19 сентября 2018 00:48 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАК БЫ ВЫ, НАШИ ЧИТАТЕЛИ ИЗ РОССИИ, БЛИЖНЕГО И ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ, ПРОГОЛОСОВАЛИ БЫ НА ВЫБОРАХ МЭРА МОСКВЫ 9 СЕНТЯБРЯ 2018 ГОДА?

АРХИВ НОМЕРОВ

Политика

Автор: АЛЕКСЕЙ ФИЛАТОВ
ШКОЛЬНЫЕ БИТВЫ

29 Января 2018
ШКОЛЬНЫЕ БИТВЫ
Фото: После резни в школе Антон Бичивин ткнул себя ножом в грудь и выпрыгнул в окно. В снегу, в сугробе, он был схвачен полицейскими

ПРЕСТУПНО ЭКОНОМИТЬ НА БЕЗОПАСНОСТИ ДЕТЕЙ!

После теракта в Беслане в 2004 году неоднократно поднимался вопрос о неудовлетворительной системе охраны школьных и дошкольных учреждений. И мы давали свои предложения на этот счет.

С тех пор прошло почти четырнадцать лет. Но воз и ныне там. Трагедии в российских школах продолжаются. А профессионалов как никто не слушал, так никто и не слушает.

А пора бы прислушаться. И пора спросить с чиновников, почему они продолжают бездействовать?

ВСПЛЕСК ВОЛНЫ НАСИЛИЯ В ШКОЛАХ

В Перми 15 января 2018 года в результате нападения на школу № 127 пострадали пятнадцать человек, в том числе учительница и ученики младших классов. Преступники — 16-летние Лев Биджаков и Александр Буслидзе, не дети, а молодые люди с паспортами граждан РФ на руках.

Вставшая на пути преступников учительница Наталья Шагулина получила семнадцать ножевых ранений (на затылке — глубокая проникающая рана, порезана шея, на теле множество травм). Ее первые слова, когда в реанимации она пришла в себя: «Как мои детки?» Мать двоих детей Наталья в первую очередь поинтересовалась о школьных детях. К счастью, сейчас жизни учительницы ничего не угрожает.

Детский омбудсмен Пермского края Светлана Денисова рассказала подробности инцидента. «Учитель мужественно защищала детей, которые пытались спрятаться за учительским столом. И два мальчика, по рассказам очевидцев, бросились защищать учителя. Именно они и получили самые тяжелые ранения».

Вопрос безопасности учебных заведений требует комплексного решения

По словам омбудсмена, один из мальчиков, активно защищавший своего учителя, воспитывается в многодетной семье, где, помимо него, растут еще трое детей. Несколько учеников во время нападения преступников смогли выбежать из класса. В окровавленной одежде они побежали на первый этаж к охраннику школы, но от страха не смогли заговорить, а тот не понял, что происходит. Тогда дети метнулись через дорогу в ближайший торговый центр, чтобы обратиться к сотрудникам охраны. Школьники понимали, что звонку взрослых людей о происшествии в полиции поверят больше, чем им — детям.

О том, как была налажена охрана этой школы и какой ужас пережили малыши, радио «Комсомольская правда» рассказали учащиеся школы, девочка Анастасия и ее брат: «Шел третий урок, у нас был труд», — говорит ученик 4 «Б» класса средней школы № 127. Урок проходил как обычно: учительница Наталья Васильевна Шагулина дала задание и, сидя за своим столом, наблюдала, как ребята его выполняют. «Вдруг в класс вошли два больших парня, — говорит мальчик. — Они были в черных штанах и таких же черных кофтах, рты у них были закрыты темными масками, а на глазах — темные очки. В руках у каждого было по ножу».

Малыши ужасно испугались, а Наталья Васильевна потянулась за своим телефоном… Брат Анастасии как раз сидел за первой партой. Когда нападавшие ворвались в класс, то они встали прямо перед ним. Мальчик успел заметить, что ножи у преступников не простые.

«Я разглядел их оружие и сразу обратил внимание, что они взяли не простые ножи с кухни, а как будто профессиональные, охотничьи… Когда один из этих парней увидел, что Наталья Васильевна тянется к телефону, он подскочил к ней и схватил ее, — вспоминает четвероклассник. — А второй парень бросился к ребятам и стал хватать всех подряд».

«Ивантеевский стрелок» Михаил Пивнев, ранивший топориком учительницу. Всего 5 сентября 2017 года пострадало четыре человека, в том числе трое детей

Некоторым ученикам удалось покинуть класс. Они бежали по коридору и кричали, звали на помощь. Первыми откликнулись старшеклассники, они вбежали в класс и попытались остановить нападавших. Брат Анастасии не пострадал, ему тоже удалось улучить момент и вырваться на улицу. Мальчик не успел даже накинуть курточку.

«Я выбежал на улицу, там были дворники, я рассказал им о том, что случилось, а сам, вместе с другими ребятами, побежал в поликлинику. Другие наши одноклассники побежали в ТЦ «Кит», чтобы там укрыться и позвать на помощь».

Конечно, возникает вопрос — где была охрана школы, как в ней обеспечивалась безопасность?

Нападавшим участникам этого чрезвычайного происшествия выдвинуто обвинение в покушении на убийство. Оба они, как оказалось, фанаты «Колумбайна» — массового убийства в одноименной школе в США, произошедшего в 1999 году. При этом по данным краевого главка МВД, один из зачинщиков состоял на учете в психоневрологическом диспансере.

Не исключено, что целью Биджакова и Буслидзе была… «слава». Перед нападением они вроде как договорились, что не уйдут живыми, и пообещали убить друг друга. Именно так они и получили свои ранения: каждый ударил другого по разу. После чего сдались, поняв, что не могут довести задуманное до конца. Им было очень больно, страшно… и продолжать не захотелось.

«КОЛУМБАЙН»

Термин «Колумбайн» стал нарицательным после того, как американские подростки Эрик Харрис и Дилан Клиболд 20 апреля 1999 года устроили стрельбу в школе «Колумбайн» в штате Колорадо. Их жертвами стали тринадцать человек, а сами стрелки быстро превратились в своеобразных героев для школьников. Субкультуру, в которой массовое убийство одноклассников получило признание, стали называть «колумбайнеры».

Харрис и Клиболд сталкивались в школе с унижениями от «джоков» — одноклассников-спортсменов. Кроме этого, девочки сторонились подростков. Через некоторое время оба решили отомстить за насмешки. Для этого они изготовили несколько десятков взрывных устройств различных конструкций и размеров, пользуясь инструкциями, найденными в сети Интернет.

Кровавое ЧП со стрельбой в школе № 263 в районе Отрадное города Москвы произошло 3 февраля 2014 года

Незадолго до атаки Харрис и Клиболд заполучили карабин Hi-Point 995, 9-миллиметровый пистолет TEC и помповые ружья 12-го калибра. Бомбы они решили разместить в школьной столовой, а после детонации планировали расстреливать выживших учеников и учителей на пути к выходу.

Однако бомбы не сработали, и тогда школьники подошли к входу и открыли стрельбу. Первой жертвой стала Рэйчел Скотт, которая обедала прямо на траве рядом с крыльцом — в девушку попали четыре пули. После этого Харрис и Клиболд начали перемещаться по школе и хаотично отстреливать всех, кто попадался им на глаза.

Школу уже окружили полицейские и пожарные. У подростков стали заканчиваться патроны, поэтому они заперлись в библиотеке и продолжили стрелять из окон по машинам медиков. Когда стрельба утихла, ворвавшийся в здание отряд SWAT нашел Харриса и Клиболда мертвыми.

«КОКТЕЙЛЬ МОЛОТОВА»

Вслед за ЧП в Перми последовало другое. 19 января 2018 года в школе № 5 в микрорайоне «Сосновый бор» города Улан-Удэ (Бурятия) преступники атаковали учеников седьмого класса. Ученик 9-го класса Антон Бичивин бросил в кабинет русского языка и литературы бутылку с зажигательной смесью и напал в маске с топором на учеников 7 класса и их преподавателя.

По данным полиции, жуткую акцию вместе с Антоном Бичивиным спланировали ученики школы Александр Рогальский и Илья Седов. Все они задержаны.

Согласно одной из версий, Бичивин организовал нападение на школу в Бурятии из-за двойки в четверти по русскому языку. Известно, что его за три недели до ЧП тестировал школьный психолог, который не нашел никаких психических отклонений.

Сообщалось также, что перед нападением подростки сменили свои имена в соцсетях. Главный исполнитель акции Антон Бичивин поменял свой ник «ВКонтакте» на Никиту Фёдорова. Одноклассница Антона в интервью «Комсомольской правде» сообщила, что эта компания подростка была «склонна к нацизму».

Александр Рогальский, который знал о планах Антона, изменил свое имя на Константина Родзаевского, основателя русского фашизма в эмиграции. В 1930-е и 1940-е годы тот был лидером Всероссийской фашистской партии, созданной русской диаспорой в Манчжурии.

Родители пострадавших в школе в Улан-Удэ учеников просят наградить учителей за героизм

По утверждению телеграм-канала Mash, в школе позже обнаружили тайник, который Антон Бичивин организовал за батареей. Он спрятал там «коктейль Молотова», видимо, собираясь им воспользоваться после резни в кабинете.

Сразу после нападения Бичивин попытался совершить самоубийство — он ударил себя ножом в грудь и прыгнул из окна. Уже на земле, увидев бегущих к нему полицейских, он ударил себя ножом еще раз.

По словам учащихся, Антон Бичивин был обычным подростком из приличной семьи. «Часто видела, как он гулял со своим младшим братиком, — рассказала СМИ одна из учениц школы № 5. — Он из семьи военнослужащих. В нашем Сосновом Бору практически все — дети военных. Отец у него майор бригады ВДВ».

…Когда произошло нападение, еще один из очевидцев событий — учащийся Кирилл — сидел на уроке. По его словам, вбежал учитель и сказал, что объявлена экстренная эвакуация, дети подумали — учебная! Спустившись вниз, школьники увидели девочку с рассеченной щекой, у другой ученицы была повреждена рука.

«Мой друг рассказывал стих на уроке, учитель сказал ему сесть, после этого кинули «коктейль Молотова»», — уточняет Кирилл. Он рассказал, что все дети выскочили во двор, после чего, постояв минуту, разбежались.

Одноклассник Кирилла Станислав поведал следующее. «Я рассказывал стих, мне сказали, чтобы я садился, потому что хорошо его знаю. Если бы не сказали, и я бы договорил — меня бы просто не было сейчас… Это все в моем классе происходило. В мой класс кинули «коктейль Молотова»», — сказал ученик.

В результате ЧП в школе № 5 города Улан-Удэ пострадали семь человек, среди них сам нападавший, учитель и ученики. Двое детей находятся в тяжелом состоянии, а одна девочка, получившая черепно-мозговую травму, впала в кому и была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких. Ей в дальнейшем потребуется пластическая операция. Причем на пути юного террориста оказался отнюдь не охранник, а Ирина Леонидовна Раменская, преподаватель русского языка и литература.

«Я вела урок, открылась дверь, что-то кинули, — рассказала она. — Мне попали в голову, я даже удар этот не ощутила. Задымление пошло. Я начала выводить учеников. Когда сама выскочила, увидела, что человек просто топором рубит детей. Я их опять в кабинет — там все пылало. В моих глазах стоит Антон, с топором. Это уже, когда я выводила детей… Я уже истекала кровью».

Мама одной из учениц школы № 5 рассказала радиостанции «Говорит Москва»: «Охрана в школе полностью отсутствует, — утверждает женщина. — В школе действует группировка «Арестантский уклад един», мы об этом знаем и не раз поднимали этот вопрос. Говорили, что это «АУЕ» до добра не доведет».Вот из такого милого ребёнка Антона Бичивина получился малолетний преступник

Версию об «АУЕ» поддержал и слушатель радиостанции «Говорит Москва». По его словам, нападение на семиклассников организовано с целью оказать давление на тех, кто отказывался сдавать деньги в «общак». «АУЕ» — название и девиз предположительно существующего российского молодежного сообщества или банды, пропагандирующей воровские и тюремные понятия.

Так это или нет — дело следствия, но факт остается фактом: «охрана» в очередной раз не сработала. Точнее, оказывается, ее не было вовсе.

«Я ПРИШЁЛ СЮДА СДОХНУТЬ!»

Примеров насилия в образовательных учреждениях накопилось много. Еще свежи в памяти события в подмосковной Ивантеевке, когда в начале учебного года 5 сентября 2017 года девятиклассник Михаил Пивнев спокойно пронес в школу оружие и спецсредства под плащом. Войдя в класс, он разбросал дымовые шашки, приказал детям сесть на пол. Выкрикнув: «Я этого ждал три года! Я пришел сюда сдохнуть!» — выстрелил из травматического пистолета в лицо Людмиле Калмыковой, учительнице математики и информатики. Потом набросился на нее с кухонным топориком.

Трое учеников выпрыгнули в окно, у одного перелом, у двоих — ушибы. У педагога — черепно-мозговая травма. К счастью, никто не погиб. «Учителя спасали наших детей, а не охрана», — заявила тогда одна из матерей школьников.

Михаил Пивнев, увлекавшийся оружием, не скрывал своих увлечений и наклонностей. Молодой человек взял себе псевдоним в соцсети Mike Klebold — это американский школьник, устроивший стрельбу в школе в 1999 году. Тот самый «Колумбайн». Видео о той трагедии Михаил тоже разместил на своей странице.

Ну, а жуткий инцидент со стрельбой в московской школе № 263, произошедший 3 февраля 2014 года? Когда десятиклассник Сергей Гордеев, вооруженный карабином и винтовкой, беспрепятственно прошел в здание, после чего застрелил учителя географии и захватил в заложники своих одноклассников. А затем он же открыл огонь по прибывшим на место происшествия полицейским, убив сотрудника вневедомственной охраны и тяжело ранив патрульного.

И как всегда, когда что-то случается, у нас призывают бороться с чем угодно, иногда даже начинают бить по хвостам. Но никогда не ведется борьба с реальной причиной.

Да, можно сколько угодно мусолить всякие законопроекты «О защите детей от интернета», а по сути, от потоков информации.Пермская учительница Наталья Шагулина защитила детей во время нападения на школу №127

Только дело в другом.

Ответственное государство обязано вдумчиво, комплексно и всесторонне заниматься воспитанием молодежи. Действовать не только на упреждение, отслеживание и оценивание возникающих негативных тенденций, но и развивать позитивные. Государственные ответственные чины должны работать не для «галочки», не для проформы и прочей обязательной бюрократической отчетности, а действовать в подлинных интересах страны, работать на современном, профессиональном уровне XXI века.

ПОРОЧНЫЙ ВАХТОВЫЙ МЕТОД

Я специально не хочу акцентировать внимание на идейной, морально-психологической стороне всех этих кровавых происшествий в школах. Тут много причин — и пропаганда насилия в крупнейших СМИ, и пробелы школьного воспитания, и ситуация в отдельно взятых семьях, и погруженность молодежи в интернет, и свернутость на компьютерных играх, где у тебя много «жизней» и можно спокойно «убивать», не чувствуя при этом чужой боли.

Однако очевидно другое: всех этих ситуаций в школах можно было бы избежать при наличии системы безопасности в средних учебных заведениях. Не стану далеко ходить… Недавно побывал в своей «альма-матер». На входе сидит один «охранник», работающий вахтовым методом целый месяц. Причем ест ли он или спит, чиновников абсолютно не заботит, — по бумагам, «охранник» всегда находится на посту и получает за это деньги.

Директор разводит руками — ничего не можем поделать: победители тендера при государственных закупках дали самую «привлекательную» цену.

Очень трудно получать качественную услугу за минимальные деньги — это очевидная истина. И не нужно быть специалистом в сфере безопасности, чтобы понимать эту аксиому. Можно экономить на многом, но только не на безопасности детей (всех без исключения, а не ограниченного круга элитных гимназий и колледжей для «золотой молодежи»)!

Вакансии охранников, например, в Москве занимают люди из городов, сел и деревень Калужской, Брянской, Рязанской, Орловской, Тульской и других областей центральной России, которые приезжают на месяц-другой и несут свою службу безвылазно.

После долгой критики такого положения дел ЧОПы пошли на вынужденный хитрый ход: стали перевозить охранников (без отдыха для них) из школы в школу через каждые два-три дня, создавая видимость нормальной охраны.

Но нужно учитывать, что один человек, даже хорошо обученный, не в состоянии держать руку на пульсе при обслуживании учебного заведения. Он может отвлечься, ему когда-то необходимо поесть, у него может что-то заболеть, или возникнет необходимость отойти в туалет и т. д. Кто-то думает вообще об этих людях?

Давайте тогда подобным образом по остаточному принципу организуем и охрану Государственной Думы — посадим на Охотном Ряду самого дешевого круглосуточного вахтера. Одного! И сэкономим крупную сумму бюджетных средств.

Но нет — в российском парламенте охрана организована, как положено. Туда просто так не пройдешь и «лишь бы чего» не пронесешь. А на детских образовательных учреждениях экономия продолжается.

Как же должна быть выстроена система, чтобы обеспечить должный уровень безопасности детей? Возьмем за образец уже упомянутую Государственную Думу. Туда можно пройти только по утвержденному списку, если вам заказали пропуск. Если идет группа, то требуется сопровождающий. При входе вас и ваши вещи сканируют, поэтому холодное, травматическое и огнестрельное оружие вы туда точно не пронесете.5 января в пермской школе № 127 Александр Буслидзе (на фото) и Лев Биджаков учинили резню

По такому же принципу необходимо обеспечить безопасность учебных заведений. Пришла пора это сделать! Время и участившиеся случаи нападений диктуют необходимость надежной защиты периметра школ, чтобы туда нельзя было пронести ничего, что может быть опасно для здоровья и жизни.

Должны быть металлоискатели, но не такие, как стоят в торговых центрах, а реально работающие. Пропускные системы тоже никто не отменял.

Кроме того, вход должен быть один, для чего необходимы различные технические средства. Однако их зачастую недостаточно, а потому к этой работе важно привлекать профессионалов. Они в нашей стране есть и охраняют. Просто стоят их услуги не 18.000 рублей в месяц, а дороже.

ДАЙТЕ ШКОЛАМ САМИМ ВЫБИРАТЬ ОХРАНУ!

Однако проблема заключается не только в отсутствии достойного финансирования. Есть еще попытки подмены рынка государственной монополией с активным использованием административного ресурса. Так, сегодня часто можно услышать непрофессиональные, но, по-видимому, ангажированные предложения: «Давайте отдадим все это на откуп Росгвардии». Но, господа, у Росгвадии достаточно своих профильных задач и проблем.

Что такое Росгвардия?

Это, прежде всего, вневедомственная охрана. Я как человек, который пятнадцать лет на гражданке занимается безопасностью объектов, уже десятки раз сталкивался с тем, что на каких-нибудь государственных предприятиях частное охранное предприятие пытаются поменять на вневедомственную охрану.

Что за этим следует?

Во-первых, из бюджета сразу идет больше денег на охрану, значит нужно повышать налоги на бизнес и все остальное. Получается, что мы с вами должны заплатить за эту глупость.

Во-вторых, пытаются переманить людей, которые сейчас стоят на этом объекте, но с понижением зарплаты, поскольку вневедомственная охрана — это государственная структура, которая по определению не имеет конкуренции.

В итоге услуга стоит дороже, охранник — тот же, но денег получает меньше. Все это приводит к ухудшению качества. Сколько можно наступать на одни и те же грабли?

Я всегда был против того, чтобы московские школы посадили на бюджет, поскольку до этого многие из них неплохо охранялись. И как отец пятерых детей я лучше заплачу, но буду уверен, что в школе стоит реальная, квалифицированная охрана.

Можно сделать и так: фиксированный минимальный бюджетный уровень (от города, района), остальное школа добирает сама. Главное — пусть родители сами выберут тех людей и структуры, которые смогут охранять их детей — будь то негосударственное предприятие безопасности или вневедомственная охрана. Сейчас у них (равно как у администрации учебного заведения) такой возможности нет. За них все решено и поделено.

На фоне этих проблем поднимается волна разговоров о том, что необходимо увеличить финансирование, и в этой связи мне хочется спросить: «А где вы все были раньше?» Лично я считаю, что пришло время наказать тех чиновников, которые по долгу службы и своему рангу должны были заниматься этой проблемой, но не делали этого. Точнее сделали так, как сейчас.

СКОЛЬКО МОЖНО БЕЗДЕЙСТВОВАТЬ?

Когда нападения на школы превращаются в систему, то уже всем должно быть очевидно, что дело не в психическом нездоровье нападавших подростков и не в халатности отдельных сотрудников в школах, а в системе.

Любая системная проблема состоит из множества составляющих.

Первая из таких проблем в данном случае — это непрекращающаяся пропаганда насилия в СМИ, в первую очередь на ТВ и в Сети интернет. Подростки вольно или невольно ищут в окружающем мире пример для подражания. И находят его в том, что демонстрируют, например, наши каналы ТВ — жестокость, насилие, зло. То же касается и контента в интернете. И в этой связи министру культуры уже пора бы повернуться лицом к культуре, а чиновникам, ответственным за внутреннюю политику, обратить внимание на эту самую политику.

Вторая проблема заключается в пассивности и фактическом бездействии чиновников, ответственных за безопасность в образовательных учреждениях. И пора бы уже министру образования и науки принять меры к тому, чтобы в школах появилась полноценная, а не формальная охрана.

Одними заборами школы давно уже не обезопасишь, требуются комплексные меры безопасности

Третья проблема заключается в том, что вопросы образования, науки, здравоохранения финансируются если не по остаточному принципу, то явно недостаточно. И здесь чиновникам Минфина и законодателям обеих палат парламента пора вспомнить, какой народ они представляют, а не прятать от проблемы голову в песок, отсылая своих детей учиться, а родителей лечиться за границу.

Четвертая проблема состоит в том, что наши законодатели придумали такие законы по закупкам (в том числе услуг по охране школ), в которых победит самый дешевый, а не самый качественный участник. Хотя все прекрасно знают про бесплатный сыр в мышеловке.

Пятая проблема заключается в том, что проблема охраны школ тянется давно. Еще после трагедии в Беслане в 2004 году мы поднимали этот вопрос. И если сегодня ни с кого из ответственных чиновников не спросить «по-взрослому», то трагедии, подобные произошедшим в Перми, Улан-Удэ, Ивантеевке, Свиблово и т. д., могут повторяться и дальше. И отнюдь не риторический вопрос: сколько еще нужно жертв, трагедий и потрясений, чтобы перестать экономить на жизни детей и кардинально изменить систему обеспечения учебных заведений?

Пора бы. Сколько можно бездействовать?

 

ФИЛАТОВ Алексей Алексеевич, родился в Москве.

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Глава Экономического совета ветеранского сообщества Группы «А» КГБ-ФСБ.

Окончил Орловское военное командное училище связи имени М. И. Калинина, Российскую государственную Академию физической культуры и спорта, адъюнктуру Академии ФСБ.

Шеф-редактор газеты «Спецназ России». Главный редактор сайта Alphagroup.ru. Президент группы компаний «Альфа-Право-Консалтинг». Лауреат Премии Артёма Боровика, премии «Золотой граммофон», Музыкальной Премии телеканала RU.TV и премии «Шансон года».

Кандидат психологических наук.

 
 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 

Оцените эту статью
7340 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.4

Читайте также:

Автор: АРТУР ХОЛМОГОРОВ
29 Января 2018
ЗА ЧТО МЫ ВОЮЕМ В СИРИИ

ЗА ЧТО МЫ ВОЮЕМ В СИРИИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание