14 августа 2020 22:30 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Аналитика

Автор: Алексей ФИЛАТОВ
ТРИШКИН КАФТАН, ИЛИ БИРЮЛЁВСКИЙ СИНДРОМ

31 Октября 2013
ТРИШКИН КАФТАН, ИЛИ БИРЮЛЁВСКИЙ СИНДРОМ

Информация о том, что в принимаемом Госдумой бюджете страны на следующий год будут существенно сокращены социальные расходы, не добавляет оптимизма вообще и вызывает тревогу за социальную стабильность и безопасность в обществе.

Тот факт, что регионы в следующем году получат значительно меньше, чем получали раньше, при сохранении социальных обязательств, без сомнений, усложнит и без того не безоблачную ситуацию в экономике и социальной сфере.

При этом думцы всерьез рассчитывают «пожать» региональных чиновников законопроектом по совершенствованию мер против коррупции, лоббируемым «Единой Россией». В нем выделен новый состав преступления — хищение бюджетных средств.

Но наши чиновники — не лыком шиты. Проблемы, связанные с сокращением бюджетных поступлений из Центра, они однозначно переложат на плечи частного бизнеса, усилив налоговый пресс. Впрочем, это уже происходит в последний год.

При этом чиновники совершенно не намерены думать о том, что тем самым рубят сук, на котором сидят. Не случайно специалисты отмечают, что бизнес при таком подходе еще активнее будет уходить в тень, бежать из России, вывозя капитал.

Но ведь и это еще не все. Социальное расслоение возрастет, и часть народа в поисках заработка из депрессивных регионов хлынет в более богатые. Например, в Москву, которая по-прежнему позволяет себе долбить закатанные в новенький асфальт деньги, чтобы выложить все тротуарной плиткой.

И это, без сомнения, приведет к очередному витку напряженности в столичном регионе. С новой силой будут разгораться скандалы вокруг вроде бы официально законченной и запрещенной «лужковской» точечной застройки — подобные Торговому центру на Патриарших прудах, элитному жилому дому на Пресне, яхт-клубу в Тушино и т. д. Возрастет нагрузка на транспортную инфраструктуру. Все это может повлечь за собой усиление бирюлёвского синдрома в обществе.

Социальная напряженность в обществе может возрасти еще и потому, что сокращение поступлений из федерального бюджета коснется не всех регионов. И в этом смысле неравномерность изменений ассигнований в пользу регионов, традиционно включающих административный ресурс, тоже не добавит гармонии в обществе.

Несмотря на все объемы ассигнований в «элитные» регионы, производительные силы там никак не развиваются. Да и состав преступления а-ля «хищение бюджетных средств» вряд ли когда-то будет применен.

…ЧЕМ В АМЕРИКЕ

Что нам глупцы, которые переходят на летнее и зимнее время более чем в 110 странах мире, опираясь на какие-то там исследования медико-биологического и экономического характера, проведенные в разных странах! Россия по-прежнему живет по правилам зимней темени. А инициаторы отмены зимнего времени еще и горюют о том, что не удалось впихнуть нашу страну в один часовой пояс.

Что нам бестолковая Европа и прочая загнивающая цивилизация, которая при спаде в национальной экономике стремится сократить госрасходы, в том числе на содержание чиновничьего аппарата! В России, если судить по бюджету 2014 года, госрасходы растут как на дрожжах — вместе с чиновничьим аппаратом и их зарплатами.

У нас все почему-то должно быть не так. Все иначе, чем в Америке. На вопрос: «Сколько в России чиновников?» вице-премьер Аркадий Дворкович в интервью «Российской газете» ответил, что их количество на федеральном уровне сократилось более чем на 10 %.

При этом Дворкович оговорился, что точные данные привести сложно, потому что сокращение происходит в разных ведомствах. Но тут же признал, что в то же время растет число чиновников в регионах и муниципалитетах. Однако этот вопрос, дескать, касается властей на местах и находится в их ведении.

То есть позиция из серии — мы (правительство) тут ни при чем. Ну а населению какая разница, в каких рангах сидят чиновники в разновысотных кабинетах, если их все больше и больше?

По экспертным оценкам число чиновников превышает 6 млн. человек. А это более 10 % всего трудоспособного населения. Для сравнения: в СССР, где бюрократию тоже кляли и пытались сокращать, количество чиновников на 300 млн. населения не превышало 400 тысяч.

И когда такой не худеющей в численном отношении, а напротив пухнущей 6 миллионной прослойке постоянно повышают зарплату (в условиях отсутствия экономического роста), то это только разгоняет инфляцию, съедая незначительные накопления граждан. Это все равно, что все сильнее и сильнее топить педаль газа автомобиля на холостом ходу. Горючего сжигается больше, а машина-то все равно не едет.

Доходит до абсурда. В наиболее бедных, дотационных регионах (Магаданская область, Камчатский край, республики Тыва и Алтай) численность чиновников достигает 366 человек на 10 тысяч населения.

Можно обойтись гораздо меньшим числом, но… в дотационных регионах экономика плохо развита и людей просто нечем занять. Наверное, для губернаторов большое число чиновников, работающих за счет федерального бюджета, — возможность снизить безработицу.

А как же заявление Дмитрия Медведева о том, что стране нужно отказаться от политики сохранения занятости любой ценой, а людям необходимо научиться менять не только место работы, но и профессию, место жительства? Или это на чиновников не распространяется?

Попытка заменить процесс экономического развития ужесточением фискальных мер, в первую очередь за счет роста налогообложения бизнеса, ни к чему хорошему не приведет. Лозунг «чтобы больше потратить — соберем больше налогов», тупиковый по своей сути. Скоро собирать будет не с кого.

Живет же цивилизованный мир по принципу — для того, чтобы оздоровить экономику — надо сокращать госрасходы и чиновничий аппарат. И нам пора сократить не 5-10 % чиновников на каком-то одном этаже, а 5,8 млн. из 6 млн. человек! Тогда и мигранты не будут нужны. Появятся и строители, и водители, и дорожные рабочие, и дворники, и продавцы на рынках… преимущественно славянской внешности.

О ТЕРРОРИЗМЕ СМЕРТНИКОВ

Не понаслышке знаю, насколько непросто предотвращать преступления, совершаемые особо опасным способом, который давно перешагнул границы стран арабского мира и сегодня встречается во всех концах света. Не стала исключением и Российская Федерация.

Что же такое терроризм смертников? Это политически мотивированное применение силы, осуществляемое индивидуумом, который активно и целенаправленно уничтожает себя вместе с выбранным объектом; неизбежная смерть исполнителя такой акции является залогом успеха террористической операции.На фото: выдающийся шейх Саид Афанди, которого вместе с посетителями взорвала в августе 2012 года «живая бомба» Аминат Курбанова, урожденная Алла Сапрыкина.

Терроризм смертников — это не суицид. Хотя ему сопутствуют расправы над другими людьми, в основе его лежат действия в отношении себя, связанные с утратой смысла жизни или невозможностью выйти из безысходного состояния.

Фактически суицид — осознанный акт самоуничтожения, совершаемый в состоянии сильного душевного расстройства, а также под влиянием психических заболеваний (шизофрении, маниакально-депрессивного психоза), воздействия острых психотравмирующих ситуаций и по ряду других причин, в том числе материального характера.

Намерения же террористов-смертников пойти на самоуничтожение формируется с помощью целенаправленной обработки организаторами терактов. Их действия направлены и на то, чтобы довести население до состояния панического страха. И отчасти это удается. И вот уже студентки Волгоградского госуниверситета под угрозой отчисления просят запретить хиджабы в вузах, а женщин в хиджабах пассажиры выгоняют из волгоградских маршруток.

В период двух войн на Северном Кавказе сложилась целая система подготовки террористов, учитывающая национально-психологические особенности населения и последствия военного конфликта. При этом типов смертников достаточно много: религиозные фанатики, лица, чьи религиозные чувства модифицировались с помощью специальной обработки, «идеалисты», «мстители», психопатические личности, а также просто обманутые.

В некоторых случаях смертники могут не подозревать, что они заранее отнесены к числу жертв и используются «втемную» — по воле других людей в качестве «контейнеров» и средств для доставки взрывчатки к цели.

При таком способе организации террористической акции исполнителю ставится задача оставить в назначенном месте взрывчатку или сумку, о содержимом которой он может и не знать, а в лучшем случае лишь догадываться. Но при этом участник акции не ставится в известность о том, что его дальнейшая судьба предрешена.Алла Сапрыкина — актриса Русского драматического театра Махачкалы и солистка ансамбля брейк-данса

Методов вовлечения в террористическую деятельность достаточно много: использование людей склонных к фанатизму, учет национально-психологических особенностей и трагических личных ситуаций, индивидуальная обработка и постепенное втягивание в свою орбиту, «атака любовью», «крушение личности» и т. д.

Выбор будущей жертвы — террориста-смертника — при обработке связан с ее интересом к исламу, арабскому языку, определенными личными качествами, которые заранее подмечают пособники, осуществляющие роль «экспертов». Эмоциональность — тоже хороший крючок для вербовки в смертники.

Не случайно в этой категории много женщин. Побудительными мотивами, на основании которых формируется их мотивация, чаще всего являются религиозный фанатизм, героика самопожертвования «ради интересов народа». Добавим сюда отчаяние, одиночество, чувство непоправимого горя в силу тех или иных обстоятельств. Также месть, морально-психологическое воздействие, принуждение, страх в силу зависимости от мужчин, авторитетов, родственников и боязнь нарушить традиционные установки. Плюс безысходность положения в силу болезни, нищеты или других причин.Она же, но уже Аминат Курбанова, «жена» поочерёдно нескольких ликвидированных боевиков

В устах смертников часто звучит фраза «Мы хотим умереть больше, чем вы хотите жить». Система обучения «мучеников Аллаха» такова, что значительная часть молодых людей, личность которых формировалась в условиях ведения боевых действий и попавшая под влияние проповедников искаженных норм традиционного Ислама, мало знает об устройстве мира и окружающего общества.

Подготовка смертников направлена, прежде всего, на подавление самостоятельности личности, на формирование психологической установки на уничтожение своего «я». Культивируется слепая вера в прелести и несметные богатства, которые им сулят в будущем раю.

На самом деле религия — всего лишь ширма, используемая организаторами для подготовки смертников. В том же Коране религиозная война трактуется как оборонительная. При этом Ислам категорически запрещает самоубийство, участие в войне женщин, выступает за гуманное обращение с пленными. Запрещено нападать на «слабых из мужчин», женщин и детей, истреблять скот, потравлять поля, губить стада, разрушать постройки. Не разрешено вести войну в священные месяцы.

Так что террористы-смертники и их хозяева — это самые настоящие бандиты, хотя и хорошо подготовленные. С ними мы боролись, боремся и будем бороться до полной победы. Третьего тут не дано.

ПОМОГУТ ЛИ НОВЫЕ ЗАКОНОПРОЕКТЫ В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ?

Весной этого года, когда мне приходилось комментировать взрывы в Бостоне, я прогнозировал, что этот «мостик» через Северный Кавказ лежит к Сочинской Олимпиаде. Причем, чем ближе будет начало Игр, тем обильнее будет финансирование террористов, и тем выше будет их активность. Это один из способов борьбы против России.

Почему Олимпиада? Да потому, что это форум мирового масштаба. И для любого государства качество проведения такого мероприятия — это не только имидж, но и огромный нематериальный актив, приобретаемый на многие годы. И здесь имеет значение все. Историки до сих пор вспоминают такой пример. В фашистской Германии, при подготовке к Олимпиаде 1936-го года, повсеместно было приказано не распространять на гостей действие законов против гомосексуализма.

Кроме того, в преддверии летних и зимних Олимпийских игр в Берлине и Гармиш-Пантеркирхене Гитлер пообещал Международному олимпийскому комитету убрать антисемитские знаки и баннеры в местах проведения состязаний. А все потому, что мировое мнение было важнее.

Террористы действительно проводят активную работу по вербовке молодежи с неустойчивой жизненной позицией, легко поддающейся стороннему влиянию. Дмитрий Соколов, прибившийся к ваххабитам и ставший Абдулджаббаром, как раз относится к их числу. Работа по нейтрализации таких вербовщиков проводится в Москве и других городах. Но когда вербовка проходит в рамках семейных отношений, предотвратить ее достаточно сложно.

Если говорить о теракте в Волгограде, то остается еще много вопросов. В частности, к правоохранительным органам: как так получилось, что Наида Асиялова, находясь на контроле в этих самых органах, смогла улизнуть и совершить взрыв? К силовым ведомствам, конечно, можно предъявить определенные претензии.

С другой стороны, возникает вопрос о достаточности инструментов, которые есть на сегодняшний день у структур, отвечающих за безопасность общества. Речь, в частности, идет о подготовленном Министерством связи и ФСБ распоряжении о порядке действия системы слежки за пользователями интернета в России, а также об изменениях и дополнениях в федеральный закон «О борьбе с терроризмом», предусматривающих материальную ответственность родственников террористов.

Родители Дмитрия Соколова, с которыми Асиялова регулярно общалась по телефону, не обратились в правоохранительные органы, а вели диспуты с ней по телефону — боевик их сын или нет, где он и что с ним. Если бы не по решению суда, а в автоматическом режиме можно было отслеживать подобные сеансы связи с террористами, то, возможно, и волгоградский теракт удалось бы предотвратить.

Да и ответственность родителей за деяния своих детей-террористов, в том числе материальная, при принятии изменений и дополнений в федеральный закон «О борьбе с терроризмом», возможно, тоже бы изменила ситуацию к лучшему. И родители того же Соколова не объявляли его пропавшим без вести и не снимались в сюжете для программы «Жди меня», а обратились бы в правоохранительные органы с сообщением о том, что им звонила жена сына. А сегодня обо всем этом становится известно лишь постфактум.

С этой точки зрения и Распоряжение о порядке действия системы слежки за пользователями интернета в России, и изменения и дополнения в Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» позволят снизить риск терактов, подобных волгоградскому.

СКОРОЕ «РЕШЕНИЕ» БИРЮЛЁВСКОЙ ПРОБЛЕМЫ

События в Бирюлёво заставили власть оперативно отреагировать на случившееся. Но, к сожалению, в очередной раз мы видим, что в основе принимаемых мер лежит не стремление локализовать и исключить источники проблемы, а продемонстрировать некую активность, дабы не потерять лояльность населения.

Речь не об оперативной поимке преступника. При наличии близкого к мировому рекорду полицейского штата это неудивительно. Правда, работает этот штат только после мощнейшего пинка, когда преступление находится на контроле у высшего руководства.

Речь идет о решении закрыть Покровскую плодоовощную базу, которое городские власти приняли по просьбе жителей Бирюлёво.

Во всех СМИ народу попытались объяснить, что закрытие плодоовощной базы, на долю которой приходилось 28 % рынка Москвы, никак не скажется на рыночных ценах на овощи и фрукты.

Помилуйте господа — это как? Эфир и бумага, конечно, такие сказки выдержит, а рынок — не примет. Если в какой-нибудь нефтеносной стране начинаются беспорядки, перебои с добычей и поставкой нефти, и мировой рынок нефтепродуктов сжимается на 1-2 %, то в мировой экономике уже начинается паника из-за роста цен. А у нас 30 % рынка оттяпали — и ничего не изменится?! Есть же простая арифметика. Был рынок 100 %, стал — 72 %.

Насколько вырастут цены? 100 / 72 = 1,39. То есть почти на 40 %. Обратимся в ближайший супермаркет. Поднялись ли цены на сельхозпродукты? Да, отвечают нам. Закупочные цены уже вчера выросли. Лук был 14 руб., стал 16 руб., свекла — была 17 руб., стала 21 руб., картофель — был 24 руб., стал 31 руб., помидоры — были 77 руб., стали 88 руб. И так далее. В целом по ассортиментным группам на сельхозпродукцию цены выросли от 18 % до 30 %.

Решает ли такой подход проблему миграции? Конечно, нет! Никакой жесткой связи между мигрантами и овощами нет. Это не неразлучная пара «электрогенератор — вырабатываемая электроэнергия». А вот удар по кошелькам населения всей Москвы в связи с закрытием Покровской плодоовощной базы очевиден. Не бывает так, что еще позавчера крупнейшая база была нужна, а на следующий день — уже не нужна. А то, что на базе работали те, кто не должен, это проблема управленческая (а значит — проблема власти), но не овощная.

Власти, взявшие на себя ношу «эффективного управления», при всех своих декларациях о любви к народу, делают все непрофессионально. Никоим образом, не решая одну проблему, для поддержания своего реноме тут же создают населению другую проблему.

Да и вообще, еще неизвестно, сколько продержится карантин Покровской базы (пока заявлено о закрытии на три месяца). Ведь оторваться от такой кормушки на диету ой, как сложно! Поэтому не удивлюсь, если вскоре бирюлёвская база оживет с теми же обитателями.

СТРАШНЫЕ ОТГОЛОСКИ СЕРДЮКОВСКОЙ РЕФОРМЫ

Говоря о трагедии, произошедшей на полигоне «Струги Красные» в Псковской области, хочу выразить искренние соболезнования родным и близким погибших курсантов и прапорщика. Всегда больно терять людей, решивших посвятить свою жизнь защите Отечества.

Боевая подготовка всегда сопряжена с опасностью потерь. И чем выше уровень ее сложности, чем ближе условия проведения к боевым, тем больше вероятность потерь среди личного состава.

Наше подразделение «Альфа» не является в этом смысле исключением. И у нас во время боевых учений случались и ранения, и летальные исходы. Такова специфика профессии. Но случай на полигоне не из тех, с которым можно смириться как с неотвратимым.Сержант-контрактник Евгений Третьяков, один из погибших при взрыве на полигоне «Струги Красные» Псковской области

Во времена правления Сердюкова с батальоном секретарш широкого профиля, меня, как и всех представителей армейской среды, не покидало чувство глубокого возмущения. Занявшись продажей за бесценок госимущества, руководство Министерства обороны совершенно забросило вопросы боевой подготовки.

Как результат: уровень организации этой подготовки многократно снизился. То, что произошло на «Стругах Красных», — явная халатность лиц, ответственных за функционирование 714-го полигона. После любой зачетной стрельбы должна быть проведена тщательная зачистка саперами (то есть специалистами) от неразорвавшихся снарядов.

Судя по характеру жертв взрыва, в эпицентре которого находилась БМД, налицо явное нарушение. Либо характера транспортировки неразорвавшегося снаряда (возможно, снаряд был в БМД, перевозившей курсантов). Либо порядка извлечения снаряда (возможно, курсанты получили команду извлечь из земли неразорвавшийся снаряд, что тоже нарушение, тем более находясь в непосредственной близости от БМД. Либо правил пребывания на полигоне, сопряженное с созданием источника детонации (например, разведения костра в непосредственной близости от снаряда).

Надо отметить, что это далеко не первый подобный случай. Весной 2011 года в результате похожего инцидента на этом же полигоне погиб экипаж самоходно-артиллерийской установки «Нона», внутри которой прогремело два взрыва. В конце февраля 2013-го на ростовском полигоне при похожих обстоятельствах один офицер погиб и двое получили ранения. И так далее.

Путь к профессиональной армии — это не только и не столько статус, сколько профессиональное отношение к делу, основанное на четком выполнении каждым своих профессиональных обязанностей.

Армия — это не доходная игрушка, как думал предыдущий министр. Здесь от халатности до трагедии — один шаг. Развалить армию легко, а восстанавливать ох, как не просто! Но начинать надо с дисциплины.

МЮНХГАУЗЕН И БОЛОТО

В Госдуме состоялось первое чтение законопроекта, который направлен на привлечение частных охранных организаций к участию в обеспечении антитеррористической защищенности объектов, а также на повышение уровня безопасности на транспорте.

В этой связи в настоящее время ведется обсуждение целого ряда злободневных вопросов. На чем будет основываться деятельность частных охранных агентств, в рамках данного закона? Как будет осуществляться кадровый отбор и кто в этом случае возьмет на себя контроль за качеством организации системы безопасности России? Какую эффективность следует ожидать от совместной работы полиции и частных охранных предприятий?..

Политика в отношении ЧОПов, что реализуется в последнее время, в народе называется «одной рукой лечим, другой калечим». С одной стороны, МВД явно не справляется с охраной общественного порядка, особенно в местах скопления людей (аэропорты, вокзалы и т. д.). И в этом смысле ЧОПы полиции ох, как не помешают! С другой стороны, МВД видит в ЧОПах прямых конкурентов и, пользуясь полномочиями, всячески старается их придушить.

Мало того, что для открытия ЧОПов необходим гораздо больший уставный капитал, чем для обычного ООО. Требования МВД по лицензированию и обучению — дорогостоящие и затянутые во времени вымывают из этого сегмента мелкие ЧОПы. Выживают только крупные.

Но МВД и это посчитало недостаточным. Поэтому в полиции некоторое время назад придумали следующее: все ЧОПы сдают оружие в полицию, а потом там же могут получить его в аренду. Но получить оружие в аренду ЧОПы могут только в том случае, если докажут в полиции, что для охраны объекта оно необходимо.

А теперь представьте себе жизненную ситуацию, когда бизнесмену нужно срочно обеспечить охрану объекта. И он выбирает между ЧОПом, которому еще нужно доказать, что он нуждается в оружии для охраны данного объекта, и вневедомственной охраной МВД. На кого падет выбор при прочих равных условиях? А если учесть, что и прочие условия далеко неравны (та же информация о предприятиях, нуждающихся в охране, собирается в полиции), то выбор очевиден.

В общем, взаимоотношения МВД и ЧОПов пока напоминают футбольный матч, который «в одну калитку» судят представители полицейского ведомства. А тут еще стоит задача вступления в «международную футбольную федерацию» — ВТО. А у нас рынок явно перекошен, о чем наглядно свидетельствует содержание отечественного законодательства по частной охранной деятельности.

Нынешняя попытка МВД по изменению ситуацию — это попытка барона Мюнхгаузена вытащить себя за волосы из болота. Мюнхгаузен, судя по всему — смог, а МВД не сможет. Слишком велик груз государственных задач полицейского ведомства (лошадь Мюнхгаузена), чтобы наездник мог запросто высвободить ногу из стремени.

Однако многомиллиардный рынок охранных услуг не дает МВД от него оторваться. Вот и получается, что пока МВД вместе с собой в болото тянет частный охранный бизнес — возможно, на радость стремящимся сюда зарубежным частным компаниям.

Поэтому, пока МВД будет изо всех сил держаться за охранный бизнес, оно толком и охрану общественного порядка обеспечить не сможет (что мы и наблюдаем), не говоря уже о борьбе с оргпреступностью.

Не надо ничего изобретать. В мировой практике существует четкое разделение обязанностей — полицейское ведомство — охрана общественного порядка и борьба с организованной преступностью, частные охранные предприятия — охранный бизнес.

Автор — вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».

Оцените эту статью
6834 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4.4

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание