16 октября 2019 15:01 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Политика

Автор: Андрей Цветков
ИГРЫ В МОНОПОЛИЮ

31 Октября 2007

Министерство внутренних дел решило пустить под административный нож целую отрасль, — систему негосударственной безопасности. В Государственную Думу вносится законопроект об изменении закона о частной охранной и детективной деятельности. Эксперты убеждены, что этот документ направлен на монополизацию рынка охранных услуг структурами МВД.

УЛИЦЫ РАЗБИТЫХ ФОНАРЕЙ

Распоряжение правительство №?1620 р от 17 ноября подписано премьером Виктором Зубковым. Официальным представителем Белого дома при рассмотрении документа обеими палатами Федерального Собрания РФ назначен первый заместитель главы МВД генерал Александр Чекалин. Обсуждать законопроект предстоит депутатам новой Думы, которая соберется на первое заседание в конце декабря.

Что ж, это далеко не первая попытка МВД устранить изрядно надоевшего конкурента. Аналогичные шаги предпринимались и ранее, однако нынешняя инициатива МВД может привести к непредсказуемым последствиям. Ведь на кону работа и достаток сотен тысяч людей — самых работников и членов их семей. И это перед выборами! Только одних лицензированных сотрудников по России насчитывается 700 тысяч человек.

Любому понятно, что МВД является субъектом рынка охранных услуг через подконтрольное ему ФГУП «Охрана» (бывшее Главное управление вневедомственной охраны), появившееся на свет 11 февраля 2005 года. Оно осуществляет военизированную, физическую охрану, проектирование, монтаж, обслуживание и ремонт технических средств охраны, — и имеет 81 филиал в 78 субъектах Федерации.

Помимо этого непосредственно в структуре МВД существует Департамент государственной защиты имущества (начальник — генерал-лейтенант милиции Вадим Савичев). Эта структура, оснащенная по последнему слову техники, имеет все полномочия и преференции МВД: экипировка со знаками различия, вооружение (вплоть до автоматов и пистолетов для подводной стрельбы), средства защиты и связи, транспорт. И все это — за счет госбюджета. Ну и о какой «честной конкуренции» можно вести речь, когда на рынке действует мощнейшая военизированная структура? ВТО отдыхает. Вот и возникают заманчивые идеи, оформленные юридическими крючкотворами, как бы совместить несовместимое.

Назовем вещи своими именами: государственная (!) структура, отчего то все еще занимающаяся коммерческой деятельностью (что, как известно, обусловлено исключительно нравами «лихих 90 х»), намеревается стать фактическим монополистом. В результате Россия получит разгром малого и среднего охранного бизнеса, который, заметим, несет на своих плечах большую социальную нагрузку — трудоустройство молодежи и отставников, помощь семьям погибших и умерших офицеров, содействие образовательным учреждениям, военно спортивным и военно-историческим клубам (во многом эта сфера по прежнему является уделом энтузиастов, а не родного государства).

«Это законопроект о запрете в России индустрии негосударственной охраны и безопасности, — называет вещи своими именами депутат Государственной думы Геннадий Гудков. — По сути, он ставит крест на деятельности частной охраны».

«КОМУ ВЫГОДНО?»

В начале 1990 х структуры МВД были допущены на охранный рынок, и тем самым была открыта законодательная лазейка для развития системной коррупции в органах охраны правопорядка. Той самой коррупции, которая сегодня превратилась в настоящий бич нашего общества и уронила авторитет и доверие граждан к милиции ниже всех мыслимых пределов.

Что могли «продавать» милиционеры? Разумеется, только то, что имели, то есть свои государственные полномочия, данные им законом для защиты общественного порядка в общественных интересах. Зачастую «услугой», которую они могли и могут предоставлять, является либо злоупотребление служебными полномочиями, то есть предоставление закрытой информации, незаконные или полузаконные действия в чьих либо частных интересах, либо, что на самом деле еще хуже, — надлежащее выполнение своих обязанностей, только в случае, если «заплатили». Тем, кто не заплатил, при такой схеме в удел остаются лишь хамство, формализм и пренебрежение элементарным служебным долгом со стороны многих сотрудников МВД.

При этом не следует забывать и о том, что, выступая игроком-монополистом на рынке охранных услуг, структуры МВД в целях выполнения своих контрактов очень часто привлекают штатные силы и ресурсы, отвлекая их тем самым от прямой работы. В условиях, когда в органах существуют колоссальный недокомплект людей и огромная перегруженность работой, — все это сказывается на непосредственной работе по защите граждан не лучшим образом.

Что выставляется в качестве оправдания этой, по сути коррупционной схемы? Обычно — то, что в условиях недостаточного финансирования милиция нуждается в определенной самоокупаемости, чтобы эффективно справляться со своими прямыми обязанностями. Но эта логика — начало конца нормальной государственности.

Вдумайтесь: что означает этот тезис на самом деле? Правоохранительные органы на самоокупаемости! Возможно, точка зрения «милиция должна осуществлять охрану правопорядка везде и для всех на равных условиях» уже является старомодной. Но как то не укладывается в голове подход «от самоокупаемости», автоматически подразумевающий преференции состоятельному слою населения. Остальные, мол, перебьются. А еще можно сделать вызов милиции платным, чтобы зря не беспокоили — как идея?

Милиция не должна работать «по частным заказам» и стоять хотя бы близко к ним. И бороться следует не за монополизацию структурами МВД охранного рынка, а за установление нормального финансирования милиции, которое снимало бы все разговоры о «самоокупаемости».

На сегодняшний же момент «капитаны» милицейского «рынка» объективно не заинтересованы ни в улучшении работы МВД, ни в повышении финансирования, ни в систематическом искоренении коррупции, поскольку все это работает на пользу общества, но против их бизнеса и прибыли. В результате: вопреки тому, что борьба с коррупцией объявлена основной задачей государства, в сфере безопасности деструктивные процессы не только не ослабляются, но и нарастают.

Превращение МВД в абсолютного монополиста на рынке охранных услуг ведет к формированию настоящего коррупционного монстра, к перерождению милиции из общественной службы по охране порядка в еще одну «частную армию», в корпорацию по «торговле воздухом». Именно воздухом, поскольку безопасность так же естественно необходима нормальному государству, как воздух — и торговля ею со стороны тех, кто занят именно общественной безопасностью, попросту абсурдна.

Более того, не будет ли преувеличением предположить, что присутствие МВД на рынке охранных услуг в качестве субъекта — унизительно и двусмысленная вещь?.. Несмотря на de jure легальность такой деятельности согласно действующему законодательству.

Рано или поздно государство будет вынуждено прикрыть эту лавочку — это понятно. Вот почему и лоббируется закон, который приведет практически к монополии МВД — и можно будет настричь купоны напоследок.

УБОЙНАЯ СИЛА

Барометром предвыборных настроений в России традиционно считается Урал. Считается, как голосует Свердловская область — так в целом голосует и вся Россия. Если взять за модель тамошний охранный рынок, то в случае реализации лоббируемого законопроекта выживет лишь 10?% предприятий. Таков прогноз Георгия Соболева, главы Общероссийского профсоюза работников негосударственных предприятий безопасности на Урале. По мнению же председателя Фонда ветеранов спецназа Владимира Ефимова, многие охранные фирмы Екатеринбурга не смогут выполнить предлагаемые требования и будут вынуждены либо навесить замок, либо искать возможность для объединения с другими профильными структурами; в итоге прекратит существование 75?% ЧОПов.

Коммерсанты уже сейчас бьют тревогу. Ведь если большинство охранных фирм закроется, то каково будет качество услуг, предлагаемых МВД? И цену новые монополисты смогут устанавливать без оглядки на частников, закладывая в нее отпускные, больничные листы и т.?д. Давайте будем честны: заключая договоры, вневедомственная охрана торгует полномочиями, которые предоставляет государство «дяде Степе милиционеру». Тогда к чему все разговоры о борьбе с коррупцией, господа товарищи? Вообще складывается впечатление, что авторы с Житной площади придумывают все это для того, чтобы Федеральной антимонопольной службе было чем заняться. Не на досуге.

Но, если подумать, то ситуация не ограничивается только претензией на монополию. Ход первый: с рынка вытесняются мелкие и средние организации, происходит перераспределение в пользу МВД. Но что будет, когда государство все же прекратит это безобразие? Наивно думать, что небольшие ЧОПы воскреснут и радостно поделят рынок обратно. В игре будут уже только крупные фирмы, которые «потянут» новое законодательство, которое написано специально под них и против малого предпринимательства. Но оставшиеся фирмы уже имеют свой сектор рынка, увеличить его в несколько раз одним рывком — не хватит никаких ресурсов. Спрашивается, у кого есть и необходимые ресурсы, и опыт в этой сфере? Ответ прост: у иностранных крупных охранных компаний, которые с удовольствием захватят русский рынок. При полном содействии деятелей того же МВД, которые всенепременно захотят сохранить прибыль.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

В конце 80 х годов Советский Союз вступил в полосу «радикальной перестройки». В стране стали складываться элементы многоукладной экономики. Вслед за первыми кооперативами появились акционерные банки, биржи и частные коммерческие компании. Действовали они преимущественно в сфере торговли и занимались продажей государственных ресурсов по «рыночной» стоимости. Были, конечно, и другие предприниматели, поверившие в торжество экономической демократии и вложившие средства в реальное производство. Но уголовный мир очень быстро и доходчиво объяснил этим пионерам свои предельно жесткие правила игры. Чиновники и рэкет задушили цивилизованное предпринимательство еще в колыбели. (Забегая вперед, скажем: отдельные его «ростки» сохранились благодаря тому, что находились именно под охраной частных предприятий.)

Однако на «кооперативной» волне появились и первые охранные фирмы, являвшиеся самыми настоящими бандитскими «крышами». Они преследовали двоякую цель. Во-первых, охрана криминального бизнеса и осуществление наезда на «законных» основаниях. Во-вторых, легализация огнестрельного оружия, необходимого для «служебной» деятельности. Натурализация мафиозных боевиков под видом частных предприятий безопасности отражала процесс вывода из тени преступных капиталов, которому сама власть после 1987 года дала зеленый свет.

Еще в далеком 1988 году в недрах союзного МВД провели перепись кооперативов, в уставах которых предусматривалось оказание охранных услуг юридическим и частным лицам. По экспертным данным, в сентябре 1989 года насчитывалось около 83 кооперативов, связанных с охранной деятельностью. После появления ряда перестроечных законов к концу 1990 года в стране насчитывалось 66 частных детективных структур.

«К началу 1990 х годов, — пишет Валерий Прасолов, — под контролем «бандитских крыш» находилось, по некоторым оценкам, около 85?% коммерческих предприятий — по существу все, кроме занятых охранным бизнесом или работающих под прямой протекцией правоохранительных органов. В тот период в России сформировалась настоящая система «криминальной юстиции», выполняющая функции полиции, арбитража и судебных исполнителей. Высокая плата за ее услуги во многом компенсировалась скоростью и безусловностью решений. Механизмы деятельности этой системы станут более-менее известны еще не скоро, поскольку никто из ее участников не заинтересован в разглашении тайн «первоначального капиталистического накопления”».

Негативное отношение к частной охране сформировалось в обществе именно тогда и по причине значительной криминальности этого бизнеса. Люди прекрасно разобрались, что к чему — и вынесли свой эмоциональный вердикт. Только со временем, после появления на рынке цивилизованных фирм, поменялась и точка зрения.

11 марта 1992 году российский парламент принял Закон «О частной охранной и детективной деятельности». К этому сырому документу стали адаптировать формирующийся рынок охранных услуг. Одновременно МВД приняло Постановление «О вневедомственной охране», которое позволяло управлениям внутренних дел на местах учреждать специальные охранные подразделения и группы быстрого реагирования, работающие на коммерческой основе.

Конечно, трудно было ожидать, что депутаты и эксперты продемонстрируют глубокое понимание проблемы. И все же. Отсутствие у власти четкой, продуманной позиции в отношении охранного бизнеса, его места и роли в экономике и обществе породили много проблем и конфликтов.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ

После событий августа 1991 года органы КГБ испытывали сейсмические толчки, грозившие похоронить систему государственной безопасности в целом. Начались реорганизации. Одних офицеров увольняли по причине политической неблагонадежности, как скрытых или явных сторонников ГКЧП, другие уходили сами, не желая участвовать в развале страны. В прессе всерьез обсуждался вопрос: станет ли Галина Старовойтова председателем КГБ? Ельцин, как известно, назначил на эту должность Вадима Бакатина. Хрен редьки не слаще. Кстати, именно этот любимец Горбачева в свою бытность руководителя союзного МВД должен был взять под контроль частный охранный бизнес, подведя под него нормативную базу.

Оказавшись «вне игры», многие бывшие сотрудники КГБ, МО и МВД нашли применение своим знаниям и профессиональным навыкам на рынке охранных услуг. Здесь им пришлось столкнуться с бандитскими «крышами». Одни создавали бригады и кланы, вторые — систему. Началась жесткая конкурентная война, продолжавшаяся, с переменным успехом, примерно до осени 1993 года, когда после варварского расстрела Белого дома произошел второй массовый исход из «органов». В отличие от ветеранов первой волны, уходивших «в никуда», люди шли проторенной дорогой на уже подготовленные товарищами позиции.

Тогда же появились первые общественные организации, построенные по корпоративному принципу. В октябре 1992 года была образована Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Ее примеру последовали бывшие сотрудники «Вымпела», «Витязя», ветераны внешней разведки и армейского спецназа. Они действовали по уже отработанной схеме: вначале столбится имя, а уже потом вокруг него создаются охранные и иные предприятия, решающие конкретные вопросы жизнеобеспечения.

«Перед отставниками был небольшой выбор, — говорит президент Ассоциации ветеранов «Альфы» Сергей Гончаров, — либо идти на службу криминалу, вливаться в расцветавшую тогда систему рэкета, либо идти работать в нарождавшийся тогда бизнес — слабый, разобщенный, зависимый от криминала и произвола чиновников. С этой дилеммой не могло смириться ни государственное сознание, которое у спецназовцев стояло всегда очень высоко, ни элементарное чувство самосохранения: ведь это означало пойти на моральное разложение и верную физическую гибель.

Дело в том, что охранная деятельность стала для нас не только бизнесом, но и, в каком то смысле, продолжением службы, — наиболее естественной формой самосохранения и самоорганизации военно служилого сословия, которое всегда составляло становой хребет России. Люди, о которых многие думали, что они «умеют только убивать», сорганизовались и вскоре вступили в бой с антиобщественными силами, прежде всего криминалом, для того, чтобы воплотить как раз те обещания, которые демократы давали, но выполнять не собирались: свобода, собственность, безопасность».

Благодаря тому, что были созданы крепкие, некриминальные и эффективные структуры негосударственной безопасности, составленные в основном из ветеранов спецслужб и правоохранительных органов, бандитам не удалось затоптать первые ростки свободного предпринимательства, не удалось загнать всю рыночную экономику на «черный рынок». В ту среду с ее звериными нравами, которые показаны в фильме «Бандитский Петербург». Неужели забыли?..

Криминальные «крыши» не могли и не хотели дать обираемым им коммерсантам ни собственности, ни свободы, ни даже безопасности. Охранные же структуры смогли на деле защитить и бизнес, и свободу, и жизнь, — причем обеспечить это стало возможным только за счет корпоративной солидарности выходцев из Системы. Конечно, поодиночке они ничего бы не сделали, их бы раздавили, но возникли, как уже было отмечено, общественные организации бывших сотрудников спецназа — ветеранов «Альфы», «Вымпела», «Витязя»…

Если до 1993 года развитие рынка охранных услуг было хаотичным и противоречивым, то с этого времени начала складываться Система. Милиция, надо отдать ей должное, сразу увидела в «частниках» опасных и деятельных соперников, отбивающих у них хлеб насущный. Недаром одним из циничных символов 90 х годов стал вооруженный автоматом сотрудник МВД, охраняющий банк, казино или ночной клуб. Представители этого ведомства настолько интегрировались в рынок, вкусив его запретные, но такие сладкие плоды, что, естественно, постарались устранить конкурентов с дороги. Однако «монополька» не получилась. На тот период все атаки на частный охранный бизнес удавалось отбить с наименьшими потерями.

Расширяясь, ветеранское силовое сообщество постепенно вытеснило на обочину бандитские охранные фирмы. На пути криминала оказались люди, умеющие работать в команде, мастера оперативных разработок, с практическим (в том числе боевым) опытом и обширными связями. Это предопределило успех. Теперь об этом стараются не воспоминать.

ЭТАПЫ ПУТИ

Изучая вопрос, российские исследователи выделяют четыре периода в развитии рынка и индустрии негосударственной безопасности.

1987 1992 годы. Стихийное возникновение частных охранных предприятий, обусловленное появлением спроса. Этот этап можно определить как формирование нерегулируемого (анархического) рынка услуг. Отсутствие стабильных расценок и системы ценообразования, узкий спектр услуг, в основном физическая охрана, и высокий уровень насилия, — таковы визитные карточки того времени.

1992 1998 годы. Бурный количественный рост и экономический расцвет частных охранных структур после принятия Закона «О частной охранной и детективной деятельности». Наиболее востребованной услугой становится снятие бандитских крыш и постановка цивилизованной охраны.

Вообще после 1992 года развитие рынка частной охраны и сыска определялось тремя основными процессами. Во-первых, обвальной приватизацией экономики, ростом частного сектора во всех отраслях и развитием частных финансовых институтов. Во-вторых, кризисом государства и массовым исходом кадров из силовых ведомств, низким контролем со стороны правоохранительных органов над деятельностью предприятий негосударственной сферы безопасности. И, в третьих, легализацией негосударственной охранной и детективной деятельности.

В целом описываемый этап — это расцвет рынка охранных услуг. Для него характерно предельное расширение спектра услуг; в компетенцию охранных предприятий входило не только физическая охрана, но и гарантирование сделок, урегулирование имущественных интересов, принуждение к исполнению обязательств, оценка надежности деловых партнеров, создание конкурентных преимуществ, детективные услуги. Таким образом, произошел переход от чистого обеспечения физической охраны к комплексной безопасности в широком смысле. Появляется новые формы — СБ. Лицензированные государством частные охранные предприятия становятся господствующим рыночным игроком, подвигающим на этом сегменте рынка даже вневедомственную охрану.

1998 2000 годы. Борьба за выживание, обусловленная тяжелыми последствиями экономического кризиса; как следствие — создание, внедрение и развитие новых технологий в обеспечении безопасности, интеллектуализация охраны, с одной стороны, и предложение более дешевых охранных услуг — с другой.

Дефолт и последующий экономический кризис 1998 года привел к резкому уменьшению количества предприятий среднего и малого бизнеса, снижению платежеспособности устоявших на ногах. Это, в свою очередь, отразилось на спросе. Наметилась тенденция ликвидации служб безопасности юридических лиц либо их преобразования в частные охранные фирмы. В 1998 2000 годах количество СБ сократилось с 5200 до 4600, в то время как количество ЧОП возросло с 5900 до 7000.

Этот этап характеризовался дальнейшим формированием регулируемого (иерархического рынка). Его основным содержанием стало совершенствование контроля над деятельностью коммерческих структур. Параллельно усиливается арбитражная судебная система, обслуживающая растущее число имущественных споров. Практически в каждом субъекте Федерации имеются от 3 5 до 8 10 крупных охранно сыскных предприятий (в Москве и Подмосковье таких фирм насчитывается 30 40), задающих тон в этой сфере.

Возникает настоятельная необходимость в совершенствовании законодательной базы негосударственной охранной деятельности и частного сыска. В Государственной Думе идет активная работа над новым законом, который должен отразить все изменения, произошедшие за десятилетие на рынке. Огромную работу проводит рабочая группа и ее генератор идей — генерал-майор Ксенофонт Ипполитов, бывший начальник информационно-аналитического управления Министерства безопасности РФ.

С 2000 года и по настоящее время. Развитие рынка охранных услуг вступило в новую стадию, характеризуемую постепенной сдачей позиций вневедомственной охраной и укреплением негосударственной, а также ростом интереса к возможностям частной охраны со стороны исполнительной власти, особенно после громких террористических актов. В тоже время возникает новая ситуация в вопросе взаимоотношений частной охраны с правоохранительными органами. Общая тенденция — постепенный отход МВД от линии на сотрудничество. Такая двойственность ставит негосударственные структуры безопасности в сложное положение: все их промахи и недочеты активно освещаются в средствах массовой информации, в общественном сознании муссируются слухи о скором закрытии «частной лавочки».

Одновременно лоббируются законы, усложняющие исполнение предоставляемых услуг и снижающие их эффективность, в частности — касающиеся разрешения на ношение и использование оружия.

ОФОРМЛЕНИЕ СИСТЕМЫ

Итак, к концу 90 х годов в России сложилась Система негосударственной безопасности. Именно Система, а не разрозненные очаги профессиональной активности, как это было в начале пути. К этому времени на ее нужды работает целая индустрия, привлекающая внимание западных инвесторов. Если мужчина в России хочет получить профессию частного охранника, то он поступает на выбор в одну из многочисленных школ, проходит полный курс обучения и получает свидетельство. Следующий этап: оформление лицензии, за которую будущий security платит деньги.

Экипировка — на все вкусы. Служебное огнестрельное оружие: пистолеты, карабины, помповые ружья. Холодное оружие. Здесь же радиостанции, сканирующие устройства и средства защиты. Каски, бронежилеты… или, скажем, последние технические новинки, позволяющие вести «деловую разведку». Нужны бронированные машины для перевозки ценностей? Нет проблем. Все это можно приобрести в специализированных магазинах и салонах, обслуживающих Систему негосударственной безопасности.

Несколько раз в году в России стабильно проводятся крупные выставки, в том числе международного уровня. Наибольшей популярностью пользуется Форум «Технологии безопасности», он проходит на ВВЦ в бывшем «Монреальском павильоне».

Пришло время для консолидации. Если раньше ЧОПы объединялись, чтобы совместно осваивать охранный рынок и обеспечивать контракты, то к середине 90 х пришло понимание — общие корпоративные интересы нужно защищать и отстаивать сообща. Иначе задавят. Так появился РСПБ, а затем 21 мая 1999 года был учрежден Общероссийский профсоюз работников негосударственных организаций безопасности и ряд других общественных организаций.

В КАЧЕСТВЕ РЕМАРКИ

Когда в 90 х годах следователи Генеральной прокуратуры и бойцы спецназа проехались по «Мосту», проведя обыск в ЧОП «Мост секьюрити сервис», сразу же раздались голоса, призвавшие разобраться оптом со всеми частными предприятиями безопасности. В общество вбрасывалась мысль, что все они, дескать, одним лыком шиты. А что ни лыко, то в строку.

Такая же истерика случилась и после скандала вокруг ЧОП «Атолл», занимавшегося сбором разнообразной информации в интересах г-на Березовского. Нарушителей закона поймали за руку, но дело было спущено на тормозах. Любой другой ЧОП в подобной ситуации просто бы размазали по стенке лицензионно-разрешительной системы.

Представители РСПБ справедливо указывали тогда, что не стоит смешивать охранный бизнес и «карманные» разведки российских олигархов, обслуживающие своих вороватых хозяев. Они отвертятся, выведут своих людей из под административного удара, а платить по чужим счетам придется всему охранному бизнесу — малому и среднему. Нет, давайте уж сразу договоримся: мухи отдельно, котлеты отдельно.

НУЖЕН НОВЫЙ ЗАКОН

Основу российского охранного бизнеса давно составляют кадровые офицеры спецслужб, правоохранительных органов и элитных армейских подразделений. На протяжении почти десяти лет они делом доказали свое право на существование, создав практически на голом месте мощную и разветвленную систему, работающую в интересах государства и позволяющую трудоустроиться большому числу отставников.

Нигде в мире, кроме России (и Китая), нет такого количества людей, прошедших школу армии, спецслужб и правоохранительных органов. И рынок охранных услуг является для многих из них той точкой опоры, которая позволяет существовать и чувствовать себя экономически защищенным членом обществом. Те, кто хочет выбить эту точку опоры, — по всей видимости, не задумываются о последствиях. Еще раз вспомним — имеется 700 тысяч лицензированных сотрудников охранных структур.

И в заключение: а судьи кто? Как известно, люди у нас особо жалуют родную милицию всенародной симпатией и любовью. По данным опроса, проведенного ВЦИОМ в августе 2007 года, сограждане не доверяют правоохранительным органам (милиции, суду, прокуратуре) и боятся с ними сталкиваться. Вдумайтесь в эту цифру: почти 70?% россиян относятся с опасением к правоохранительным органам. Около 60?% опрошенных считают, что в России невозможно законными методами восстановить свои права, нарушенные судом. Уверенно о своем доверии правоохранительным органам говорят лишь 4?% жителей страны. При таком раскладе фактический разгром охранного бизнеса будет на руку криминальным сообществам. Как трудно, оказывается, понять, что Систему негосударственной безопасности никак не втиснешь в прокрустово ложе МВД.

Необходим принципиально новый закон, — новый по духу, основанный, прежде всего, на понимании роли и места «частной» безопасности. Хотя она то давно уже перестал быть частной. По своему масштабу и потенциалу она является одним из элементов безопасности национальной. Вот эту реальность и нужно отражать, а не думать, как взять людей на укорот.

По большому счету охранный бизнес имело бы смысл передать в ведение Министерства юстиции, оставив за кураторами из МВД только оружие и надзор за его использованием. Пока же вневедомственная охрана зарабатывает деньги, находясь «на кормлении», — Министерство внутренних дел по определению не может быть объективным по отношению к своим конкурентам.

Оцените эту статью
1445 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
31 Октября 2007

ДРУГАЯ ВЕРТИКАЛЬ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание