05 апреля 2020 15:36 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

Автор: Светлана Лурье
ПРИЗРАК ПОЛЬСКОГО САНТЕХНИКА

1 Июня 2005
ПРИЗРАК ПОЛЬСКОГО САНТЕХНИКА

Недавно в ряде европейских стран прошло голосование по проекту Европейской Конституции. Там, где она принималась парламентами стран, как в Германии, ратификация прошла гладко. Там, где ратификация происходила через всенародный референдум, как во Франции и Нидерландах, она была отклонена. Теперь аналитики заняты вопросом, почему народы стран, которые в свое время стояли у истоков евроинтеграции, отвергли новый шаг, направленный на кардинальное сближение стран Старого Света.

Можно вспоминать мечты еврооптимистов, которые жаждали создание этаких Соединенных Штатов Европы, способных выступить конкурентом Америке. Теперь этой идее не суждено воплотиться в жизнь. При этом никто не ожидал такого решения. Еврокомиссия была настолько уверена в своем успехе, в том, что вся Европа подчинится евробюрократам, что никаких «запасных вариантов» не проработали. Хотя провозглашалось, что решение о единой Европе должно быть принято всеми странами единогласно, не ясно, что следует предпринять, если хоть одна страна проголосует против Конституции.

Называется много разных рациональных причин. Но они не кажутся убедительными. Рациональные причины можно было бы учесть в будущем. Но все понимают, что ставить вопрос на новое всенародное голосование — по крайней мере, в ближайшее время — абсолютно бесполезно.

Причина состоит в том, что реакция европейских избирателей была по существу иррациональной. Евроконституция вызывала отторжение на уровне бессознательного.

ПРОГЛОЧЕННЫЕ ЛЕВИАФАНОМ

Если внимательно просмотреть европейскую прессу, то можно понять состояние европейцев, когда они столкнулись с творением тех, кого называют евробюрократами. Текст Конституции — огромный том, в стандартном издании насчитывающий 438 страниц (для сравнения — Конституция США в стандартном издании умещается на 11 страницах) — который мало кто и читал, затронул какие-то скрытые струны души европейских народов, вызвав состояние невиданной прежде смуты.

Полистаем европейские периодические издания и попробуем реконструировать нынешнее состояние европейцев и посмотреть, какие выводы из этого можно сделать.

Последнее время Европа была охвачена безотчетным страхом. Точнее сказать, европейские народы охвачены ужасом перед Европой как целым — то есть перед тем монстром, в который она постепенно превращается.

«Из страха французы могут сказали Евроконституции «нет». — отмечает корреспондент британской «Гардиан». «На прошлой неделе я провел несколько дней во Франции и увидел страну, охваченную страхом. Страхом перед неизвестностью. Страхом перед чужаками. Страхом перемен. Страхом, что пресловутый «поляк-сантехник» отнимет у вас работу, что в расширенном ЕС Париж уже не будет «стоять у руля», страхом перед гегемонией «англо-саксонского либерализма» в завтрашнем мире».

Разумеется, хватает и критиков референдума. «Итак, французы вновь «взяли Бастилию». Но Революция 1789 года озарила мир. Ответом «нет» французы нанесли удар по Конституционному договору, и этот ответ бросает на мир глубокую тень», — читаем в статье под названием «Вторая французская революция» в швейцарской газете «Темп». «На протяжении всей истории Франции ее народ время от времени отказывается прислушиваться к голосу разума и восстает, убивая короля», — напоминает итальянская «Стампа». «В результате референдум превратится в восстание, крошащее брюссельский дипломатически-технократический комплекс», — отмечает «Зюддойче Цайтунг». «Когда президент Буш, переизбравшись на второй срок, начал кампанию по распространению демократии по всему миру, его никто не предупредил, что одно из самых драматичных народных восстаний этого года произойдет не где-нибудь, а в Европе», — удивляется «Уолл Стрит Джорнел».

Парижская «Либерасьон» называет результаты голосования «шедевром мазохизма», которому подвергли себя французские избиратели, напуганные последствиями глобализации. «На референдуме люди опустили в урны для голосования боль, страх, отчаяние и гнев. Они протестовали против безумной гонки, охватившей мир, и против беспечности людей, которые правят нами на протяжении двадцати с лишним лет. Как всегда бывает, нашлись лидеры, способствовавшие победе этого чувства национального смятения… Это крики боли, страха, страдания и ярости… перед лицом безумной мировой гонки и беспечности лидеров, возглавляющих нас на протяжении более 20 лет», — нагнетает эмоций «Либерасьон» в другом выпуске. Венгерская «Непсабадшаг» называет французское «нет» «победой страха». «Победил неосязаемый страх перед будущим», — пишет газета. По мнению «Непсабадшаг», проект евроконституции всего лишь оказался «козлом отпущения» для охваченных этим страхом масс. Этому событию «Гардиан» посвящает редакционную статью, красноречиво озаглавленную «Страх поедает душу».

Новая Европа представляется чем-то неодушевленным, обезличенным, какой-то бездушной громадиной. «Зюддойче Цайтунг» пишет: «Расширение ЕС на Восток, напоминавшее скорее экзекуцию, чем политический акт, вызвало у западных европейцев чувство, что их поглотил какой-то Левиафан. Именно против этого и был направлен гнев тех, кто сказал «нет» европейской конституции объёмом в добрые 500 страниц».

«В то время как политика является выражением коллективной воли, придающей истории смысл, Конституция организует подчинение обезличенным силам рынка. От народов Европы не требуется никакого душевного порыва, никакого участия… Как можно считать себя гражданином некоего географического пространства, у которого даже невозможно установить границы и столицы которого невозможно назвать?» — ужасается «Монд». «Французы неожиданно увидели, что оказались в Европе, которую они не понимают», — отмечает газета «Фигаро». Польская газета «Речь Посполита» полагает, что негативный исход референдума — следствие политики Брюсселя: французы сказали «нет», поскольку им надоела Европа, в которой решения жизненной важности принимаются в тиши кабинетов, в отрыве от рядовых граждан, которым даже и не пытаются объяснить, в чем состоит значение пресловутого европейского единства?

ДВЕ ЕВРОПЫ

Народы Европы боятся быть задавленными тушей Евросоюза. У них возникает чувство, что от их самобытности ничего не останется. Газета «Вельт» возмущается: «Передача части национального суверенитета брюссельским инстанциям будет происходить в ущерб демократии и национальной ответственности государств ЕС». Газеты «Кляйнер Нахрихтен» негодует: «Брюссель все больше и больше вмешивается в нашу повседневную жизнь». «Тагенпост» пишет об отказе Франции и Голландии от Евроконституции: «Это скорее даже не сигнал, а крик о помощи: «Спасите нашу самобытность»!» «Расширение Евросоюза заставило западных европейцев почувствовать себя во власти «невидимой, всемогущей силы, которая бесконтрольно расширяется… Именно эта сила, а не 500-страничная конституция стала мишенью ярости лагеря противников конституции», — утверждает «Зюддойче Цайтунг».

Реакцию французов многие эксперты описывают как иррациональный бунт. «Французы отождествляют себя с любым выражением нетерпимости, вызова и, наконец, протеста. Но против чего они протестуют? Против всего, что представляет собой порядок, систему и власть… Именно левацкая освободительная утопия питала творческую спонтанность студенческих волнений 1968 года. Сегодня та же утопия обрела новые формы в неприятии политики», — пишет «Нувель обсерватер».

В чем причина того, что европейские народы стоят на грани потери своей идентичности? В Конституции как таковой? Вряд ли. Скорее всего, сам документ здесь и не причем. Возможно, он стал только поводом, который поспособствовал тому, что европейцы выдали все свои негативные эмоции по поводу современной Европы.

«Европа проиграла все референдумы, «упакованные» один в другой. Во-первых, это референдум по расширению ЕС. Из страха перед турецким призраком (за которым просматривались массы мусульман) и наплывом польских иммигрантов иностранцам сказали: оставайтесь у себя», — предлагает свою версию «Либерасьен». «Этот отказ, по данным социологов, не является протестом против создания единого «европейского дома», а обусловлен слишком резким расширением ЕС на Восток», — рассказывает голландская «Фольксрант». «И вот, как ни в чем не бывало, официальный референдум по Конституции превратился в официозный и запоздалый референдум о расширении Европы с 15 до 25 членов. Эпоха братства подошла к концу». — пишет испанская «Эль Пайс».

Даже европейский комиссар по расширению Олли Рен признал, что европейские страны «устали от расширения».

В самом деле, расширение Евросоюза вызывает у старинных европейских народов реакцию близкую к истерике. Снова говорят об «угрозе с Востока». Но если раньше было принято бояться коммунизма, то ныне этот одряхлевший призрак уже не бродит по Европе и никого не пугает. Теперь принято бояться нового, куда более грозного призрака, именуемого «польским сантехником».

Этот расхожий в Европе образ предполагает, что в западноевропейские страны хлынет восточноевропейская рабочая сила — те, кто согласен работать больше и за меньшую зарплату, чем, например, французы. Но дело не только в деньгах. Более важно то, что «новые европейцы» не вписывается в тот образ европейской идентичности, которая сложилась за последние десятилетия.

По этому поводу некоторые европейские аналитики предполагают, что, возможно, сформируются две Европы — «старая» и «новая». «Старая» сформируется на основе оси Париж — Берлин из тех стран, которые стояли у истоков Евросоюза.

РУССКИЙ ИНТЕРЕС

Это понятно из анализа отношений между Россией и Европой. Отношения с многими из ведущих европейских стран — с Францией, Германией, Италией — у России в последнее время весьма теплые. Эти страны уже давно не вмешиваются во внутренние дела России и даже поддерживают нас на международной арене. Для Евросоюза, как организации, Россия — враг, которую следует вытеснять из ее традиционных зон влияния и наказывать за те меры, которые являются внутренними. Не будь Евросоюза вовсе, наши отношения с Европой были бы на много прочнее, теплее, открытее. И в целом — нормальнее.

Надо признать: формирование Еврогиганта, которой всосал бы все европейские страны, могло бы лишить нас союзниками на континенте. Единая европейская политика, которая бы определялась большинством голосов стран-участниц европейской «империи», могла бы быть нам вовсе не на руку. Впрочем и европейская пресса отмечает, что провал Евроконституции — это скорее хорошо, чем плохо для Москвы.

Чем теснее европейская интеграция, тем более неадекватными становятся европейские народы. Возможно, нынешний кризис Евросоюза приведет к определенной гармонизации политики европейских государств. Произошел сброс напряжения.

А вот первые жертвы кризиса в ЕС — кандидаты на вступление в организацию. Практически все европейские наблюдатели заявляют, что максимум в Евросоюз еще будут приняты Румыния и Болгария, и на этом расширение Евросоюза будет остановлено.

Отказываясь де-факто от принципа «открытых дверей», Брюссель потеряет основной инструмент влияния на соседние страны: перспективу, пусть и весьма отдаленную, полноправного членства в ЕС.

«Европейские неприятности могли бы способствовать усилению СНГ, — предполагает «Монд», — Россия даже не пыталась скрыть удовлетворения по поводу того, что Франция, а за ней и Нидерланды отказались признать конституционный договор. Москве видится в этом возможность вновь приступить к завоеванию своих окраин… Стремясь высвободиться из объятий «большого русского брата», несколько стран бывшего советского блока, а точнее, Грузия, Украина, Молдавия, недавно выразили желание присоединиться к Европейскому Союзу, в связи с чем Брюссель предложил им участвовать в его политике «нового соседства». Однако прозвучавшее во Франции и Нидерландах «нет» Европейской Конституции изменило ситуацию, так как перспективы интеграции этих стран оказались весьма туманными. Теперь этим странам не остается ничего иного, как вернуться под влияние своего соседа — России». «Россия смотрит, не без иронии и задних мыслей, на то, как после провала Европейской конституции во Франции и в Голландии ЕС переживает один из самых значительных кризисов идентичности в своей истории, — пишет «Фигаро», — России может быть выгодно это землетрясение на западе Европы, чтобы снова взять на себя роль полюса притяжения на востоке».

ЧТО ДАЛЬШЕ?

10 июля референдум назначен в Люксембурге. Ответ наверняка будет отрицательным. А вот в Англии референдум не состоится. Тони Блэр под шумок отменил его. Пока выхода из сложившейся ситуации не видно.

До 2009 г. продолжает действовать Договор Ниццы, а значит, юридические основы европейского единства пока сохраняются. Возможно, что нынешний кризис приведет к тому, что этот договор не будет продлен. Европа опять рассыплется на отдельные государства, с некоторыми из них у нас будут весьма близкие отношения, а с некоторыми достаточно холодные. В этом случае нам будет легче выстраивать такую конфигурацию международных отношений, которая нас будет более всего устраивать.

Во всяком случае сейчас с полной уверенностью можно сказать, что Соединенным Штатам Европы в ближайшее время не быть. Хаос в Европе будет продолжаться.

Перед референдумом во Франции были уничтожены 162 тысячи копий Европейской конституции из-за опасной опечатки.

Текст проекта должен был поступить в различные государственные учреждения и библиотеки по всей стране. Однако в последний момент в тексте статьи 1/33 конституции, относящейся к законодательным актам, была обнаружена фраза: «Бессвязный текст». Корректоры не заметили фразу, так как она не проявлялась на экране компьютера.

Публикация нового тиража конституции обошлась французской казне в 74 тыс. евро. Как выяснилось, эти деньги были потрачены зря: французы высказались против. Видимо, текст Конституции и в самом деле показался им бессвязным.

Оцените эту статью
1516 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание