россия преодолела свой внутренний кризис, вновь начала восставать из пепла, а Америка к этому оказалась не готова. Отсюда и ее неадекватность. Ничего содержательного, что могло бы лечь в основу отношений двух держав не может пока предложить и Россия.

Холодная война сейчас была бы более опасна, чем во времена Советского Союза, поскольку разрушена система взаимных сдержек и противовесов. Впервые за длительное время ситуация в мире опять становится слишком серьезной.

Оцените эту статью
1553 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 0

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание