13 августа 2020 09:38 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Антитеррор

ХРОНИКА ТЕРРОРА

1 Апреля 2005

«Эмир» за «эмиром»…

На Северном Кавказе медленно, но верно ликвидируют незаметную, но незаменимую часть террористической иерархии – полевых командиров среднего звена. В то же время попытки уничтожить «крупную дичь» без тщательной и всесторонней подготовки приводят к трагическим результатам. Наглядные подтверждения этих положений были получены в первой половине апреля.

Так, 10 апреля бойцы Рамзана Кадырова уничтожили в грозненском пригороде Черноречье двух бандитских функционеров – местного «эмира» Артура Барсункаева и «эмира» Веденского района Джамбулата Чедаева.

Еще через три дня, 13 апреля, сотрудниками ФСБ был уничтожен «средне-крупный» полевой командир Инзор (или Изнаур) Кодзоев. Еще 6 января чекисты предприняли попытку задержать его или уничтожить, так как в распоряжение ФСБ поступили сведения о его причастности к чудовищному террористическому акту в Беслане. Однако Кодзоев, блокированный в деревне Кантышево, оказался проворнее своих обидчиков – он смог забросать группу захвата гранатами и скрыться, несмотря на то, что дом был окружен, а он в ходе бегства получил ранение. (Этот случай попал в «Горячую хронику» в № 1 за 2005 год). Чекисты же не могли прицельно стрелять, так как в доме было много женщин и детей. Поэтому на этот раз к его ликвидации подошли гораздо более серьезно – вместо местной группы захвата операцию проводили сотрудники ЦСН ФСБ.

13 апреля Кодзоев был блокирован в одном из домов Назрани вместе с одним из своих подельников. На предложение сдаться он ответил в своем обычном «ключе» – открыл огонь и попытался забросать штурмующих гранатами, надеясь в суматохе скрыться. Но «вымпеловцы» уже отлично знали, с кем имеют дело, и после короткой гранатной дуэли террорист был убит. Его сообщник собирался подорвать себя «поясом шахида», но сотрудники ЦСН так быстро ворвались в дом, что он не успел этого сделать и был взят живым.

Вот как описывает эту операцию один из участников штурма: «Изнаур снял комнату в частном доме на Придорожной улице Назрани. Мы об этом узнали. В среду утром оцепили весь район, тихонько вывели жителей. К дому подъехала бронетехника, после чего мы предложили Кодзоеву сдаться. Он ответил огнем из автомата и пистолета. Потом кинул две гранаты и попытался огородами уйти, но мы его ранили. Он залег у забора и продолжал стрельбу. Пришлось его тоже забросать гранатами. Кстати, пистолет, который был у него найден, принадлежал участковому Зелимхану Асканову, убитому во время нападения на Назрань».

Интересно, что Кодзоев, согласно первоначальным данным штаба, руководившего штурмом школы в Беслане, был непосредственным участником захвата и был убит при штурме, а его тело якобы даже было опознано (!). Но неудачная попытка его ликвидации 6 января и удачная – 13 апреля говорят в пользу того, что он участвовал в подготовке теракта, но никак не в самом захвате заложников…

А 15 апреля «вымпеловцев» постигла тяжелая неудача. Согласно полученной ими оперативной информации, в девятиэтажном доме на улице Богдана Хмельницкого в микрорайоне Ипподромный Ленинского района Грозного находилось семеро боевиков, включая чеченского террориста № 2 Доку Умарова. На предложение сдаться бандиты ответили огнем. В результате боя соседняя квартира загорелась, и из-за дыма квартира с боевиками на какое-то время была прикрыта от огня «вымпеловцев». Видимо, именно в этот момент Доку Умаров, который, судя по всему, все-таки был в этой квартире, смог уйти – он воспользовался суматохой, неизбежной при тушении пожара. Никто из остальных боевиков уйти не смог, но толку от этого оказалось мало – трое офицеров «Вымпела» погибли во время боя и при выдвижении, подорвавшись на минах. Один из жителей дома, живший над «нехорошей квартирой» задохнулся в дыму, будучи не в состоянии спастись от пожара под огнем боевиков и «вымпеловцев».

Этот печальный итог еще раз показывает, что даже профессионалы высочайшего класса, каковыми являются сотрудники Управления «В» ЦСН ФСБ, нередко бессильны перед лицом случая. Но в следующий раз случай легко может обернуться и к гибели бандитских главарей – как это за три недели до трагедии в Грозном случилось в Шали с Ризваном Читиговым. Будем же надеяться на это.

Загадочные бомбисты

15 апреля в Ленинском районе Махачкалы было взорвано здание местной прокуратуры. Как полагают эксперты ФСБ, на крышу прокуратуры с восьмого этажа строящегося рядом дома были сброшены два взрывных устройства общей мощностью 25 килограммов тротила, которые были приведены в действие с помощью дистанционного управления. После взрыва в здании прокуратуры начался пожар, практически полностью уничтоживший всю следственную документацию. Именно она, по мнению экспертов, и была целью террористов – взрывные устройства не были снаряжены традиционными поражающими элементами вроде болтов и гаек, да и час для взрыва был выбран такой, что убитых после него не оказалось – 4 сотрудника прокуратуры и 2 прохожий отделались ранениями.

Столь же загадочны были и другие теракты, осуществленные в Дагестане за неделю до этого, в ночь с 7 на 8 апреля. Сначала около 19 часов у штаба 136-й мотострелковой бригады сработал мощный самодельный фугас (6-7 кг тротила), снаряженный гвоздями. Но он был закопан слишком глубоко, а час был уже достаточно поздний, так что от взрыва никто не пострадал.

После полуночи взрыв произошел у ворот махачкалинского молокозавода в районе Химшоссе. Мощность этого устройства, к тому же безоболочечного, была гораздо меньше – всего 200 граммов тротила. Еще две бомбы были вовремя обнаружены и обезврежены. Одна из них (1.5 кг в тротиловом эквиваленте) была заложена у здания республиканского МЧС, еще одна – у храма Казанской Божьей Матери на улице Орджоникидзе. Целились террористы, наверное, все-таки не в храм, а в сотрудников МВД Дагестана, работающих в здании напротив церкви. Но в столь поздний час там никого не было…

Столь же загадочными и малоудачными были «дорожные» теракты, в том числе подрывы милицейских автомобилей. Утром 29 марта неизвестные подорвали мост через реку Акташ. В ночь на 2 апреля на проспекте Акушинского и в ночь на 4 апреля в махачкалинском районе Узбекгородок неизвестные попытались подорвать проезжавшие мимо машину, но в обоих случаях сотрудники милиции не получили даже серьезных ранений. Видимо, скоро дагестанские террористы совсем «окультурятся» и будут предупреждать о каждом теракте ровно за час до взрыва…

Золотая смерть

8 апреля в Каире на базаре «аль-Моски» напротив известного университета «аль-Азхар» сработало взрывное устройство, убившее, по разным данным, от 2 до 4 человек и ранившее еще около 20. Террорист на мотоцикле забросил самодельную бомбу в толпу иностранных туристов, так как в этой части рынка продавались ювелирные украшения, и поэтому большинство покупателей были иностранцами. Это первый масштабный теракт в Каире с 1997 года.

Амнистия или война

События в Ираке за прошедший месяц отличались меньшей кровопролитностью и большей политизированностью – избранный парламент страны наконец приступил к работе, избрав нового спикера, президента, премьер-министра и их заместителей. Как и ожидалось, президентом Ирака стал бывший курдский боевик и лидер Патриотического союза Курдистана Джалал Талабани. Один из двух его оппонентов среди курдских повстанцев, глава Демократической партии Курдистана Масуд Барзани, был вынужден довольствоваться местом главы курдской автономии в Ираке, а другой, глава Рабочей партии Курдистана Абдулла Оджалан – смертным приговором, замененным на пожизненное заключение в турецкой тюрьме.

Новому президенту и правительству предстоит решить множество важных внутриполитических вопросов. Прежде всего, это пресловутый курдский вопрос. На данный момент курды требуют не только широчайшей автономии, но и расширения ее территории – их целью является город Киркук, в окрестностях которого расположены богатейшие месторождения нефти. Также курды требуют восстановить этнический баланс в Северном Ираке, выселив оттуда подселенных Хусейном арабов (что вполне справедливо) и туркмен, самовольно поселившихся там… 1000 лет назад. Конечно, туркменская община является головной болью курдов не из-за попранного чувства этнической справедливости, а потому, что пользуется всесторонней поддержкой Турции, власти которой рассматривают туркмен как удобное средство умерить аппетиты курдов по части создания Великого Курдистана, который неизбежно отхватил бы изрядный кусок не только Северного Ирака, но и самой Турции. И живут туркмены как раз в Киркуке и вокруг него. Так что этот вопрос обещает быть очень нелегким.

Второй важнейший вопрос внутренней политики – прекращение шиито-суннитского противостояния. Гази аль-Явар, избранный суннитским вице-президентом, рассчитывает в этом вопросе на поддержку и помощь Аделя Абдула Махди, шиитского вице-президента. Оба они понимают всю гибельность гражданской войны. Проблема в том, что экстремисты с обеих сторон не хотят слушать разумные слова своих умеренных лидеров и провоцируют столкновения во что бы то ни стало.

15 апреля в иракском городе аль-Мадаин, расположенном в 30 километрах к северо-востоку от Багдада, было положено начало таинственной и масштабной провокации, многие детали которой не понятны и по сей день. Судя по обрывочным данным, поступающим из города, суннитские боевики захватили город в манере Шамиля Басаева, взяли около 150 заложников-шиитов и потребовали от шиитской общины покинуть город, угрожая в противном случае убить заложников. Уже на следующие сутки подразделения американских оккупационных войск и правительственные силы Ирака окружили город и начали его «зачистку», но боевики… исчезли. К сожалению, вместе с ними исчезли и заложники. Джалал Талабани пытается урегулировать ситуацию, объявив суннитским боевикам масштабную амнистию.

В свете этой амнистии лидеры суннитских повстанцев сделали Джалалу Талабани необычное предложение: помиловать Саддама Хусейна в обмен на прекращение организованного и массового сопротивления новой власти. И Талабани не смог отмахнуться от такого предложения, так как американцы рано или поздно уйдут, а он останется наедине с не очень многочисленными, но очень воинственными и решительными суннитскими партизанами.

Пока что новый президент Ирака ограничился заявлением, сделанным 18 апреля, в котором подчеркнул, что не намерен подписывать смертный приговор Саддаму Хусейну, несмотря на все страдания, которые он принес иракскому народу. Этот шаг заслуживает определенного уважения, так как практически все остальные «первые лица» новой иракской администрации настаивают на казни Хусейна без всякого суда…

Оцените эту статью
1650 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание