22 июля 2019 10:50 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Аналитика

Автор: АЛЕКСЕЙ ФИЛАТОВ
ЛЮДИ «А»

28 Февраля 2019
ЛЮДИ «А»
Фото: «После того как все террористы были уничтожены, мы сложили автоматы и начали эвакуировать людей» (Геннадий Соколов)

Летом 2019 года Группе «А» КГБ-ФСБ исполняется сорок пять лет. И я продолжаю рассказ о тех, кто является ее гордостью — и командирах, и бойцах. Как показывает опыт, если мы, ветераны, не будем этого делать, то за нас это будут делать другие, но со своими «нюансами».

КОМАНДИР ИЗ КРЕМЛЯ

С 1974 года десять офицеров становились командирами «Альфы»: двое из них прошли путь от рядового сотрудника до начальника Управления «А» — это генерал-полковник Александр Мирошниченко и Герой России генерал-майор Валерий Канакин, нынешний руководитель. Каждый наш командир внес свою лепту в историю подразделения. Сегодня я хочу рассказать о генерале Александре Владимировиче Гусеве.

Нашего командира нельзя было назвать «боевиком». За его плечами были Московское высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета РСФСР и Военная академия имени М. В. Фрунзе.

С 1968-го по 1989 год Александр Владимирович служил в Кремлёвском (ныне Президентском) полку в должностях от командира взвода до начальника штаба полка. В 1989-1995 годы был заместителем коменданта Московского Кремля. В общем-то, спокойная стезя… И тут — такое! На долю генерала Гусева выпало руководить подразделением в период большей части Первой чеченской войны, сопровождавшейся такими масштабными и кровавыми актами террора, как Будённовск и Первомайское.

Александр Владимирович оказался в Группе не только на пике боевых действий. Он принял «строптивое» подразделение через полтора года после трагических событий октября 1993 года в Москве, когда «Альфа» и «Вымпел» отказались штурмовать Белый дом. После этого поступка президент Ельцин и его окружение смотрели на «Альфу» с плохо скрываемым раздражением (если не сказать больше!), и Гусеву пришлось руководить Группой в исключительно тяжелых условиях как недоверия к подразделению, так и общего бардака в стране и силовых структурах.

Командиры Группы «А» разных лет — Александр Гусев и Михаил Головатов

Мое боевое крещение связано с освобождением заложников в Будённовске летом 1995 года. Тогда «Альфа» оказалась, с одной стороны, между осатаневшими от крови террористами, с другой — деморализованным руководством. Все помнят знаменитое черномырдинское «Шамиль Басаев, я вас не слышу!»

В Будённовске «Альфа» приняла на себя всё! Тогда мы потеряли трех офицеров — эти потери аналогичны тем, что подразделение понесло в Беслане…

Как командир Александр Владимирович работал спокойно, выдержанно и эффективно. И опирался на старших офицеров подразделения, прошедших уникальную оперативно-боевую школу Афганской войны и горячих точек на территории Советского Союза и России.

Александр Гусев был во главе Группы во время тяжелейшего штурма села Первомайского (Дагестан). Руководил операциями по освобождению автобусов с заложниками в Махачкале и на Москворецком мосту в Москве, операциями в аэропортах «Домодедово» и «Шереметьево-1».

…В общей сложности мне довелось служить при пяти командирах. И взаимодействовать со всеми остальными. И я благодарен всем из них, поскольку каждый — в той или иной степени — оставил след в моей судьбе. Что касается генерала Гусева, то он достоин того, чтобы о нем знали и не забывали. Он из числа тех, кто является людьми «А».

МОЙ ДРУГ СОКОЛОВ

Майор Геннадий Соколов — участник спецопераций в Первомайском, Махачкале, Будённовске и «Норд-Осте». Награжден орденом Мужества, медалью Суворова.

Начало истории, которую я хочу рассказать, было положено более четверти века назад.

Являясь офицером госбезопасности, я (среди прочих) прибыл сдавать тест по физической подготовке для прохождения службы в Группе «А». И, как водится, желание превзойти соперника в силе и ловкости послужило началом общения с человеком, оказавшимся со мной «одной крови».

Теперь уже и не важно, кто в тот день стал «сильнее, выше и быстрее», хотя бы потому, что все новые вершины отныне нам предстояло штурмовать вместе.

Годы службы в «Альфе» закрепили союз. Вместе было пройдено немало боевых и жизненных испытаний, много раз проверявших нас на прочность. Особое место среди них занимает эпизод, случившийся во время операции по освобождению заложников в Будённовске.

Будённовск. 17 июня, 4:00, 1995 год.

Начался штурм больницы. Басаевцы уже несколько дней удерживали несколько сотен заложников. Каждое окно здания превратилось в огневую точку, в котором стояли по два-три человека. За спинами людей прятались террористы, ведя огонь. Стоны отчаяния и плач вперемешку с пулеметной очередью… Через несколько минут после начала штурма заложники вывесили больничную простыню, на которой кровью было написано: «Не стреляйте!» Даже сегодня, спустя годы, отголоски того утра вызывают ужас.

В разгар боя по рации прошло сообщение: «Соколов. Двухсотый!» Двухсотый… Мысль осколком врезается в мозг, ком подкатывает к горлу, перекрывая дыхание. Лучший друг погиб! С этой невыносимой мыслью продолжаю вести бой.

Спустя четыре часа прозвучала команда отходить. Появилась первая возможность задать вопросы, выяснить обстоятельства. Оказалось, что из-за помех рации и грохота я неправильно расслышал фамилию…

В том бою мы потеряли трех товарищей: лейтенанта Дмитрия Рябинкина, лейтенанта Дмитрия Бурдяева и майора Владимира Соловова — фамилия, так фатально созвучная с фамилией Соколова. Владимир в тот день, будучи тяжелораненым, сорок минут вел бой, позволив группе бойцов выйти из-под огня.

Затем было 23 октября 2002 года — «Норд-Ост». Я уже не служил в подразделении, но рванул на Дубровку к боевым товарищам, чтобы быть вместе c ними, поддержать. Ситуация была крайне тяжелая. В середине зала террористами был установлен фугас, в случае его подрыва здание бы превратилось в братскую могилу.

Перед штурмом театрального комплекса Гена обратился к нашему командиру полковнику Торшину:

— Юрий Николаевич, скажите что-нибудь напутственное!

— Что сказать? Мы все понимаем вероятный исход, поэтому если есть у кого-то сложности, проблемы со здоровьем, неуверенность в своих силах, я готов оставить этого человека здесь, на охране оружия. Даю слово, что это никак не отразится в дальнейшем на отношении и службе.

«Никто тогда не остался. Все выдвинулись на позиции ждать команды: «Штурм!». Сапер осуществил подрыв коридора, по разные стороны которого стояли я и Юрий Николаевич. Мы целенаправленно двигались в комнату, где дислоцировались главари, — на их уничтожение. Так как это помещение находилось в отдалении, и дверь все время была закрыта, то выпущенный усыпляющий газ в нее не проник — террористы бодрствовали. По нам открыли огонь, мы — ответный! Торшин заскакивает в комнату, взрыв, разлетаются осколки. Дальше — интенсивная стрельба! Вытаскиваем один труп, другой… Бараев был еще жив, но уже не жилец.

А потом уже — то в одном месте театрального комплекса бой завязался, то в другом; кто не спал, тот был уничтожен, кто спал — тоже. Мы не стали будить «шахидок», которые в любой момент могли подорваться. После того как все террористы были уничтожены, мы сложили автоматы и начали эвакуировать людей», — вспоминает Геннадий Соколов.

После таких пережитых ситуаций я многое переосмыслил и решил, что не имею права довольствоваться простыми обывательскими радостями. Смысл жизни в том, чтобы наполнить ее достойным содержанием. Над этим содержанием мы работаем в тандеме с Геннадием по сей день, занимаясь социальными проектами, общественной работой и творчеством.

В августе 2009 года мы с Анитой Цой и Геннадием Соколовым дали серию благотворительных концертов на Северном Кавказе в рамках гражданской акции «Помнить, чтобы жизнь продолжалась». Турне было посвящено памяти жертв террористических актов.

На тот момент страна уже успела полюбить песню «По высокой траве». Обычно в титрах указывают — «Любэ» и офицеры Группы «Альфа», так вот эти офицеры и есть мы — Алексей Филатов и Геннадий Соколов. Друзья с одной группой крови — «А».

ГЕНЕРАЛ ВИКТОР КАРПУХИН

О том, как в августе 1991 года был снят с должности легендарный командир Группы «А» генерал Виктор Карпухин, сейчас мало кто помнит, тем более — знает. А ведь он был глыба, Герой Советского Союза не по формальному факту присвоения этого высшего звания, а по своему реальному вкладу в штурм дворца Тадж-Бек в Афганистане.

На момент событий ГКЧП, случившихся в августе 1991-го, Группа «А» вместе со своими шестью региональными подразделениями насчитывала пятьсот бойцов. Фактически — бригада спецназа госбезопасности. И с ее командиром поступили по-скотски. После провала ГКЧП Виктора Фёдоровича вызвал в Кремль временщик Бакатин — новый руководитель, пришедший на Лубянку, чтобы «исполнить волю президента» по уничтожению КГБ.

Нагорный Карабах. В центре с костылём — Виктор Карпухин. Фото второй половины 1980‑х годов

— Об этих событиях, — с горечью вспоминал Карпухин, — меня заслушивал Степашин, возглавивший в КГБ соответствующую комиссию. Довольно долго я отчитывался, часов восемь, наверное. Мои действия никакой политической подоплеки не носили. В смутные времена всегда что-то подобное происходит.

На следующий день командиру Группы «А» позвонили из секретариата Бакатина и сказали, что он приглашен в Кремль. Карпухин пришел в приемную. Прождал минут сорок. Потом из кабинета Бакатина вышел начальник разведки генерал Леонид Шебаршин и «успокоил»:

— Виктор, до выяснения обстоятельств тебя отстранили от должности командира Группы.

У того непроизвольно сжались кулаки.

— Но ты не расстраивайся — меня тоже сняли, — усмехнулся Шебаршин.

В архиве сохранился любопытный документ под названием «Заключение по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19-21 августа 1991 года». Он был подписан Бакатиным в сентябре 1991 года. О Викторе Фёдоровиче в нем сказано следующее: «По распоряжениям Крючкова В. А. и Грушко В. Ф., Агеева и Расщепова 17 и 18 августа привел в боеготовность личный состав группы, осуществлял подготовку спецмероприятий в отношении Президента РСФСР, проводил рекогносцировку в аэропорту «Чкаловский», в дачных комплексах «Сосенки» и «Архангельское».

По его команде Группа «А» в количестве 60 человек выдвигалась 19 августа в район «Архангельского». По указанию Агеева осуществлял подготовку штурма Группой «А» совместно с подразделениями Советской Армии и МВД СССР здания ВС РСФСР. С учетом сложившейся обстановки вокруг здания ВС РСФСР, отрицательного отношения личного состава группы и приданных подразделений, доложил Агееву о нецелесообразности проведения операции». Как видим, никакого криминала. Но это мало кого интересовало. Решение по Карпухину было принято. Точка.

Позже Виктор Фёдорович делился своими переживаниями:

— А Бакатин меня даже не принял. Не посчитал нужным даже разговаривать со мной, несмотря на то, что я все-таки генерал, Герой Советского Союза, и награды свои заработал не в кабинете… Я вернулся в Группу, зашел к себе в кабинет. Состояние, конечно, было несколько подавленное. Взял в кабинете какие-то личные вещи, опрокинул стакан водки и уехал к отцу на дачу. Меня вывели за штат, в резерв управления кадров. Был в резерве довольно долгое время, какие-то смехотворные должности предлагали. Однажды какой-то капитан, мне совершенно неизвестный, начал меня учить, как жить. Я сказал, что в его советах не нуждаюсь, и написал рапорт: «В связи с сокращением кадров и выслугой лет прошу уволить в запас». Рапорт удовлетворили за 24 часа и потом еще полгода не могли решить, какую же мне пенсию платить. Ничего не платили…

С этой обидой Карпухин шел дальше по жизни. И хотя стал успешным предпринимателем и общественным деятелем, но обида не отпускала, давала знать о себе в сердце.

Он скончался в ночь на 24 марта 2003 года в вагоне поезда Минск — Москва от обширного инфаркта. Было ему всего пятьдесят пять. Русский офицер, герой штурма дворца Амина, боевой генерал — для него нравственные идеалы не являлись пустым звуком.

 

 

ФИЛАТОВ Алексей Алексеевич, родился в Москве.

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Глава Экономического совета ветеранского сообщества Группы «А» КГБ-ФСБ.

Окончил Орловское военное командное училище связи имени М. И. Калинина, Российскую государственную Академию физической культуры и спорта, адъюнктуру Академии ФСБ.

Шеф-редактор газеты «Спецназ России». Главный редактор сайта Alphagroup.ru. Президент группы компаний «Альфа-Право-Консалтинг». Лауреат Премии Артёма Боровика, премии «Золотой граммофон», Музыкальной Премии телеканала RU.TV и премии «Шансон года».

Кандидат психологических наук.

 

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 

Оцените эту статью
2617 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание