31 марта 2020 16:03 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Алексей Аванесов
ПУЛИ И ТЮЛЬПАНЫ

1 Апреля 2005
ПУЛИ И ТЮЛЬПАНЫ

Как известно, в течение второй половины марта в Киргизии произошла более или менее стихийная смена власти, названная «революцией тюльпанов». Это было воспринято как победа очередной «бархатной революции» на постсоветском пространстве. Но в действительности киргизские события гораздо сложнее и запутаннее других переворотов, внешне сходных по форме и по названию, как та же «революция роз». И после «революции тюльпанов» весь мир понял, что «бархатный» шаблон без учета местной специфики может дать самые непредсказуемые результаты.

ХРОНИКА ПОБЕДИТЕЛЕЙ

События начались после выборов в местный парламент, первый тур которых прошел 27 февраля, а второй — 13 марта.

Сразу же после обнародования итогов второго тура оппозиция во главе с экс-министром иностранных дел Розой Отунбаевой объявила о массовых нарушениях в ходе подсчета голосов и j непризнании выборов. И уже 15 марта в Оше, Джалалабаде и других городах юга Киргизии начались массовые беспорядки, которые продолжались целую неделю. За это время юг страны незаметно ускользнул из-под контроля тогдашнего президента Аскара Акаева, а бывшие там чины армии и МВД принесли «клятву верности народу», то есть отложились от власти Бишкека.

Несмотря на это, Акаев попытался ничего не замечать и 22 марта открыл заседание нового парламента, объявив его легитимной властью и заявив, что не покинет своего поста. Но его власть уже была обречена.

К этому времени с юга страны маршем на Бишкек выступили колонны демонстрантов, которые утром 24 марта добрались до города и сразу же затеяли столкновения со сторонниками Акаева. Правоохранительные органы и армия при этом старались держаться в стороне. К вечеру появились сообщения, что Аскар Акаев бежал из Бишкека.

Эти сведения и бездействие «органов» обнадежили демонстрантов, и они решили, что теперь «Акаева нет и все позволено». Манифестация протеста, по классическому сценарию, плавно перетекла… нет, не в вооруженное восстание, а в массовые погромы и грабежи магазинов и супермаркетов. Мародеры тащили все, что можно, поджигали машины, били витрины. Но, в отличие от «соляного» или «медного» бунта, найденное имущество не уничтожалось, а мгновенно расхищалось погромщиками, которые тут же, на месте, затевали кровавые стычки за дорогой холодильник или широкоэкранный плазменный телевизор.

Вся ночь с 24 на 25 марта в Бишкеке прошла под лозунгом «Воруют все!» — действительно, погромщиков были многие десятки тысяч, причем среди них были не только приезжие с юга, но и жители Бишкека с окрестностями, не только противники Акаева, но и его бывшие сторонники. Более того, есть сведения, что таким образом Акаев попытался «хлопнуть дверью» — перед прибытием демонстрантов в Бишкек в их колонны людьми Акаева были внедрены преступники и провокаторы. Поначалу старались грабить только собственность «семьи» экс-президента — например, сеть супермаркетов «Народный», принадлежавшие Айдару Аскаровичу Акаеву. Потом «первенцы революции», наверное, решили отбросить ложную скромность и вместо этого отдать дань славным традициям. Как известно, еще со времен Чингисхана, если не раньше, взятый город отдавался победителям на трехдневное разграбление. А в Бишкеке победила революция…

В ночь на 25 марта на экстренном заседании парламента временное исполнение обязанностей президента и премьер-министра было возложено на бывшего премьера Киргизии Курманбека Бакиева. Министром иностранных дел стала «первая леди киргизской революции» Роза Отунбаева, также уже занимавшая ранее пост главы внешнеполитического ведомства, а руководителем всех силовых структур еще 24 марта парламент назначил «народного генерала» Феликса Кулова.

В общем, такое распределение руководящих постов можно считать удачным — эти опытные и авторитетные люди быстро смогли прекратить погромы, призвав на помощь милиции народные дружины, вооруженные пистолетами. И уже вечером 25 марта «орда Чингисхана» куда-то подевалась — отмечались лишь отдельные случаи грабежей и мародерства, большая часть которых была пресечена прямо на месте стрельбой в воздух. Стрелять на поражение милиционерам и дружинникам почти не пришлось. Революция победила.

ХРОНИКА ПОБЕЖДЕННЫХ

Как говорили древние римляне, «audiatur et altera pars» — «Пусть будет выслушана и другая сторона». Среди сторонников Акаева было много благоразумных и прагматичных людей, четко осознававших всю опасность падения страны в неконтролируемый хаос. И видение событий глазами этих людей очень примечательно, так как от их внимания не укрываются детали, которые победители либо не видят, либо стараются не афишировать.

Ниже приведены впечатления одного из таких людей, находившихся в столице страны и державшего руку на пульсе событий.

…9 марта. Митингующая на площади Джалалабада оппозиция пришла к соглашению с представителями власти об охране общественного порядка и пресечении провокаций, а также о формировании совместной группы по разрешению возникающих вопросов.

…20 марта. Спецназ МВД Кыргызстана начал разблокирование здания джалалабадской облгосадминистрации. Несмотря на то, что за день до этого оппозиция сумела провести внутрь здания группу самозахватчиков с камнями, арматурой и бутылками с зажигательной смесью, здание было освобождено за 15 минут. Аналогичная ситуация с административным зданием в г. Ош была разрешена за полчаса. В обоих случаях здания были изуродованы внутри, техника разбита и разграблена.

Арестован Анвар Артыков, назначенный 19 марта на Курултае главой Народного собрания Ошской области. Также арестован один из лидеров оппозиции Дуйшенкул Чотонов, который уже начал давать показания.

…22 марта. Конфликт перешел в новую стадию. Теперь вместо партийного противостояния «оппозиция-власть» мы имеем масштабное противостояние «север-юг». Выступления проигравших кандидатов от оппозиции спровоцировали массовые беспорядки.

На юге начали жечь отделения милиции и административные здания. В Оше захватили СИЗО и выпустили 57 человек, ждущих суда. Причем не политзеков, таковых нет, а полноценных уголовников. Милиция не смогла противодействовать разъяренной толпе. Это понятно, все друг друга знают, и у милиционеров тоже есть семьи, за которые они переживают больше, чем за республику. Джалалабад и Ош оказались в руках маргинальных элементов. Назвать их восставшими или революционерами нельзя, так как по настрою это уже не группы поддержки проигравших кандидатов, а просто почувствовавшие безнаказанность молодчики. И управляют ими уже не политические лидеры, а «полевые командиры», которых выдвинула в первые ряды улица. Даже несмотря на то, что Роза Отунбаева привезла активистам хорошую денежку. Порядка 400 тыс. долларов.

Ситуация сложная. На границе с Кыргызстаном скапливаются узбекские войска. Если начнется разминирование границы, то нужно ждать вторжения миротворческого контингента Каримова. А повод у него появится, как только беспорядки коснутся узбекских районов. Узбеки составляют около сорока процентов населения юга и не хотят повторения Ошских погромов 1990 года.

Перевал к югу от Токтогульского водохранилища закрыт и не откроется. Юг Киргизии отрезан от севера. В Бишкеке настроены серьезно и захватить власть южанам не позволят. В Чуйской области население начинает формировать конные отряды в поддержку милиции. В Таласской и Нарынской области ситуация нормализировалась. Политика политикой, но перед угрозой с юга северяне объединяются.

Из Баткена в Ош добраться сейчас нет возможности, так как дорога через узбекский анклав закрыта. А то баткенцы взяли бы под свой контроль ошский аэропорт.

…23 марта. В Оше сейчас все спокойно. Сидят вожди бунтовщиков в здании обладминистрации. Кроме них там человек двести и восемь юрт. Город спокоен, населению дела нет до политики и беспорядков. Дети на улице играют в футбол, молочники кричат свое «Моооолоко!»

Ларьки не работают. Кроме рынка контролируемого Баяманом Эркинбаевым — он единственный нормально функционирует. Но это понятно, около восьми сотен баямановцев как раз и устраивали бунт в воскресенье. Между прочим, рынок конкурентов они все-таки разгромили. Причем ребята на радостях кричали «Баяман наш президент!» Интересно, кто кого нанял. Бакиев с Отунбаевой — Баямана, или он их – пригрел безвозмездно.

Баткен. На площади собрались сторонники губернатора. Готовы в случае нападения «контры» дать им достойный отпор. В воскресенье они уже побили большую группу оппозиционеров. Милиция не вмешивается, но просит особо оппозиционеров не прессовать.

В Джалалабаде утром было все спокойно. Путчисты сидят в госзданиях и думают, что бы еще захватить. Автобусов для поездки в Бишкек у них нет.

По поводу марш-броска на Бишкек надо понимать, что сообщение в прессе насчет 300 автобусов, мягко говоря, неверное. Даже во всем Бишкеке столько не наберется. В Оше нашли 12 «пазиков», ищут горючее и людей.

Митинг, затеянный джалалабадцами и маргинальными студентами, разогнали быстро, дорогу перекрыть не дали. Кроме милиции на площади собрались ополченцы с предприятий — в белых кепках и с красными повязками. Многие их принимали за бунтовщиков :) Но рядом с разгоняемой группой южан спокойно гуляли дети и туристы. Весна, однако.

На Бакиева прокуратура возбудила уголовное дело.

…24 марта. Цитадель власти оказалась карточным домиком. Местонахождение президента Акаева неизвестно. Несколько тысяч манифестантов собрались на площади у Дома правительства. Люди потрясали плакатами и требовали отставки президента. Однако вход в «Белый дом» был блокирован подразделениями милиции и Национальной гвардии. Был подогнан БТР. Манифестанты начали собираться сразу в нескольких местах Бишкека. Часть из них подошла от Медицинского центра доктора Назаралиева. Другая, немного позже — с южной окраины. Шествия сопровождались машинами «скорой помощи». Митинг проходил бурно. Однако манифестанты не предпринимали никаких агрессивных действий. События начали быстро развиваться после того, как в толпу митингующих начали просачиваться группы сторонников президента Акаева. Вспыхнули потасовки. Примерно в это же время подразделения милиции предприняли попытку вытеснить манифестантов с площади. Откровенно неудачную.

В течение последующих двух часов манифестанты вступили в открытое противостояние с силовиками и военными. Сотрудники правоохранительных органов несколько раз пытались отогнать митингующих. Но каждый раз их вынуждали отступать. Представители правоохранительных органов не применяли силу. Не прозвучало ни одного выстрела, хотя в Дом правительства вносили ящики. Предположительно с патронами. Около четырех часов вечера сопротивление силовиков было сломлено. Это случилось практически сразу же после того, как манифестанты избили генерала Чотбаева, командующего Национальной гвардией. Люди ворвались в Дом правительства, который внезапно стало некому охранять. Во время штурма цитадели власти пострадали десятки человек, включая нескольких госчиновников. Некоторые находятся в реанимации.

Масса людей заполнила все здание. И в конце концов вошли в кабинет Аскара Акаева. Митингующие сорвали его портреты, взломали двери, били стекла, избивали сотрудников правительства, находившихся там. Из окон выбрасывали документы, мебель, оргтехнику. Самого президента на этот момент в Доме правительства не оказалось. Государственный аппарат оказался практически парализован. Подразделения милиции рассредоточились по городу. Многие сотрудники правоохранительных органов переоделись в гражданскую форму и покинули службу.

…25 марта. Вчера ночью объехал весь город. «Бета-Сторес», «Дордой Плаза», «Шелк Вей». Все крупные, да и половина мелких магазинов разворованы в хлам. Уносили даже лампочки, вынимая их из патронов. Выносили нормальные люди, молодежь. Но начинали грабеж специально обученные мальчики. Подъезжали с заранее подготовленными грузовиками.

…26 марта. Милиция появилась. От дружинников в городе больше толку, правда. Вчерашний вечер и ночь были спокойнее. Состав нового правительства удивляет. Тысячи горожан, оставшиеся без работы, сегодня материли и Бакиева, и Отунбаеву. И президента, бросившего их. Нацгвардия очухалась, но ее больше волнует, что в город могут войти кеминцы и нарынцы. Тогда начнутся столкновения с южанами. Впереди массовый передел собственности в пользу юга. Таков закон революции. Не бархатной, а образца 1917-го года.

Как делят собственность. Приходят утром на КООРТ (это телеканал городской) товарищи с карабинами и бумагой, а ля мандат от Бакиева — и говорят, что теперь ТВ принадлежит им. В обед приходят другие с оружием и говорят, что у них тоже мандат от Бакиева, но они люди Эшемканова. Ругаются. Но не стреляют. Через час приходят люди с оружием и говорят, что они от Кулова. Телевизионщики попросили ребят разобраться друг с другом. Типа мы тут причем, чья крыша сильнее, те пусть и контролируют.

…27 марта. В Бишкеке лучше, чем в спокойной Москве. Огромное спасибо всем ребятам, кто, плюнув на всякую власть — взял стволы и арматуру и пошел защищать свое жилье и остатки торговых точек от революционной мрази. Вчера ночью милиция работала нормально. Хорошо сработали дордоевцы.

Понравилась беседа в магазине в 19-00. Тетки собирают кассу. Спрашиваю: «Что такое, комендантского часа ведь нет?» Отвечают: «Нет. Но сейчас «народ», [непечатное слово], придет». Вот такая вот народная революция. Но этого «народа» на пустыре сейчас много прикопано. Больше, чем в официальных сводках.

Попросил найти имя того парня из охраны, который при грабеже «Беты» начал стрелять на поражение. Его зарезали.

…5 апреля. Бишкек. Пресс-служба Национальной гвардии КР 5 апреля 2005 г. сообщила, что 24 марта многие военнослужащие, которые охраняли Дом правительства во время известных политических событий, получили телесные повреждения. Некоторые участники захвата Дома правительства изымали у солдат вещевое имущество (демисезонные бушлаты, полевые формы, ремни, кепки). Дошло до того, что двух солдат раздели до трусов. А в караульном помещении исчезло все имущество, предназначенное для солдат и сержантов (телевизор, термосы, гладильные принадлежности и др.) В связи с этим военнослужащие обращаются ко всем с просьбой возвратить имущество в Национальную гвардию.

Официальная информация. Сегодня около двух часов ночи в городе Оше на улице Советской было совершено вооруженное нападение на начальника Межрегионального управления МВД КР по Ошской и Баткенской областям полковника У.Алиева. Как сообщил источник в правоохранительных органах, Алиев от полученных ранений скончался на месте. Водитель служебной машины находится в больнице.

Ещё официальная информация. «Партия «Алга, Кыргызстан» после беспрецедентных событий 24 марта вынуждена уйти в подполье, поскольку ни один из мужчин — членов партии — не нашел в себе мужества открыто заявить о продолжении деятельности». Такое заявление сделала член партии, депутат парламента Ольга Безбородова на сегодняшнем заседании. По ее словам, эта партия действительно имела созидательное начало и планировала претворить в жизнь все намеченные планы по обустройству Бишкека. В этой связи она обратилась к новому руководству страны, которое, по ее словам, «заверяло, что не будет преследовать граждан по политическим мотивам». Партия «Алга, Кыргызстан» была создана дочерью А. Акаева Бермет и являлась наиболее многочисленной из всех остальных партий Кыргызстана. На прошедших выборах члены этой партии заняли наибольшее количество мест в парламенте.

Ош. Временно закрытые и работавшие в обстановке чрезвычайной ситуации таможенные посты Ошской области снова работают на полном режиме. По информации начальника Ошской областной таможни М.Сабирова, озвученной в конце прошлой недели, вопреки прогнозам некоторых политиков и иностранных средств массовой информации о том, что во время революции в Кыргызстане будет открыта широкая дорога наркотрафику, с 20 марта на таможенных постах Кызыларт, Карамык не было зарегистрировано ни одного случая попытки перевозки наркотиков.

…6 апреля. В парламенте сегодня тяжко. Журавли пролетают мимо, не здороваясь. Портрет первого президента страны исцарапан гвоздем, поскольку содрать со стенда не удалось. Никому не придет в голову снять этот стенд. Морды у всех злые... Нет ни одного одухотворенного лица. За что боролись, на то и напоролись!

…7 апреля. Из письма в бывшую оппозиционную газету: Не успел Акылбек Жапаров стать и.о. министра финансов республики, как везде стал расставлять своих родственников. Например, начальником Бишкекской налоговой инспекции стал Нурлан Жапаров, брат и.о.министра. Начальником таможни аэропорта «Манас» — Нурлан Макеев, племянник и.о.министра. Заместителем начальника Бишкекской таможни — Таалай Жапаров, брат и.о. министра. Руководителем аппарата Минфина стал также родственник А.Жапарова.

К чему это привело? Если до событий 24 марта при таможенном оформлении груза на Бишкекской таможне с каждой автомашины (груз в пределах 15—18 тонн) брали сверх положенного 500–800 долларов США, то сегодня ставки взвинтили до 1800—2000 долларов с аналогичной машины.

Если это нормы управления и стиль работы новой власти, то народ ее сметет раньше, чем режим Акаева. Неужели революция свершалась для того, чтобы на смену одним коррупционерам и беспредельщикам пришли другие, еще более хищные и наглые?»

…11 апреля. Бишкек. Вчера вечером у себя дома был убит известный каскадер, один из лидеров Штаба народного ополчения Усен Кудайбергенов.

По предварительным данным, в 9:30 вечера, когда Кудайбергенов был дома с семьей, в дом ворвались двое неизвестных, которые застрелили его из пистолета, после чего скрылись. От многочисленных ранений он скончался на месте.

Известно, что перед трагедией У.Кудайбергенов выступал на многотысячном митинге в Бишкеке против самозахвата земель на окраинах столицы. Он призывал всех горожан объединиться и выступить против таких действий. Кроме того, У.Кудайбергенов — инициатор создания структуры, призванной обеспечить безопасность горожан 24-25 марта 2005 г.

…15 апреля. Из интервью с Феликсом Куловым: «…Если реально посмотреть, то не вся республика ведь поднялась, негодуя против парламентских выборов. Условно говоря, пять–шесть районов, которые всколыхнули всю республику, из 75 округов. Почему так происходит? В маленьких округах для победы достаточно 5–6 тысяч голосов. Это практически родственники, знакомые. С одной стороны встают 5–6 тысяч человек, с другой столько же — и всю республику лихорадит. Посмотрите на наш «Белый дом». 300 человек захватили — опять лихорадка. Нам надо отказываться от таких малых округов. Я об этом писал и опять буду говорить, что это недопустимо. Тем более сейчас, когда некоторые кандидаты имеют достаточно средств. Подкупить 80–90 тысяч уже сложнее…

…Главная роль президента — чтобы не было революционного захвата власти. Если это произойдет, президент выступает как гарант Конституции и обеспечивает нормальные выборы. Сегодня кто дает гарантии нормальных выборов? Исполняющий обязанности президента, который сам баллотируется в президенты. Это не очень демократично. Я говорю не о Бакиеве конкретно, а о системе».

ПОЛИТИКА И ГЕОГРАФИЯ

Несмотря на очевидное сходство с «бархатными революциями» в других постсоветских республиках, революция в Киргизии имеет некоторые важные черты, позволяющие выделить ее в особый подвид. Прежде всего, это не подавляющий, но заметный элемент стихийности — вплоть до развязки никому не было очевидно, чья же именно чаша перевесит в противостоянии.

Этот элемент стихийности обусловлен тем, что, в отличие от практически всех остальных «цветных» и «цветочных» революций, у киргизской революции, по-видимому, отсутствовало четкое и постоянное руководство извне. По крайней мере, на Западе никак не ожидали, что события будут развиваться в таком направлении и так быстро. Когда же маховик революции стал начинать обороты, ведущие западные политики стали ощущать плохо скрываемое беспокойство.

Причина этого беспокойства, впрочем, лежала на поверхности. Многоопытные вершители судеб мира привыкли действовать только по собственноручно написанному сценарию и только руками безусловно преданных им людей. Так было и в Грузии, и на Украине. Появление на сцене «третьего игрока», к тому же из плохо контролируемого и недружественнного лагеря, никак не могло им понравиться, ибо легко могло спутать планы США и НАТО в Средней Азии.

Беспокойство западных политиков выглядит еще более обоснованно, если повнимательнее приглядеться к участникам «маково-тюльпанной» революции и выделить их общие признаки. Помимо отсутствия жестко предопределенной ориентации (которая была, например, у «бело-голубых» и «оранжевых» на Украине), практически всех «революционеров» роднит один общий и крайне важный признак — происхождение. В отличие от бывшей правящей элиты Киргизии во главе с Аскаром Акаевым, которая происходила с севера страны, новые властители Киргизии — родом с юга.

Это, на первый взгляд, малозначительное географическое различие на самом деле очень важно. В самом деле, единая Киргизия — скорее детище советского строя, чем естественное, исторически сложившееся и жизнеспособное государственное образование.

Объясняется это, прежде всего, географическими причинами. Север и юг Киргизии разделены тянь-шаньскими отрогами. Сейчас обе части страны соединены, по существу, единственной дорогой – автотрассой Бишкек-Ош протяжённостью 678 км, построенной при советской власти. На сто тридцатом километре дороги находится туннель имени Колбаева. Трёхкилометровый туннель считается стратегически важным объектом, охраняемым силами МВД и МЭиЧС КР. (Надо сказать, что революцию можно было бы предотвратить, просто взорвав этот туннель. Однако это означало разрушение государства: восстановление тоннеля для республики, имеющей двухмиллиардный внешний долг, было бы невозможно. Видимо, Акаев просто не осмелился пойти на такой шаг.)

До советских времён сообщение шло по перевалам и было затруднено. Соответственно, северные и южные земли занимали вполне самостоятельные и сложившиеся этносы, резко отличающиеся друг от друга.

Северяне, в массе своей, так и не смогли до конца воспринять учение ислама, которое активнее всего насаждалось среди них в XIV-XVII веках татаро-монголами и их преемниками. Поэтому они всегда тяготели к идее светского государства и, если можно так выразиться, военно-демократическому строю (ясное дело, с поправкой на среднеазиатскую специфику). В вере мусульман северной Киргизии до сих пор гораздо больше пережитков язычества, чем на юге. Когда северные киргизские земли вошли в состав России, их жители во главе со своими вождями охотно принимали участие в завоевании собственных южных соседей, так как не отождествляли себя с ними абсолютно ни в чем.

Южане, напротив, прочно и основательно усвоили идеи ортодоксального ислама в XIV-XV веке, так как их земли (включая небезызвестную Ферганскую долину) практически всегда были в составе или в сфере влияния державы Тимура и государств Тимуридов. А пришедшие к власти в Киргизии исламисты, способные возмутить против внешних сил весь среднеазиатский регион, никак не могут вызвать у американцев душевной теплоты и доверия. Тем более, что уже утром 25 марта Бакиев заявил: «Без России мы не мыслим своего будущего. Наши страны — братские».

Поэтому к ним и вылетал Михаил Саакашвили, стараясь успокоить манифестантов во что бы то ни стало: работодатели недвусмысленно дали ему понять, что в Киргизии, в отличие от «революции роз», на карту поставлено слишком многое — глобальные геополитические планы США в Средней Азии насчет установления контроля над Ираном и Китаем. Но Саакашвили ничего не мог поделать с решительными и готовыми на все революционерами — идеологические и понятийные шоры, надетые на его сознание еще во время его учебно-специальной подготовки на Западе, не оставили ему никакого шанса переубедить людей с «незападной» ментальностью, которые абсолютно не боялись ни «черного пиара», ни пролития крови — этих жупелов современного мира «управляемой демократии».

Провал миссии Саакашвили объясняется и тем обстоятельством, что многие жители юга Киргизии отличаются более высоким уровнем государственного правосознания, чем их северные соседи: перед их глазами почти всегда было какое-нибудь относительно правильное государство, пусть даже радикальная исламская деспотия — в каком-то смысле это все равно лучше, нежели просто орда кочевников.

Признаки этого правосознания начали проявляться сразу после победы революции. Как уже упоминалось выше, победители железной рукой пресекли все явления явно противоправного характера — поджоги, грабежи и так далее. В тот же день 25 марта, на следующее утро после «ночи мародеров», генерал Феликс Кулов обратился к жителям Кыргызстана с призывом как можно скорее восстановить правопорядок и дать жесткий отпор всем грабителям и мародерам. Народ послушался генерала, и поэтому число жертв за все время погромов, по официальным данным, не превысило 5 человек. Курманбек Бакиев, в свою очередь, призвал изыскать средства для того, чтобы скомпенсировать всем предпринимателям понесенный ими ущерб, независимо от их «семейной» и клановой принадлежности. Это не может не говорить в пользу победившего премьера и его команды.

ГРИМАСЫ РЕВОЛЮЦИИ

Хотя погромы в Бишкеке и других городах удалось прекратить относительно быстро и почти без пролития крови, другие революционные явления быстро начали вылезать наружу. Помимо того, что сеть магазинов, принадлежавших родственникам экс-президента Аскара Акаева, до сих пор не была ни возвращена хозяевам, ни отнята у них по суду, победители приступили к осуществлению главного революционного лозунга «Грабь награбленное!» и в других сферах жизни.

Сразу же после победы революции в Бишкеке и его пригородах начались массовые самозахваты земли, на которую сейчас претендует никак не меньше 20 тысяч человек. Захватывают главным образом парковые зоны на юге Бишкека и плодородные хозяйства вокруг города, мотивируя это тем, что «до революции все принадлежало Акаевым, а теперь народу». При этом активисты киргизского «черного передела» случайно или намеренно передергивают два важных факта.

Во-первых, даже до революции «все» никак не могло принадлежать Акаеву и его родственникам — Киргизия все-таки была не абсолютной монархией, а президентской республикой, и захватываемые земли были собственностью государства, непосредственного дохода Акаев с них не получал или, по крайней мере, не должен был получать. Во-вторых, после победы революции земли, незаконно находившиеся в частном владении предыдущих властителей, должны быть либо возвращены законному владельцу, либо национализированы, но никак не розданы всем желающим задаром.

«Передельщиков» поощряет то обстоятельство, что такие массовые самозахваты в истории независимого Кыргызстана и его столицы уже были. В начале 1990-х годов земельные владения ликвидированных колхозов и совхозов вокруг Бишкека были захвачены «лимитчиками», приехавшими на заработки в город и оставшимися абсолютно безнаказанными, поскольку Аскара Акаева вполне устраивало такое положение дел — он нуждался в низкооплачиваемой рабочей силе для надобностей себя и своей «семьи». В итоге Бишкек оказался в «огненном кольце фронтов», то бишь в грязном и неблагоустроенном кольце бараков и времянок, в которых проживают почти 300 тысяч человек — без воды, газа, канализации, телефона, центрального освещения и так далее.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

На данный момент перспективы деятелей победившей революции вполне терпимые, хотя радужными их никак не назовешь. Помимо элементарного восстановления законности и порядка во всех сферах государственной, общественной и частной жизни, победителей ждут несколько важных проблем как во внутренней, так и во внешней политике.

В первую очередь, необходимо как можно более четко и прозрачно провести летние президентские выборы и покончить с проблемой легитимности нынешней власти. Вариант, на который сейчас делают ставку заинтересованные силы извне — поссорить победителей в ходе президентской гонки или сразу после нее — оказался бы для Киргизии наихудшим. Главное в нынешней ситуации — по мере возможности сглаживать противоречия между Севером и Югом, не допустить раскола государства и гражданской войны по идеологическому или этническому признаку.

Далее, победителям киргизской революции сейчас было бы очень опасно ссориться с кем бы то ни было из серьезных региональных и глобальных игроков — США, Россией, Ираном, Индией, Китаем. В противном случае обиженная сторона обязательно постарается отомстить — посредством экономической блокады или даже подготовкой кадров для еще одной революции — «оранжевой» или «зеленой». И она может также оказаться успешной, так как тяжело это делать только в первый раз.

Наконец, кто бы ни победил на выборах президента Киргизии, он ни в коем случае не должен придерживаться какой-либо однозначной геополитической ориентации и тем более заявлять об этом. Как показывает опыт всех революций, «бархатных» и не очень, в случае неуспеха революционеров, некогда прорвавшихся к власти, новые победители обязательно ставят им в строку «иностранную помощь» и весь ущерб, который страна понесла за период их правления от жестко предопределенной стратегической ориентации, которая, к тому же, часто оказывается неправильной.

Примеров этому в новейшей истории — великое множество. Янукович, даже не успев прийти к власти, рассыпался направо и налево насчет обязательного и стратегического партнерства с нынешними властями России во что бы то ни стало — даже в случае проведения ими антиукраинской политики. И уже будучи провозглашен президентом, он жестоко поплатился за свое ненужное «русофильство».

Ющенко, правда, пришел к власти на столь же слепом «американофильстве», но пока «медовые дни революции» еще не кончились, он может наслаждаться относительной безопасностью, а затем, как надеется его команда, безопасность «оранжевых» будут обеспечивать американские внешние займы Украине или, в крайнем случае, американские морские пехотинцы. Что, конечно, никак нельзя считать разумным, а тем более — достойным.

Реально усидеть во власти на чьих бы то ни было штыках очень сложно — это, как известно, подметил еще Наполеон Бонапарт. Пока что это удается делать только иракскому правительству Джалала Талабани, но в действительности оно мало что контролирует. Скоро мало что будет контролировать и формально — победившие на выборах шииты и курды пообещали, что постараются обеспечить своим регионам наибольшую степень автономии, вне зависимости от желаний «президента», который будет сидеть в Багдаде. Фактически уже сейчас управление Ираком как единым целым — в большей степени заслуга американских военных.

А вот Михаил Саакашвили, который действительно очень рассчитывает на помощь американцев, сейчас оказался в сложной ситуации — на волне «революции роз» в грузинском парламенте оказались абсолютно не компетентные люди, превратившие его (по мнению известного грузинского политолога Рамаза Климиашвили) в сельсовет. Социальный фон в стране за год «революционной» власти только ухудшился, хотя многим тогда казалось, что дальше ухудшаться ему уже некуда. Энергетический кризис, в котором Грузия перманентно пребывает с момента обретения независимости, обострился до предела — сейчас электричество регулярно подается только на объекты жизнеобеспечения и… в элитные жилые кварталы. Грузинские «революционеры» привычно списывают кризис на враждебное отношение России, которая ни с того ни с сего вдруг перестала бесперебойно подавать газ по демпинговым ценам. Но о том, что американские танкеры с «гуманитарной» иракской нефтью никогда не причалят в порту Поти, даже если люди Саакашвили продадут американцам всю страну, они почему-то умалчивают.

И участь Грузии через год после победы Саакашвили — хороший урок для Феликса Кулова и Курманбека Бакиева.

Оцените эту статью
1568 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание