04 августа 2020 19:51 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Политика

Автор: Юрий Нерсесов
ПОСЛЕДНИЙ ФАККИНГ ШВЫДКОГО

1 Мая 2008
ПОСЛЕДНИЙ ФАККИНГ ШВЫДКОГО

Реорганизованное правительство России осталось без структуры, известной под неприличным сокращением ФАКК. Федеральное агентство по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого откинуло, наконец, хвост и протянуло копыта. Перед этим киношная братия, в свете новых идей начальства, подобно хамелеонам стала менять окраску с либеральной на державную. Пытаясь отсрочить конец Михаила Ефимовича, приближённые к его седалищу режиссёры кинулись всем кагалом учить нас любить родную страну.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕСТИТУТКА

Вхождение во власть второразрядного театроведа Михаила Швыдкого началось после назначения его сперва главным редактором, а потом председателем Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании. Звёздный час Швыдкого наступил 17 марта 1999 года, когда он дал в эфир эротическое видео человека похожего на генерального прокурора Юрия Скуратова. Тот как раз взялся за расследование некоторых делишек приближённых Ельцина, и, будь они доведены до конца, российской демократии угрожала бы серьёзная опасность. И таки, куда бы тогда делись милейший Михаил Ефимович и легион ему подобных?

Заслуги Швыдкого оценили на самом верху, и автор нудных рецензий на забытые спектакли превратился в могучего министра культуры. Тут то его общечеловеческая сущность и развернулась! Прежде всего, Швыдкой разместил в эфире программу «Культурная революция», которую сам и вёл. Из неё мы узнали, что русский фашизм страшнее немецкого, утечка мозгов полезна для России, а детская беспризорность — неизбежная плата за священную свободу министерских дружков материться в прямом эфире.

Особенно Швыдкой отличился по части реституции, то есть вывоза в Германию произведений искусства, которые Советский Союз получил в качестве компенсации за ущерб, причинённый гитлеровскими оккупантами. С подачи министра, только в результате одного акта реституции ФРГ должна была получить свыше 360 картин Гойя, Делакруа, Рубенса, Рафаэля, Родена, Рембрандта, Ван Гога и других знаменитых художников, причём общая стоимость подарочка, по самым скромным оценкам переваливала за полтора миллиарда долларов.

Начался грандиозный скандал, операция сорвалась, и пошли упорные слухи, что Михаил Ефимович возлюбил наследников Третьего Рейха не вполне бескорыстно. Правда доказать ничего не удалось, но господина министра с того времени частенько обзывали «политической реституткой» и его карьера пошла по нисходящей. Из министров культуры Швыдкого разжаловали в заместители, поручив ему рулить Федеральным агентством по культуре и кинематографии, или, попросту говоря, — ФАККом.

Под чутким руководством главного ФАКК-ера РФ отечественный кинематограф достиг невиданных высот. Чем сильнее очередной киногений обещал обгадить Россию, тем радостнее его встречали в ФАКК. Шла ли речь об империи Романовых или Советском Союзе, всё равно — лишь бы дерьма побольше! Швыдкой выделил 700 тысяч долларов на фильм «Сволочи», в котором благородные немцы горевали над трупами погубленных бериевскими извергами детишек и он же собирался дать 250 тысяч баксов на «Мазепу», где Пётр I насиловал собственных солдат. Произошел очередной скандал, финансирование сорвалось, а российскому киноначальству пришлось срочно менять курс.

БЕЙ СКИНОВ — СПАСАЙ РОССИЮ!

Конечно, совсем отказаться от разоблачения сталинско-бериевских злодейств сейчас не предлагается. В англо-российском фильме «По этапу» охранницы, науськанные свирепым полковником из органов, терзают пленных немцев. Страшна Лубянка и в сериале «Апостол», где у наших разведчиков Лаврентий Палыч жен-невест в заложники взял, чтобы заставить их с врагом воевать… Хорошо хоть не изнасиловал!

И всё же сдвиги есть. В «Апостоле» уже признано, что бериевцы не только уничтожали народ, но и с врагом на невидимом фронте сражались, а бывшие правоверные брежневцы режиссёр Андрей Малюков и сценарист Эдуард Володарский пошли куда дальше. Ещё недавно они громили «гэбню» в «Диверсантах» и «Штрафбате», а теперь заливают её тоннами сахарина. Образы особиста и фронтовых офицеров в молодёжном боевике «Мы из будущего» получились приторными до тошноты.

Второй год Великой Отечественной войны. На позиции ведущего тяжёлые позиционные бои батальона сваливаются четверо голых придурков, лепечущих, что они из будущего, имеющих солдатские книжки полностью соответствующие лету 1942 го и ведущих себя самым свинским образом. Иначе и быть не может. Мало того что, по жизни хлопцы — «чёрные следопыты», торгующие орденами, содранными с останков погибших, — они ещё и друг друга не любят и регулярно по мордам хлещут.

Зато красные командиры и особист, которым достались эдакие подарочки, переполнены прямо таки неземной благодати. Поймали голозадый квартет с непонятными электронными часами на берегу озера — и тут же выдали оружие! Послали в разведку за «языком», те «языка» не взяли, посланного с ними старшину потеряли? — Пустяки, дело житейское! В атаку идти не хотят, драки устраивают, у командира девушку отбивают? — Перевоспитаем в здоровом армейском коллективе! Благостную картинку гармонично дополняют фанерные танки, кукольный дот с амбразурой метр на метр и пригламуренная медсестра, со стильной причёской и холёными ноготками, вытаскивающая раненых в изящной мини-юбке.

Правда, в отличие от доперестроечных агиток, персонажи не перелицовываются с ходу в патриотов без страха и упрёка. Оказавшись на поле боя, они искренне накладывают в штаны, и озабочены, в основном, стремлением свалить в светлое настоящее, что в итоге им и удаётся. Но, согласно замыслу авторов, — Великая Отечественная ценна не сама по себе, — а исключительно как средство, позволяющее натравить персонажей на самых страшных врагов народа — скинхедов. Один из них и сам состоит в провалившейся в прошлое шайке. Однако, потусовавшись на фронте и побывав в плену у немцев, хлопец напоследок перековывается. В финале, содрав вытатуированную свастику, он мрачно смотрит на вчерашних единомышленников и вместе с товарищами по несчастью вот-вот начнёт бить гадам морды. Хотя раньше дрался, в основном, с конкурирующими «черными следопытами» кавказского происхождения. Изобрази киношники бритоголового персонажа уверенным во благе гитлеровской оккупации и преклоняющимся перед власовцами, а потом увидевшим воочию нацистские зверства, вопросов бы не было. Но как раз зверств то особых немцы и не творят, а наш бритоголовый друг, — хоть и такая же скотина, как прочие мародёры, — идейно не слишком зловреден. Он всего лишь признаёт «Майн Кампф» интересной и полезной книгой, да выражает сожаление, что Сталин с Гитлером не договорились против Америки.

Ну и что тут крамольного? «Майн Кампф» действительно прекрасный учебник политической пропаганды и чрезвычайно полезен для недоумков, верящих, что добрый дедушка Адик хотел не уничтожить Россию, а освободить её от большевиков. Поворот германской агрессии против США в 1941 году — было бы, вообще, наилучшим для нас развитием событий.

Неужели, кто то отказался бы спасти десятки миллионов соотечественников, отведя удар армий Третьего Рейха от СССР и направив его на Запад? Лично я бы не колебался ни секунды, а вот насчёт Малюкова с Володарским — не уверен. Их задача — кровь из носу воспитать у мОлодежи и пОдростков толерантность! А то совсем обнаглели — их всего-навсего мирно режут, как в той же Кондопоге, так они ещё и недовольны!

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ШУРИКА НЕВСКОГО

Продюсер и режиссёр исторического боевика «Александр. Невская битва» Игорь Калёнов тоже успел отличиться по части разоблачения кровавой гэбни. Три года именно он осчастливил нас мылодрамой «Полумгла», о свирепых бериевцах, перестрелявших спустя полгода после окончания войны кротких немецких пленных. Зрелище получилось настолько гадостное, что стошнило даже правозащитников из «Новой газеты», автор сценария потребовал убрать своё имя из титров, а фильм позорно пролетел в прокате.

Калёнов учёл урок и его новый «шедевр», с точки зрения идеологии, почти не отличается от гениального «Александра Невского» Сергея Эйзенштейна. Но халтуру сценаристов, беспомощность актёров и косорукость оператора никакая идейная выдержанность прикрыть не смогла.

Маразм крепчает уже с первых кадров. Решив проверить, готова ли Русь к войне, магистр Ливонского ордена Андреас фон Вельвен отправился к нам под видом странствующего рыцаря. Шпион из фон Вельвена оказался никудышный. Встреченный новгородским князем Александром, он сдуру назвал свое настоящее имя и тут же оказался под колпаком. Александр Ярославович решил, что коли глава соседнего государства втихаря границу перешел, да еще и частным лицом прикидывается — наверняка пакость замыслил!

Так и оказалось. Магистр подговорил бояр-предателей передать секретную карту новгородских земель орденскому агенту. Шпиона велено опознать по кольчужной перчатке, пару к которой бояре получили, но при передаче документа спросить позабыли! И совершенно зря: скинувший капюшон зловещий монах оказался князем-батюшкой! Который немедленно уравновесил вражеский прокол собственной придурковатостью — взял да и зарезал обоих. Остальные бояре, естественно, потребовали объяснений, и оказалось, что никаких доказательств вины убитых у князюшки нет! Оконфузившегося Ярославовича спасает лишь шведское вторжение.

Военные таланты экранного Александра тоже не впечатляют. Шведы мирно дрыхнут, их лагерь не укреплен, и конные княжеские дружинники имеют полную возможность порубать всех в капусту, но это слишком просто! Потому русские воины, на цыпочках крадутся по лесу с натянутыми луками и горящими стрелами на тетивах. Удивив зрителей этим цирковым номером, лучники деликатно будят агрессоров парой залпов и князь с дружиной атакует их позиции пешедралом. Лишь когда уцелевшие супостаты выстраиваются в боевой порядок, часть русских садится в седла и подобно фантастическим героям «Властелина колец» тупо прет в лоб на ощетинившийся копьями строй. Шведы, как и положено злым гоблинам, благородно поддаются и цирк заканчивается.

Дурость происходящего гармонично дополняют многочисленные ляпы. Отца Александра Невского из Всеволодовича переименовывают в Вячеславовича, шведский ярл Биргер из шурина своего короля Эрика становится зятем, а фон Вельвена называют то магистром, то вице-магистром. Дурь можно бы и стерпеть, не получись зрелище столь убогим. Погубивший батальные сцены «Волкодава» оператор Валерий Мартынов и тут остался верен себе. Камера прыгает, в кадре бестолково мельтешат мечи, ноги и головы и порой кажется, что на экране не сражающиеся воины, а прыгающие в кипящем супчике овощи и пельмени.

Мирное житьё-бытьё снято не лучше. Почти всё действие разворачивается в четырёх стенах или на лесных опушках, а Новгород со своими мастерскими, торговыми рядами и вечем на экране отсутствует напрочь! Единственное исключение — романтический замок шведского короля, но фильм всё таки об Александре Невском, а не об Эрике Шепелявом!

Отдельная песня — актеры. Сделав ставку на молодых или малоизвестных артистов, режиссер проигрался вдрызг. Богдан Ступка в роли князя-предателя очень хорош, но его крохотный эпизод погоды не делает. Упакованному в бороду Юрию Беляеву играть просто нечего, а остальные элементарно не тянут и, прежде всего исполнитель главной роли. Он старательно морщит лоб, шевелит челюстями и трясет наращенными кудрями, но все равно выглядит студентом Шуриком, сбежавшим с осточертевших лекций поиграть в войнушку.

ГОСПОДА КЛОУНЫ

Картина Олега Фомина «Господа офицеры» плоха не потому, что её создатели лихо плюют на историю с географией. Скачут доблестные капитаны да поручики за семьсот километров в красный тыл царскую семью спасать, так и пусть себе! Конечно, в реальности эсеро-меньшевистско кадетское правительство белой Сибири думало о семействе Николая II чуть больше, чем о высадке на Марс, а от линии фронта до Екатеринбурга, где сидел гражданин Романов, было немногим более ста километров, но это же не документальный фильм! В «Чапаеве» и «Адъютанте его превосходительства» клюквы тоже хватает, а до сих пор смотрятся! Да и «Неуловимые мстители», которым как ответ рекламировались «Господа», тоже с годами ничуть не потеряли обаяния.

Творению Фомина подобная слава не грозит. Вопреки рекламе, его фильм не только не идеализирует белых, а наоборот, выставляет их законченными придурками. «Господа, вы тут готовитесь царя освобождать? — вежливо интересуется одно из благородий, проходя на совершенно секретное совещание, где обсуждается состав команды спасателей. — Тогда я с вами, потому что красным всё известно…» «И меня возьми, да! — вторит ему благородие с длинным кинжалом и в волосатой папахе. — А то ты мне не кунак!».

Ещё одного красавца берут в команду прямо с места расстрела, к которому он приговорён за порубание шашками двух благородий, обидевших местных шлюх, и он немедленно отличился! Едва очутившись во вражеском тылу, романтический защитник проституток начинает козлиным голосом наяривать романсы, а соратники столь деликатны, что не могут его заткнуть.

С появлением красных цирк продолжился. Потеряв несметное количество своих, они таки подранили нашего певуна. Отступившие белые притаились в кустиках и уже совсем было собрались взять на мушку приближающуюся погоню, но вовремя вспомнили, что это неблагородно. Исполнитель романсов возвышенно подорвался на собственных гранатах, а остальные побежали биться с большевиками на кулачках. Не повяжи всех беспартийные бандиты, на том поход бы и закончился.

Могут ли столь шумные и романтичные парни не то что спасти царя, но хотя бы без палева ограбить пивной ларек? Конечно, нет! А тут ещё один из них оказывается предателем. Героический капитан, в полный рост ходящий на пулемёты, в 1915 году совершил страшное и с тех пор его держит на крючке белый генерал, которого, в свою очередь, купили красные! Сбежав от бандюганов, перебив уйму врагов и прибыв в Екатеринбург, господа попадают в лапы чекистов и узнают, что царское семейство уже расстреляли. Сдавший всех капитан пытается застрелиться, но потом освобождает всех из застенков и героически гибнет, прикрывая отход. Оставаться в живых было невозможно: пришлось бы объяснять, чем шантажировал его коварный изменщик? Неужели поймал в окопах Галиции за изнасилованием таджикской девочки?

Думаете, пережитое заставило господ офицеров хоть чуть чуть поумнеть? Ни в коем случае! Знаете, куда они отправились из тюрьмы? К своим? Мстить палачам государя-батюшки? Нет, схватив за шкирку одного из чекистов, неудачливые спасатели требуют вести их к шахте, куда сбросили останки и тупо смотрят вниз. За это время появляются красные и кладут почти всех, а у зрителей возникает крамольная мыслишка: может и хорошо, что такие клоуны не победили? Уж больно они похожи на современных опереточных казаков и придурковатых генералов из комедии «День выборов» того же Фомина.

ФАКК ВМЕСТО ЛЮБВИ

А какие белые появлялись в нашем кино при красных! Генерал Ковалевский и ротмистр Волин («Адьютант его превосходительства»), генералы Хлудов и Чарнота («Бег»), штабс капитаны Овечкин («Новые приключения неуловимых») и Захарченко-Шульц («Операция «Трест»)… Достойно выглядели и другие противники большевиков — батька Ангел («Адьютант его превосходительства») и басмач Абдулла («Белое солнце пустыни»).

Мы смотрим эти картины снова и снова, потому что их снимали люди одержимые творческой жаждой и любящие своих героев. Патриотическое кино от ФАКК и прочих подобных контор снято равнодушными дельцами, плюющими и на красных с белыми, и на новгородцев со шведами. Их интересуют исключительно деньги, но и ради них им лень лишний раз пошевелить извилинами.

Отсюда и бездумный плагиат, особо заметный в «Господах офицерах». Из «Неуловимых мстителей» взята сцена, где старый казак обучает сына защищаться против холодного оружия. Так в «Неуловимых» всё нормально — познакомились двое пацанов, и один другому приёмчик показывает. А тут сынку хорошо за тридцать, с батей вторую войну служит, но тот решил научить его драться только сейчас!

И совсем уж испохаблена у «Господ» психическая атака из «Чапаева» ставшая для миллионов зрителей символом несгибаемого мужества и трагической обреченности. Медленно поднимающиеся из за горизонта молчаливые черные шеренги, глухой барабанный бой, черное знамя с черепом и костями, попыхивающая папироска во рту командира — не просто изумительно красивы, но и реально давят на нервы, особенно необстрелянных новобранцев. Чапаевцы, видя, что белые шеренги хоть и редеют под их огнем, но продолжают неотвратимо надвигаться, паникуют и, если бы не пулемёт Анки, могли бы и разбежаться.

У Фомина «психическая атака» начинается посреди боя, когда красные уже вошли в азарт, и молотят из своих «максимов» без остановки. Из окопов выходят сперва капитан с есаулом, потом нестройная кучка юнкеров, а следом все остальные. Зрелище убогое, воздействовать на психику не способное никак, но враг почему то прекращает стрелять, позволив подойти к своим окопам почти вплотную.

Потому что прихватизировать идею эпизода режиссер смог, но довести его до ума ему лениво.

Вот и выходят на экраны типа «патриотические» фильмы, снятые без сердца и ума. Нет в них ни красивого зрелища, ни ярких характеров, ни сильных чувств. Один только ФАККинг, словно с резиновой куклой.

Оцените эту статью
1793 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание