27 июня 2019 15:41 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ЧЕМ ДЛЯ ВАС ЯВЛЯЕТСЯ ДЕНЬ 1-ГО МАЯ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Политика

Автор: Николай Соколов
РОССИЯ И ЕЛЬЦИН

1 Мая 2007

Более чем тысячелетняя история нашего Отечества знает немало и великих по масштабам деяний, и иных первых лиц государства. Кем в этом смысле был, недавно скончавшийся, Первый президент России Борис Николаевич Ельцин, что, как личность и политик, он дал стране — вопрос, который требует осмысления, хотя бы потому, что отношение к Ельцину наших сограждан было неоднозначным и при его жизни, и сейчас, когда он стал исторической фигурой.

В философии истории видное место занимает теория «вызовов и ответов», разработанная А. Дж. Тойнби во второй половине прошлого века. А. Тойнби обосновал концепцию возникновения, развития и гибели цивилизаций как концепцию «вызовов и ответов». Суть истории заключается в том, что каждый вызов определенной цивилизации порождает ответ. Неспособность цивилизации вследствие утраты творческого начала ответить на вызов лишает её жизненных сил и обрекает на исчезновение с исторической арены. По А. Тойнби «ответы» генерирует «творческое меньшинство», которому подражает и за которым идет «нетворческое большинство». В истории человечества А. Тойнби выделял 21 цивилизацию, в том числе «русскую православную». Как это ни покажется парадоксальным с первого взгляда, но СССР — родина большинства наших соотечественников, за исключением младшего поколения — был преемником этой цивилизации, правда в особых, искусственно созданных Марксом и развитых Лениным рамках идеологии коммунизма.

Звезда Ельцина как политика ярко вспыхнула в то время, когда ослабленный горбачевской «перестройкой» СССР уже не мог противостоять ни идеологически, ни экономически вызовам геополитических соперников. Правящее же меньшинство СССР последних десятилетий — номенклатурная верхушка КПСС — перестало быть «творческим» и нравственно всё более деградировало, на словах проповедуя приверженность коммунистическим идеалам, а на деле — за редкими исключениями — всё более поклоняясь другому идолу: мамоне, фетишу Рынка и ортодоксальному либерализму.

Подобное перерождение партноменклатуры нельзя считать исторической случайностью; оно было неизбежным и явилось следствием монополии на власть «единственной руководящей и направляющей», когда лишь одна политическая партия определяла всю жизнь громадной страны. Монополия же, как известно, порождает загнивание. Справедливости ради нужно сказать, что в условиях однопартийной системы отбор и подготовка руководящих кадров являлись государственной необходимостью. Партийно-государственная машина просто должна была воспроизводить самоё себя.

Основными критериями отбора кадров для этой машины являлись внешняя преданность марксизму-ленинизму, политическая активность, понимаемая как организаторская деятельность по неукоснительному выполнению решений КПСС и, пожалуй, собственно организаторские способности. Личные моральные качества потенциальных и действующих партийных руководителей разного уровня декларативно также имели значение, но на деле являлись вторичными. Следует оговориться, что для работников собственно партийного аппарата, которые выполняли всю «черновую» партийно-организационную работу, применялись несколько иные критерии. Здесь, помимо прочего, был важен и профессионализм.

Исторически партноменклатура заняла привилегированное положение в советском обществе уже в годы гражданской войны. К концу 1918 года руководящие партийные и советские работники получали комфортное по тем временам жильё, конфискованное у буржуазии и прочих «контрреволюционных элементов», имели возможность сносно питаться в условиях всеобщего голода в городах. Немногим позднее появились «спецраспределители» материальных благ, сеть которых полностью сформировалась после ликвидации НЭПа. Примерно к 1940 м появились спецсовхозы. При дефиците продовольствия и предметов первой необходимости по всей стране спеццеха или мастерские производили продукцию особого качестве для нужд номенклатуры, спецмагазины и другие распределители обеспечивали её снабжение в особом порядке, в спецсанаториях и домах отдыха номенклатура набиралась сил, вкушая прелести земного бытия «сегодня», а не в светлом коммунистическом «завтра». Попасть в перечень номенклатурных работников означало возможность приобретать тем больше материальных благ, которых было лишено подавляющее большинство населения, чем выше человек взбирался по лестнице партийной или советской иерархии. Вместе с ростом экономического могущества СССР «кормушки» партноменклатуры всё более наполнялись. Пробиваться в номенклатурные работники становилось всё более выгодным. Причём, чем выше был уровень руководящего работника, тем больше материальных благ получали он и члены его семьи. На вершине партийной «пирамиды» члены политбюро КПСС по существу имели неограниченный доступ к материальным и культурным благам и, в отличие от всей страны, уже жили при коммунизме, построенном ими же персонально для себя. Практически их уровень жизни не отличался от уровня жизни современников миллиардеров в так называемых развитых странах. С неумолимой силой, подобной силам солнечной гравитации, система выталкивала «наверх» в номенклатуру, как правило, приспособленцев, наиболее беспринципных и относительно менее компетентных людей.

Борис Николаевич был плоть от плоти, кровь от крови это самой номенклатурной верхушки.

Нынешние средства массовой информации приписывают первому президенту России ряд выдающихся заслуг:

он был рожден, «чтобы мирно, с наименьшими потерями уничтожить коммунистическую систему и распустить «империю зла» «МК», № 90, 25.04.2007;

«В октябре 1993 го задушил гражданскую войну несколькими танковыми выстрелами» (там же);

«Не ошибся в 99 м…» (там же);

пробудил и развернул страну «КоммерсантЪ», 26.04.2007.

Попытаемся дать объективную оценку этих заслуг с различных точек зрения.

С точки зрения геополитики нелишне вспомнить фразу, которую публично обронил Билл Клинтон, ныне экс-президент США, имея в виду события в СССР — России 1991 года: «Мы позволили России остаться государством». Из этой короткой, но очень ёмкой фразы вытекает очень многое.

Первое — США могли непосредственно влиять на события как последних месяцев существования СССР, так и несколько более поздние, в том числе на события, развернувшиеся вокруг присной памяти ГКЧП и последовавшей «демократической революции» августа 1991 г.

Второе — США того времени не были заинтересованы в быстрой дезинтеграции РСФСР, видимо, в связи с чрезмерно высокими рисками неуправляемого распространения ядерного оружия, имеющегося на постсоветском пространстве.

Третье, совсем очевидное — США вполне устраивала политическая фигура Б. Н. Ельцина как первого лица России.

В этой связи можно вспомнить также и высказывания других политиков, аналитиков США, в частности, небезызвестного З. Бжезинского: «Америка стоит в центре взаимозависимой вселенной, такой, в которой власть осуществляется через постоянной маневрирование, диалог, диффузию, и стремление к формальному консенсусу, хотя эта власть происходит, в конце концов, из единого источника, а именно Вашингтон, округ Колумбия» Кефели И. Ф. «Судьба России в глобальной геополитике», СПб, «Северная звезда», 2004, с.11.

Близкую к реальной оценку роли Ельцина в разгроме СССР дал профессор Нью-Йоркского университета С. Коэн в своей книге «Вопрос вопросов: почему не стало Советского Союза?»: «жаждущая собственности номенклатура выиграла больше всех от распада Союза. Без сомнения, она была главным вспомогательным фактором, обеспечившим саму возможность подобного исхода,… сконцентрировав внимание на огромных богатствах страны, номенклатура… промолчала в тот момент, когда подлинный «катализатор» Ельцин ликвидировал СССР «МК», № 90, 25.04.2007. К этой цитате из труда Нью-Йоркского профессора нужна небольшая ремарка. Не молчала номенклатура, а вольно или невольно помогала Б. Н. Ельцину. Здесь профессор явно слукавил.

Необходимо констатировать, что с точки зрения геополитических интересов США, а также алчных интересов советской партноменклатуры, быстро сменившей партбилеты на личины «демократов», ликвидация СССР Ельциным — действительно его выдающаяся заслуга. Но с точки зрения большинства населения, высказавшегося на референдуме за сохранение Союза — это прямое игнорирование мнения народа, которое обернулось геополитической, а, в конечном счете — и кошмарной социально-экономической, демографической катастрофой, нанесшей ущерб, сопоставимый с потерями страны в Великой Отечественной войне. А с точки зрения действовавшего в то время законодательства, подписание Беловежских соглашений было актом государственной измены.

Глубокий анализ событий 1991 года, которые отнюдь не являлись цепочкой случайностей, дан в замечательной книге С. Г. Кара-Мурзы «Революции на экспорт» М., изд-во Алгоритм, изд-во Эксмо, 2006. В ликвидации СССР вместе с Ельциным участвовал и М. С. Горбачёв. Об этом свидетельствует, например, заявление Горбачёва в декабре 1991 года, приведенное в упомянутой книге (с.89): «Мои действия отражали рассчитанный план, нацеленный на обязательное достижение победы… Несмотря ни на что, историческую задачу мы решили: тоталитарный монстр рухнул»!

Последние «перестроечные» годы, включая 1991 й, отвечали всем признакам «бархатных» революций, происходивших до того в странах Восточной Европы, а в последующем — на постсоветском пространстве:

— фактическое наличие и осуществление программ по разрушению идей символов, идеологии, на которой строилось государство;

— мифотворчество, в частности, насаждение представлений об СССР исключительно как об «империи зла», а также фетишизация Рынка, рыночных отношений, которые якобы сами по себе способны решить все социально-экономические проблемы развития страны. Б. Н. Ельцину приписывался имидж «борца с номенклатурой», хотя для этого не было ни биографических, ни других реальных оснований;

— ненасильственный характер борьбы с существующим режимом;

— организация действий сторонников и просто «статистов» революционной толпы как «спектакля постмодерна».

Совершенно очевидно, что главным исполнителем российской «бархатной» революции 1991 года была все та же партноменклатура, причём, именно первые её лица.

Сегодня заказчики и источники финансирования «бархатных» революций хорошо известны.

Перейдем к анализу событий, происшедших в Москве двумя годами позже.

С исторической точки зрения, недавний российский октябрь 1993 года исследован чрезвычайно мало. Официальная версия причин расстрела «Белого дома» и части его защитников в том октябре — угроза гражданской войны, которая якобы исходила от Верховного Совета РФ, а также личная неприязнь Ельцина и Хазбулатова — Председателя ВС РФ.

Первую из этих причин, видимо, можно отнести к элементам того же мифотворчества, характерного для организаторов и продолжателей «бархатных» революций, когда высший представительный орган России того времени сознательно демонизировался средствами массовой информации. Слухи о второй причине были «сильно преувеличены».

В недрах Верховного Совета России к осени 1993 года, пожалуй, стали вызревать тенденции, которые с некоторой долей условности можно обозначить как поворот экономических реформ к китайскому варианту. Разумеется, с российской спецификой.

Подкомиссиями ВС РФ были подготовлены законопроекты об индикативном планировании, о ценах и ценообразовании — ключевые нормативно-правовые акты, определявшие существенное укрепление роли государства в регулировании экономических процессов. К осени 1993 года ряд трезво мыслящих специалистов, в том числе специалистов аппарата ВС РФ, стал осознавать крайне негативные последствия оголтелой либерализации экономики, проводимой правительством г-на Гайдара с благословения Б. Н. Ельцина. К этому времени был накоплен и обобщен громадный опыт развитых стран по выводу их экономик из состояния кризисов, а также опыт экономических реформ Китая.

Так, в США времён «Великой депрессии» 1930 х годов государство активно вмешивалось в экономические процессы, регулируя цены, а также доходы граждан (кстати, знаменитый американский учёный Дж. Гэлбрейт, издавший в начале 1960 х свою книгу о постиндустриальном обществе, в 1934 1946 годах возглавлял Федеральное агентство США по контролю за ценами). В странах Западной Европы 1970 х, в период острого «энергетического кризиса» и несколько позднее, широко использовалось индикативное планирование, приоритетами экономической политики являлись сфера производства, минимизация безработицы, а не создание максимально благоприятных условий для спекулятивного капитала. Был изучен и опыт Югославии по приватизации государственной собственности.

В Верховном Совете РФ никто не сомневался в необходимости комплексного реформирования социально-экономической сферы России. Но при этом наметилась тенденция к минимизации социальных издержек действительно необходимых реформ.

Элементом такой минимизации, в том числе, должен был являться принятый и введенный в действие Закон об именных приватизационных счетах граждан, ключевая идея которого предусматривала механизмы передачи имущества государственных предприятий в собственность трудовых коллективов, но никак не последующий грабёж госсобственности партноменклатурой и «красными директорами» под видом «ваучерной» приватизации.

В случае разворота реформ в сторону китайского «сценария», экономический и демографический потенциал России не был бы так подорван, как это произошло в последующие годы. Вместо сотни сверхбогатых людей, в России появились бы миллионы эффективных собственников, которым объективно была бы нужна социальная стабильность общества. Подобный разворот событий очевидным образом не отвечал ни геополитическим интересам «центра взаимозависимой вселенной,… Вашингтон, округ Колумбия», ни воровским аппетитам бывшей номенклатуры с примкнувшими к ней мародёрами от бизнеса. Не это ли — основная причина Российской трагедии октября 1993 года? Пока на данный вопрос нет исчерпывающего ответа.

Роль Первого президента России в октябрьских событиях 1993 года также зависит от точек зрения.

С точки зрения США и малой части населения России, прикрывающейся лозунгами либерализма либо искренне им приверженной, Ельцин «несколькими танковыми выстрелами» отстоял демократию и права человека. С точки зрения норм, действовавшей почти до конца 1993 года Конституции РФ, он, гарант Конституции, — её же и растоптал.

Характерно, что Первый президент России подал в отставку сразу же после того, как заявил, что у страны ещё есть ядерное оружие. «Центр взаимозависимой вселенной» подобного заявления, очевидно, простить не мог…

Как известно, у Истории нет сослагательных наклонений, но с точки зрения её философии позитивная роль Бориса Николаевича Ельцина в цивилизационном развитии России — весьма сомнительна.

Оцените эту статью
1488 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание