21 октября 2020 08:30 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Политика

Автор: Илья Тарасов
«МУЧИТЕЛЬНАЯ ПЕРЕОЦЕНКА»

1 Сентября 2010
«МУЧИТЕЛЬНАЯ ПЕРЕОЦЕНКА»

Очень многое в отношениях двух супердержав — США и СССР, а теперь Штатов и наследницы Союза — России, зависело и зависит от политической воли их президентов и их программ.

История отношений наших государств знала обострения, когда с 1945 года США возглавил президент Трумэн, заявивший, что его страна теперь обладает ядерной дубинкой. А так же при Рейгане, объявившем Крестовый поход против коммунизма и «империи зла».

Было в отношениях наших стран и потепление, когда государственную политическую машину США возглавлял умеренный демократ Джон Кеннеди, который, поняв, насколько хрупок мир на нашей планете, пошел на уступки СССР. А именно: за вывод наших ракет с Кубы он демонтировал ракеты «Олимп» на территории военных баз своей страны в Турции.

Прагматично мыслящий Ричард Никсон прекратил совершенно не нужную для его страны, грязную, как ее окрестила американская пресса, войну во Вьетнаме.

Сейчас же на политической арене Штатов находится президент Барак Обама, заявивший, что необходимо всем думающим политикам искать новые пути существования наших стран на мировой политической арене.

Но что же сулит его руководство самими США, чем же так недовольны его противники с Уолл Стрит? Что же, в конце концов, можно ждать от него нашей стране? И правильно ли сейчас выстраивает диалог с его страной высшее политическое руководство России?..

На эти вопросы нашей газете согласился ответить политический обозреватель Российской государственной радиовещательной компании «Голос России», профессор Института стран США и Канады Валентин Сергеевич Зорин.

«КТО ЖЕ ОН, МИСТЕР ОБАМА?»

— Валентин Сергеевич, по Вашему мнению, как сильнейшего американиста, наследником чьей политики по отношению к России является Барак Обама? Ястребов, как Рональд Рейган, объявившего Крестовый поход против коммунизма, или умеренного политика Джона Кеннеди, пошедшего на военные и в чем то политические уступки СССР?

— Появление в Белом Доме Обамы я позволил бы себе назвать незаурядным фактом в политической истории Америки. Я так считаю по нескольким причинам. Во-первых, трудно себе было представить пару десятков лет назад, что чернокожий гражданин США сможет занять Овальный кабинет Белого Дома. Во-вторых, он, в общем, аутсайдер для вашингтонской элиты, ведь Обама в Вашингтоне провел всего четыре сенаторских года. И Обама новичок для очень сплоченной клановой правящей элиты Вашингтона. Это, конечно, для Америки не совсем обычно.

Третье обстоятельство — в Белый Дом пришел человек без большой политической биографии. Если брать традиции отбора людей, претендующих на Овальный кабинет, которые проходят в течение многих лет серьезную политическую школу, то Обама попал в Белый Дом, как новичок. Тем не менее, он был избран, и это предмет для большого и очень серьезного анализа и разговора.

— Какие же достоинства его, как политика, Вы могли бы сейчас отметить?

— Если коротко сформулировать его достоинства, то Обама, сам по себе, как личность, является незаурядным человеком, он великолепный оратор, может даже лучший из сегодняшних политиков. Человек, которому политический инстинкт и чутье подсказали лозунг, который выдвинул его на политическую авансцену Соединенных Штатов Америки. Ведь его избирательная кампания прошла под лозунгом «Перемены». Поскольку США оказались в очень серьезном политическом тупике. Фактически речь идет о провале всей внешней и в значительной степени внутренней политической стратегии правящего класса.

После Второй Мировой войны Америка опиралась на силу, психологию самой могущественной сверхдержавы. Ее крах произошел от головокружения, от внушенной идеи самой совершенной внутриполитической системы и самой идеальной действующей экономической ее модели!

— А в связи с чем это событие, столь существенно задевшее самолюбие американских политиков, свершилось? В каких политических событиях этого века это проявляется?

— Когда США потерпели самое чувствительное поражение для себя в Ираке, оказались втянутыми в войну в Афганистане, конца которой и выхода из которой не видно. Когда дал серьезную трещину союз Вашингтона с основными своими союзниками в Европе. Когда даже такой верный последователь американской политики, как Токио, стал взбрыкивать, а премьер страны восходящего солнца Хатаяма потребовал убрать с Окинавы американскую военную базу! Что, надо отметить, не получилось. Однако еще несколько лет назад представить себе японского премьер-министра, который будет противоречить Вашингтону, было просто невозможно.

Также у США возникли серьезные трения с их европейскими союзниками. Внешнеполитические провалы Вашингтона заставили самого умного и сильного, на мой взгляд, идеолога американизма послевоенных десятилетий Джорджа Кеннона заявить о том, что американской внешней политике требуется «мучительная переоценка».

Это было осознание того, что политика единственной сверхдержавы оказалась не по плечу Соединенным Штатам Америки. Тем более, что США столкнулись с трудностями очень серьезными в осуществлении лозунга, идею которого выдвинул еще президент Томас Вудро Вильсон. Он заявил в начале прошлого века, что главной миссией должно быть продвижение в мире демократии, а если надо, то и насаждение ее. Но то, что происходит в сегодняшнем мире, то с чем сегодня столкнулся Вашингтон, свидетельствует: излюбленная идея руководства США не так доступна для осуществления Вашингтону, как это представлялось правительству и президентам США еще десять, пятнадцать лет назад.

Разочарования к моменту появления президента США Барака Обамы на политической авансцене своей страны были также связаны с тем, что идея победы в Холодной войне над Россией оказалась не такой уж эффективной, как правящим политическим кругам США поначалу казалось.

На смену России начала и середины девяностых годов пришла воспрянувшая страна. Я так говорю, поскольку мне не очень нравится термин «встающая с колен», поскольку в нем есть что то уничижительно-рабское или холопское, что я считаю для нашей страны недопустимым. Но что Россия двадцать первого века, двухтысячных годов, это не та страна, с которой Соединенные Штаты Америки имели дело в конце прошедшего века, это факт. Кризис показал несостоятельность и миф об идеальной экономической модели устройства США.

— По Вашему мнению, это первый кризис, который так сильно задел экономику США после Великой депрессии?

— До нынешнего кризиса были уже серьезные признаки трудностей в экономике США. Осенью 2008 года это не возникло ниоткуда — эти трудности экономики назревали в течение определенного периода.

Короче говоря, американская элита и общество США в целом столкнулись с самым серьезным политическим кризисом и осознанием того, о чем писал Кеннон — я повторюсь: американской политике требуется «мучительная переоценка». И это действительно стало необходимой реальностью. И вот Барак Обама, первый из крупных американских политиков, кто это понял, ощутил и сделал это основной идеей своей избирательной кампании.

Ощущение, что так дальше нельзя, было настолько понятным, и не только в вашингтонской элите, но и в американском обществе в целом, что он, новичок в политике своей страны, не связанный многолетними узами с элитой США, стал победителем в избирательной кампании.

«ПОЛЗУЧИЙ СОЦИАЛИЗМ»

— Кто же из экономической правящей элиты США поставил экономику своей страны на грань? Видимо, те «жирные коты» с Уолл Стрит, как назвал хозяев банков сам Барак Обама?

— Я бы не стал говорить о конкретных виновниках. Хотя о финансовом крахе трех крупнейших Уолл Стритских банков можно было бы порассуждать и назвать конкретные имена их руководителей, которые мошенничали, но речь у нас с вами идет о более серьезных вещах. О том, что эти серьезные трудности назревали уже несколько лет… «Жирные коты» не могли бы действовать, если бы не сложилась определенная удобная для них обстановка, дававшая им возможность создавать финансовые пузыри, которые с треском лопнули.

— А какая же обстановка, по Вашему мнению, позволила им создать эти пузыри, которые довели экономику США до краха? И сможет ли президент США Обама им противостоять, и каким образом?

— Уже если называть имена, то, скажем, экономический Гуру Вашингтона в течение двух, а то и трех десятков лет, Алан Гринспин, возглавлявший Федеральную резервную систему. Своими, как теперь очевидно для серьезных экономистов, ошибочными действиями он создал ту обстановку, которая дала возможность руководителям ряда Уолл Стритских банков совершить то, что привело к краху.

Одним из самых серьезных достижений президента Обамы за первые два года его президентства является принятый Конгрессом закон, серьезно ограничивший свободу деятельности банков, ставящий все виды их деятельности под серьезный контроль государства.

Представить себе, что такое могло случиться два десятка лет назад, что правительство США вмешивается в дела финансовых тузов своей страны, было абсолютно невозможно. Такую политику объявили бы «ползучим социализмом». Но сегодня, говоря словами нашей летописи, они сожгли все, чем поклонялись, и поклонились всему, что сжигали. Ведь государство активно вмешалось и приняло серьезные законодательные меры, это из ряда вон выходящий факт в американской политической истории.

— Почему же это стало возможным в США, где банковские круги всегда занимали особое положение в политико-экономическом государственном устройстве и могли лоббировать свои интересы в высших политических и правительственных кругах?

— Это стало возможным, не потому, что сейчас в президентском кабинете Белого Дома сидит либерал или «ползучий социалист», а потому, что бесконтрольность нескольких крупных финансовых центров привела к серьезному ущербу для всего американского большого бизнеса. Уолл Стрит, между прочим, не единственный финансовый центр Соединенных Штатов Америки. Есть еще Калифорнийский «Банк оф Америка», есть еще и серьезные промышленно-финансовые центры и в Техасе, и в Чикаго, откуда пришел в Белый Дом Барак Обама. И то, что сегодня сделано Обамой по части ограничения неумеренной свободы банкиров, это сделано для защиты всего американского большого бизнеса в целом. Хотя, это кого то ущемляет, кого то ограничивает… У кого то это вызывает ярость, а кто то уже оказывает и будет оказывать этому серьезное сопротивление. Выступая в Сенате в защиту этого акта, Обама сказал, что он это делает, чтобы предотвратить кризис в будущем.

— Если провести сравнительный анализ американского кризиса с нашим в 1998 году, то можно ли сказать: Обама предотвратил то, чего не смог сделать Ельцин? И если бы не премьер России, Евгений Максимович Примаков, то наша страна в результате того кризиса смогла бы докатиться до своего распада, а затем и до гражданской войны?

— Ну, я бы не стал проводить аналогии между Евгением Максимовичем и Обамой, поскольку он не обладал той полнотой власти, которая есть у главы американского государства. Ведь Примаков был связан по рукам и ногам волей президента России Ельцина и его ближайшим окружением. И Евгению Максимовичу, конечно, понадобилось незаурядное мужество, чтобы осуществить то, что он сумел сделать после своего назначения на пост премьера. А Бараку Обаме, в данном случае, легче, потому что за ним в государственном аппарате его страны последнее слово. Так же он среагировал и на внешнеполитический кризис, на ту ситуацию, в которой оказалась американская внешняя политика.

В 2002 году Джордж Буш-младший, выступая перед курсантами военной академии «Вест-Пойнт», провозгласил доктрину, которая получила название «Доктрина Буша». Суть ее состояла в объявлении права Соединенных Штатов вмешиваться в ход дел на международной арене, как было сформулировано в этом документе, по своему усмотрению. Причем, как в нем было предусмотрено, желательно вместе с союзниками, а в случае, если их согласия не будет, то в одиночку.

Обама фактически перечеркнул доктрину своего предшественника, хотя он не решился упомянуть ни имени Буша, ни этот документ. Но, в провозглашенной им, официально принятой Стратегии США, он, очевидно, будет исходить из других принципов, и фактически Америка откажется от претензий на единоличное руководство миром.

Это и есть та «мучительная переоценка ценностей», которую требовал Джон Кеннон, и это тоже, как в экономике, не результат личных воззрений. Это реакция на совершенно новую ситуацию, сложившуюся в мире из за серьезных провалов во внешней политике, проводимой Америкой, и понимание того, что требуется новый подход к проблемам, о которых мы говорим.

Посмотрим и изучим эту новую Стратегию. Документ, в котором в ближайшее время речь будет идти о серьезном повороте. Я считаю, что независимо от того, чем закончатся в США ноябрьские выборы в Конгресс — а силы, противостоящие Обаме, сейчас мобилизуют все, что только могут для того, чтобы лишить демократическую партию большинства голосов, — два события, ставшие фактами, сделаны президентом Обамой, и их следует считать крупнейшими политическими событиями.

— Что Вы имеете в виду?

— Обаме удалось пробить реформу здравоохранения. За это пытались браться несколько президентов, причем безуспешно. Например, Билл Клинтон считает самой большой неудачей своего президентства то, что ему не удалось за все время пребывания в Белом Доме осуществить эту реформу. А Обама, впервые, за свои два года президентства смог осуществить эту реформу.

И второй факт — это, как я сказал выше, закон об ограничении деятельности банков, и это отказ от «Доктрины Буша» и формулирование новой военно-политической стратегии США, которая значительно более умеренна, чем та, что провозглашали предшественники Обамы.

ЧЕГО ОПАСАТЬСЯ ОБАМЕ?..

— Валентин Сергеевич, как известно всем, кто интересовался историей США, ряд президентов Америки были убраны из политической жизни. Ричард Никсон, прекративший позорную войну во Вьетнаме, благодаря материалам о незаконных прослушиваниях в штабе его конкурентов по президентским выборам, был вынужден уйти в отставку. Я не говорю уже о судьбе убитого в Даллесе, наступившего на интересы нефтяных магнатов Юга, президента Джона Кеннеди.

Вы сказали о силах, противостоящих курсу, который начинает проводить на внешней и внутренней арене новый президент США Обама — кто они?..

— Во-первых, следует вспомнить, что, уходя из Белого Дома, в своей прощальной речи президент Дуайт Эйзенхауэр впервые употребил термин «военно-промышленный комплекс». Этот термин принадлежит не нашим экономистам и публицистам, а именно ему. Он предостерег народ своей страны от слишком большой власти, которую взял в свои руки ВПК — союз генералов армии США и руководителей военно-промышленных корпораций.

И со времен Эйзенхауэра сила ВПК не уменьшилась, а значительно возросла, значительная часть огромного военного бюджета США перекачивается именно этим корпорациям. А когда Барак Обама отказывается от создания баз в Польше и Чехословакии, то те корпорации, которые готовили ракеты для этих баз и уже записали это в свои прибыли, будут сопротивляться такой политике президента своей страны.

…Эти силы, весьма могучие, располагают влиянием в средствах массовой информации. Некоторое время назад в сети «Фейс бук», которой пользуются двести пятьдесят миллионов человек, было выставлено заявление: «Следует ли убить Обаму?» Оно простояло в Интернете сутки, пока не вмешалась Служба охраны президента США, а это уже не мелкий эпизод, а показатель того, что на пути, на который вступил президент Обама, будет много препятствий.

Посмотрите, какое неслучайное совпадение: когда Сенатский комитет по международным делам приступил к обсуждению вопроса о ратификации договора СНВ-3, то в соседнем зале, где заседает Комитет Конгресса США по стратегии, сенаторы проголосовали за увеличение ассигнований на программу противоракетной обороны. Они предложили к следующему финансовому году потратить на это десять миллиардов двести миллионов долларов — и это в тот же день, когда Сенат приступил к вопросу о ратификации. Это уже черная метка, которую получили те, кто будет работать над тем, чтобы договор СНВ-3 был ратифицирован.

Все это является свидетельством тех трудностей, которые на этом пути им предстоит преодолеть. А последствия этого противостояния трудно предсказать, поскольку силы, что сопротивляются политике и курсу, проводимому Обамой, весьма, как я сказал выше, серьезны и могущественны.

— Как известно, в политике все средства борьбы хороши, что видно из дела Ричарда Никсона, который разрешил прослушивание его командой «Ночных водопроводчиков», куда входили отставники из ЦРУ, телефонов отеля, в котором располагался штаб его конкурентов из демократической партии.

И вот уже, как заявил в своей передаче «Постскриптум» Алексей Пушков, и президент Обама поднял перчатку, брошенную его врагами — в виде заметки в одной газете о его недавней связи с женщиной из его предвыборного штата. Это может быть началом действий его противников? И если да, то кто из его врагов этим раздуванием скандала управляет?

— Не только Алексей Пушков рассказал об этом в своей передаче, это информация вброшена в американские средства массовой информации. История, которая будто бы происходила, не сегодняшнего дня. Но это один из элементов той борьбы, что будет вестись, в том числе при помощи самых черных и грязных методов. До выборов в Конгресс, я думаю, еще не один скелет будут пытаться отыскать в шкафу у президента Обамы.

Кроме сплетен, никаких фактов его связи с упомянутой женщиной не обнаружено, но дело не в том, есть факты или их нет, а в том, что применяются все способы, начиная от таких провокаций, как объявления в Интернете, и кончая подхваченными где то сплетнями.

Я думаю, что будут более серьезные выступления против политики Обамы. Но хочу высказать одну оптимистическую мысль. У Америки в Белом Доме находится незаурядный политик, одаренный политическим инстинктом и чутьем. Но главное в другом. То, что он сейчас делает, не является его личной программой. Если его противники отражают интересы определенных конкретных кругов, особенно тесно связанных с ВПК (президент Джордж Буш был очень зависим от этой структуры), то Обама отражает интересы тех, кто понимает, что из политических тупиков нужно искать выходы, и видит в Бараке Обаме человека, способного это на практике осуществить.

УСИЛИЯ С ОБЕИХ СТОРОН

— По Вашему мнению, Валентин Сергеевич, у нашей страны при новом президенте Обаме с США могут быть более дружеские отношения? При которых, как сказал Дмитрий Медведев, необходимо уважение друг друга? Или они и сейчас могут быть только вежливо дипломатическими?..

— Уже имеет место серьезное, подчеркиваю это слово, серьезное изменение тональности в отношениях Вашингтона и Москвы. Если их сравнивать с тем, что было при администрации президента Буша — это уже реальный факт сегодняшнего дня. На вашем месте, я бы поставил этот вопрос по другому: а будет ли эта линия иметь продолжение, или она ограничится тем, что уже сделано? А сказать, что сейчас просто придумано слово «перезагрузка» и больше ничего не сделано, нельзя. Определенные реальные шаги являются фактом такой перезагрузки.

Здесь требуются усилия с обеих сторон. Танго нельзя станцевать в одиночку. В связи с этим, надо сказать, что не только Вашингтону нужно отказываться от привычных стереотипов в отношении России, но и нашей стране надо отказаться от ряда стереотипов в отношении Соединенных Штатов Америки.

Ведь сейчас выясняется, что целый ряд проблем США без сотрудничества с Россией просто решать невозможно — политических, военных… Например, Афганистан: проблема сейчас крайне обострившаяся, или ситуация на Корейском полуострове.

Эти то проблемы никак не могут решить без России, я уж не говорю о таких глобальных, как терроризм, или грозящая миру экологическая катастрофа, она вообще недооценивается! В свое время у генерала и президента Франции Де Голля спросили, какую самую большую опасность он видит? На что он ответил, что самая большая опасность — это та, которую недооценивают.

С моей точки зрения, экологическую опасность, несмотря на все разговоры вокруг нее, еще недооценили, еще торгуются по поводу квот на выбросы, а серьезные специалисты этой проблемы спорят на другую тему — когда же будет крах! Одни говорят, что речь идет о нескольких десятилетиях, а другие утверждают, что это дело столетия. Но, если не предпринять усилия, то крах неизбежен, и на этом мнении сходятся все, а какая же страна может это сделать в одиночку?..

И каким образом США будут решать эти проблемы без сотрудничества, в частности, с Россией. Так что у нашей страны есть объективные причины для нормальных отношений с США, а у них есть объективные причины отказаться от господствующей все послевоенные годы в Вашингтоне антироссийской политики и антироссийских мифов.

— Как Вы считаете, президент Медведев занял правильную позицию на международной арене, когда пытается выстроить нормальные отношения с руководством стран Европы и США, а не стучит по трибуне ООН башмаком, говоря: «мы вас похороним»?

— Я думаю, очень разумно сейчас ведет себя российское руководство. Линию, которую начал Владимир Владимирович Путин, находясь на посту президента России, его политические и даже личные контакты в отношениях с премьером Италии Берлускони и с канцлером Германии Меркель, направленные на установление нормальных отношений России с Западом, логически продолжил Дмитрий Анатольевич Медведев.

— По Вашему мнению, санкция экономического плана против Ирана, о которой на встрече с Обамой говорил президент Медведев, тоже должна быть выполнена за уступки США России по договору СНВ-3?

— Вопрос о санкциях — это вопрос эффективности, резолюцию можно принять любую, и ограничения можно осуществлять разные, надо только отдавать себе отчет, эффективно это или нет. И то, что мы сейчас всерьез ведем разговор о возможности санкций, связано с тем, что мы твердо стоим на позиции нераспространения ядерного оружия. А появление на наших границах еще одной атомной державы никак не соответствует интересам государства Российского! Поэтому, принимать участие во всяческом давлении, чтобы этого не случилось — это правильная политика. Другой вопрос — где та линия, за которую не надо переходить; вот тут и нужна политическая мудрость и политический реализм.

— А Вы, Валентин Сергеевич, противник военных действий по отношению к Ирану?

— Военными методами эту проблему решить вообще невозможно. Вся история последних десятилетий показывает, что при помощи удара кулака не удалось решить ни одной проблемы, а создать их удалось! И те, кто, например, считают, что при бомбардировке Белграда решили балканскую проблему, люди весьма близорукие. Это подается, как успех, хотя таковым не является. Не видно конца войне в Афганистане, есть и другие серьезные очаги.

Сегодня надо приложить все силы, чтобы не началась война на Корейском полуострове, потому что в Пхеньяне сейчас сидит не управляемый и не разумно действующий лидер, и на него нужно коллективно осуществлять нажим. Но это не значит, что необходимо применить военную силу против Северной Кореи — это не разрешит ситуацию, только ее осложнит. Это одна из проблем, требующая отказа от политических стереотипов прошлого. Новое время требует нестандартного мышления, иных правил игры на мировой арене.

— Валентин Сергеевич, большое спасибо Вам за это интервью и разрешите пожелать Вам крепкого здоровья и всяческого благополучия.

Оцените эту статью
1705 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Алексей Филатов
1 Сентября 2010
СТРАСТИ ПО ПОЛИЦИИ

СТРАСТИ ПО ПОЛИЦИИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание