23 февраля 2020 14:11 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Политика

Автор: Владимир Мейлицев
ЯДЕРНАЯ ТРИАДА: РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА

31 Января 2005
ЯДЕРНАЯ ТРИАДА: РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА

(продолжение)

СССР: ТЯЖЕЛЫЕ РАКЕТЫ

Итак, ракеты Р-12 наземного базирования значительно повысили уровень боевой готовности ракетных войск. Однако это достижение имело принципиальное значение только для случая авиационного налета — при условии своевременного обнаружения факта вылета бомбардировщиков ракеты могли быть запущены раньше, чем самолеты противника долетят до их стартовых позиций. Ракетное же нападение не давало такой возможности.

Открытый старт обеспечивал устойчивость к избыточному давлению ударной волны на уровне всего 0,2 атмосферы, то есть ракета была бы уничтожена взрывом 1 Мт на расстоянии 5 км. Поэтому отдельные позиции должны были быть разнесены на многие километры, чтобы нельзя было одним взрывом уничтожить их сразу несколько. Развертывание же ракет из защищенных укрытий на рассредоточенные позиции, с применением громоздких грунтовых агрегатов (в том числе многотонных топливных цистерн), требовало нескольких часов напряженной работы. Уязвимость наземных комплексов закономерно привела к необходимости проектирования шахтных пусковых установок (ШПУ).

Для ракет первого поколения был разработан вариант группового старта, когда технологическое оборудование, смонтированное в заглубленном сооружении, обеспечивает подготовку и пуск нескольких ракет из находящихся поблизости от него ракетных шахт. Под шахтное базирование несколько доработали и саму Р-12, она стала называться Р-12У. Испытали новый комплекс в Капустином Яре к декабрю 1962 года, и 15 июля 1963-го шахтный вариант был принят на вооружение — вместе с аналогичными комплексами ракет Р-14 и Р-16.

Группировка Р-12 была одной из самых многочисленных. К середине 1960-х в нее входило более 600 единиц. Техническая документация и образцы ракет были переданы Китаю, где на их основе созданы ракеты «Дун-1». На базе Р-12 (как, впрочем, и многих других боевых ракет), были созданы космические ракеты-носители нескольких серий.

Последние Р-12 были сняты с вооружения и уничтожены к 21 мая 1990 года в соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД).

6 июня 1960 года Янгель начал испытания новой ракеты Р-14 (SS-5, «Skean»), а 12 января 1962-го — ее шахтного варианта, Р-14У. Ракета имела дальность уже 4500 км и несла мощную термоядерную ГЧ массой 5,2 т. Наземная Р-14 принята на вооружение весной 1961 года, а первые шахты с Р-14У встали на боевое дежурство в 1964-м. Количество развернутых Р-14 и Р-14У — около 100 ПУ — достигло максимума в 1965 году, Выводить ракеты из боевого состава РВСН начали в 1981 году, последние из них были ликвидированы в 1990-м.

Однако надо было думать и о крупносерийной межконтинентальной ракете. Разработка двухступенчатой МБР Р-16 для наземных стартов начата Янгелем 17 декабря 1956 года, а варианта Р-16У, унифицированного для наземного и шахтного базирования — 30 мая 1960-го. Эти ракеты (SS-7, «Saddler») имели поистине «исчерпывающую» дальность полета: 10 500 км с «тяжелой» ГЧ (2,1 т), 13 000 км — с «легкой» (1,3 т). Автономная система управления уже не требовала для попадания в цель радиокоррекции на начальном участке. Гарантийный срок хранения в заправленном состоянии составил 30 суток. Готовность к пуску измерялась десятками минут. При этом стартовая масса была вдвое меньшей, чем у Р-7А.

Наибольшее число ПУ Р-16 обоих вариантов базирования составило 183 единицы к 1965 году.

В небольшом количестве находились в боевой эксплуатации последние кислородно-керосиновые боевые ракеты Р-9А. Их разработка в ОКБ-1 была предпринята потому, что у руководства страны еще не было определенного мнения по поводу выбора между МБР на криогенных и высококипящих компонентах. Р-9А стала последней боевой машиной С.П.Королева.

Основной идеей при создании ракеты стало применение переохлажденного кислорода. Такое решение, вкупе с некоторыми другими новшествами, позволило сократить потери кислорода при хранении, транспортировке и заправке в 500 раз. Специальные стартовые комплексы с полностью автоматизированным процессом подготовки к пуску сократили время предстартовой подготовки, считая от горизонтального положения ракеты, до 20 минут — это вместе с заправкой! Время нахождения в заправленном состоянии было доведено до 24 часов — сравните с 15 минутами у Р-2. Ракета была почти на треть легче Р-16 при сравнимой дальности и том же весе ГЧ. В 1964 — 65 годах было развернуто 27 наземных и шахтных ПУ, но вскоре появились более совершенные образцы. И к 1972 году Р-9 были сняты с боевого дежурства.

В 1974 — 77 годах, в соответствии с Договором ОСВ-1, все 210 пусковых установок ракет Р-9А и Р-16У были ликвидированы.

СССР: РАКЕТЫ С РАЗДЕЛЯЮЩИМИСЯ БОЕГОЛОВКАМИ

Итак, выше мы рассказали о создании и становлении Ракетных войск и — попутно — о формировании группировки ракет средней дальности первого поколения. Однако предметом советско-американских переговоров 1970-х годов были в первую очередь межконтинентальные носители, развернутые в больших количествах к началу этого десятилетия. Такими носителями стали ракеты Р-36 (SS-9, «Scarp») и РС-10 (SS-11, «Sego»), выведшие советские стратегические силы на новый, более высокий уровень эффективности.

Двухступенчатая Р-36 разработки Михаила Янгеля — это первая отечественная ракета тяжелого класса. Главной ее особенностью стало применение технологии ампулизации, позволяющей ракете годами находиться в заправленном состоянии. Время готовности к пуску сократилось до нескольких минут, то есть приблизилось к этому показателю для ракет на твердом топливе. При взлетном весе 184 т ракета несла мощнейшую в мире ГЧ массой 3,9 — 5,8 т, имея дальность соответственно 15200 — 10200 км. Усовершенствованная система управления давала необходимую точность без какой-либо дополнительной коррекции, сделав ракету по-настоящему автономной.

Изменился способ базирования. Ракеты, которые уже не надо было заправлять перед стартом, размещались в отдельных, удаленных друг от друга на 8 — 10 км шахтах; управление пуском было дистанционным, по кабелю, с общего и тоже удаленного подземного КП. Это называется «одиночные старты» — ОС. Таким образом, противник лишался заманчивой возможности поразить несколько ракет одной боеголовкой, что он мог сотворить с прежними групповыми стартовыми позициями.

Р-36 снабжалась комплексами средств преодоления ПРО. А 26 октября 1970 года произошел еще один качественный скачок: на вооружение был принят вариант Р-36П с разделяющейся ГЧ (РГЧ) рассеивающего типа с тремя боеголовками.

Первые комплексы ракет Р-36 встали на боевое дежурство 5 ноября 1966 года. Группировка Р-36/Р-36П достигла максимума в 308 ПУ к 1977 году.

Самой же массовой советской МБР в начале 70-х годов ХХ века стала РС-10, созданная в КБ Владимира Челомея.

Это была легкая (42,3 т) ампулизированная ракета с дальностью 10600 км, предназначенная для базирования в шахтных ПУ по схеме ОС. (Сравните: Р-12 при дальности 2100 км весила 41, 75 т). Прочность шахт по исходному проекту должна была обеспечивать устойчивость к взрыву мощностью 1 Мт на расстоянии 1300 м. Предполагалось строительство более тысячи ШПУ.

Специалисты свидетельствуют, что стоимость сооруженя каждой шахты была значительно ниже стоимости шахт для американских «Минитменов», имевших похожие габариты и характеристики. Однако в целом затраты на создание «ракетного щита Родины» были колоссальны. Массовое строительство позиционных районов для развертывания РС-10 и Р-36 началось в 1965 году, и к июлю 1967 года на строительные и монтажные работы было затрачено около миллиарда рублей; а участвовало в них более 650 тысяч человек.

На РС-10 устанавливали моноблочную ГЧ с комплексом средств преодоления ПРО «Пальма». Модификация РС-10М с РГЧ рассеивающего типа была принята на вооружение в декабре 1972 года, три ее боеголовки падали в радиусе 1,5 — 2 км от точки прицеливания. Кроме того, в РС-10М достигнуты увеличенная до 12000 км дальность и повышенная точность стрельбы.

Так создавалась ракетная мощь Советского Союза, вынудившая президента США Ричарда Никсона в 1969 году официально признать наличие ядерного паритета между СССР и США. Действительно, в 1969 году группировка советских МБР сравнялась по численности с американской. В это время у нас стояло на боевом дежурстве 1010 ПУ с ракетами Р-16, Р-9А, Р-36 и РС-10, из них легких РС-10 было более 600. В САК США в это время насчитывалось 1054 ПУ МБР — 54 тяжелых ракеты «Титан» 2 и 1000 легких — «Минитмен» 1 (800 шт.) и «Минитмен» 2.

Теперь рассмотрим коротко историю американских усилий по созданию ракетной составляющей стратегической триады.

США: ОТ САМОЛЕТА-СНАРЯДА К РАКЕТЕ

Ни в коем случае нельзя сказать, что в США стали интересоваться управляемыми жидкостными ракетами только после того, как узнали про Фау-2. Там велись собственные исследования; наиболее известным энтузиастом-практиком был профессор Роберт Годдард. Он вел работы по ракетам с ЖРД уже в 1920-х годах, причем, по оценке одного из членов Немецкого ракетного общества тех лет Вилли Лея, опережал в своих экспериментах это общество на 6 лет. В 1932 году Годдард уже запустил ракету, управляемую гироскопом.

В 1936 году в Калифорнийском университете по инициативе крупного ученого-механика и аэродинамика Теодора фон Кармана образовалась группа, ставившая своей задачей конструирование ракеты для исследования верхних слоев атмосферы.

В 1943 году работами этой группы заинтересовалась Армия (т.е. сухопутные войска) США. Развитие ракетной программы, наименованной «Прайвит», привело в мае 1947 года к пуску ракеты «Капрал» Е, которая достигла дальности 100 км. Это был один из шагов на пути, приведшем в 1954 году к принятию на вооружение Армии США оперативно-тактической ракеты М2А1 «Капрал». Пятитонная 14-метровая ракета могла доставить на дальность до 140 км ГЧ весом в 680 кг, в том числе и ядерную, причем компоненты ее топлива не были криогенными. «Капрал» был принят на вооружение сухопутных войск США и некоторых их союзников по НАТО.

Не закончив еще работы по программе «Прайвит», Армия при активной помощи «приглашенных» немецких специалистов во главе с Брауном приступила к освоению трофейной Фау-2. Задачей программы «Гермес», призванной объединить немецкий и американский опыт, стало создание ракеты с параметрами лучшими, чем у Фау-2.

Работы начались на знаменитом теперь полигоне Уайт Сэндз, продолжились на еще более знаменитом мысе Канаверал. Провели 69 пусков Фау; интересно, что процент успешных был ниже, чем у немцев при боевой эксплуатации ракеты в военное время. Программа «Гермес» заключала в себе работы по нескольким направлениям, одно из которых привело к созданию оперативно-тактической ракеты «Редстоун». Название было выбрано по месту дислокации группы разработчиков — Редстоунский арсенал в г. Хантсвилл, Алабама.

При длине более 21 м и весе более 27 т ракета имела дальность 640 км (отметим: современная ей и сходная по габаритам советская Р-5М имела дальность 1200 км). Головная часть была отделяемой; естественно, предусматривалось ядерное боевое снаряжение. Во 1958 году «Редстоуны», получившие армейское обозначение SSM- A-5, были размещены в ФРГ и включены в состав вооруженных сил НАТО.

Вдохновленная успехом Редстоуна, Армия в 1955 году начала работы над ракетой с дальностью 2700 км. К этому времени министерство обороны приняло решение, отдававшее все ракеты с дальностью более 320 км «под руку» ВВС, и руководители проекта, названного «Юпитер», очень спешили, боясь, что им запретят вести параллельную разработку — ВВС приступили к созданию аналогичной ракеты «Тор». Обошлось: решили, что сделает «Юпитер» Армия, а эксплуатировть будут ВВС.

Одноступенчатая криогенная ракета PGM-19A «Юпитер» имела массу около 50 т, длину 18,39 м, инерциальную систему управления и дальность полета 2400 км. Отделяемая ГЧ с ядерным зарядом в 1 Мт уже снабжалась собственной системой стабилизации для улучшения точностных характеристик. Ракета и ее наземное оборудование были аэротранспортабельны, что облегчило их переправку в Европу: в 1959 году США заключили соглашения с Италией и Турцией о размещении на их территориях стартовых площадок соответственно для 30 и 15 «Юпитеров».

В отличие от Армии, ВВС США долгое время они отдавали предпочтение крылатым конструкциям, относясь к баллистическим ракетам с недоверием. Ссылались на их недостаточную точность, которую нечем было компенсировать из-за опять же малой грузоподъемности. Уверенность, с которой руководители ВВС делали ставку на мощную стратегическую авиацию — она-то успела доказать свою эффективность! — тоже мешал непредвзято взглянуть в близкое будущее. Да и не верилось, что СССР сможет быстро создать атомную бомбу, и к ней дальнюю ракету в качестве носителя.

Напрасно «Рэнд Корпорейшн» в своих прогнозах 1949 и 1950 годов убедительно показывала преимущества баллистических ракет перед крылатыми. Полной поддержкой ВВС пользовались именно программы самолетов-снарядов сначала средней, потом межконтинентальной дальности; некоторые образцы какое-то время находились на вооружении.

К середине 1950-х годов положение, наконец, изменилось. Основной причиной этого стало появление термоядерного заряда — небольшого, но в сотни раз более мощного, чем атомные на делящемся веществе. В мае 1954 года ВВС присвоил своим баллистическим программам наивысший приоритет.

США: МЕЖКОНТИНЕНТАЛЬНЫЕ РАКЕТЫ

В январе 1955 года компания «Конвэр» получила заказ на разработку МБР «Атлас» с дальностью 9000 км. В мае развернули параллельные работы по ракете аналогичного назначения «Титан», заказав ее фирме «Мартин» — чтобы в случае неудачи можно было бы довести хотя бы одну из них. Тогда же командование ВВС решило делать БР средней дальности, на 2700 км; программа не дублировалась, так как свой «Юпитер» делала Армия.

Эту последнюю разработку поручили компании «Дуглас» в декабре 1955 года. Ракетные программы координировались, БРСД, названная PGM-17A «Тор», получила практически ту же двигательную установку, что делалась для «Атласа», и сходную систему управления. Поэтому «Дуглас» сумел осуществить первый успешный пуск на 2340 км уже 20 сентября 1957 года.

По габаритам и весу одноступенчатый кислородно-керосиновый «Тор» был сходен с «Юпитером», его ГЧ имела мощность 1,5 Мт, дальность составила 2775 км. «Торы» были приняты на вооружение не только американцами: в 1958 году 60 ракет были переданы ВВС Великобритании. Всего на боевом дежурстве стояло 290 ПУ БРСД «Тор»; снимались они с вооружения в 1960-х годах. На базе боевой ракеты было сделано несколько модификаций космических носителей, которые завоевали реноме одних из самых надежных РН в мире.

Первой американской межконтинентальной ракетой стал «Атлас» — двухступенчая машина с параллельным расположением ступеней. Компоненты — жидкий кислород и керосин. Ее разработку возглавил главный конструктор «Конвера» Карл Боссарт, имевший опыт работы в ракетной тематике. Сделанная им ракета имела длину 23 — 25 м (в зависимости от модификации), вес 120 — 122 т, несла боевую часть с эквивалентом 3 — 5 Мт, могла запускаться по целям, находящимся на расстоянии более 14,5 тыс. км.

На вооружении с августа 1959 года стояли модификации «Атлас» D, E и F. На варианте D применялась система с радиокоррекцией, она давала неплохую точность (3,2 км на дальности 8000 км), но исключала залповую стрельбу. Поэтому на E и F поставили чисто инерциальную систему, заимствованную с ракеты «Титан». Другим отличием версий являлся способ базирования. «Атласы» D хранились на открытых площадках в горизонтальном положении, то есть были совершенно незащищенными и долго готовились к пуску. Вариант Е имел переходной тип старта, на котором ракета лежала в бетонном коробе. Для варианта F разработали шахтное укрытие, но для запуска ракету надо было поднимать из шахты на уровень земной поверхности.

Всего в боевой эксплуатации было 132 «Атласа». Они быстро устарели, и с 1965 года их начали снимать со службы, причем большинство снятых ракет нашли себе мирное применение в космических программах США.

МБР LGM-25A «Титан» 1, как уже говорилось, создавалась параллельно с «Атласом». Как и все ракеты 1-го поколения, она работал на жидком кислороде, но две ее ступени располагались по последовательной схеме. Поначалу использовалась радиокоррекция, позже установка улучшенной инерциальной системы управления позволила от нее отказаться. Длина ракеты около 30 м, вес — около 100 т, дальность — 10400 км. Моноблочная боевая часть имела мощность 4 Мт. Отклонение от цели, полученное в последних восьми испытательных пусках, не превышало 1 км.

Стартовые позиции устраивались для звена из трех ракет. На каждой позиции было 3 ракетных шахты, три шахты с компонентами топлива, сооружения для обслуживающих агрегатов, запасов воды и нефти, командный пункт. По расчетам, такая позиция стоила 10 млн. долларов.

В состоянии готовности ракета была уже заправлена горючим, а кислород надо было заливать перед пуском. Как и «Атлас», перед стартом «Титан» 1 нужно было поднять из шахты на уровень окружающей местности.

В 1962 году на ракетных базах САК было развернуто 54 «Титана» 1. Уже в 1965-м их стали снимать, заменяя принципиально более совершенными «Титанами» 2.

Эти ракеты, которые несли боевое дежурство более 30 лет, созданы по инициативе производителя — фирмы «Мартин». В середине 1958 года она предложила сделать ракету второго поколения, более грузпоподъемную, чем «Титан» 1, и свободную от основных недостатков своего предшественника. ВВС предложение рассмотрели и в июне 1960 года приняли.

Кардинальным отличием новой ракеты — LGM-25C «Титан» 2 — стало использование в качестве окислителя высококипящего оксида азота. Значительно усовершенствована система управления, дальность доведена до 15000 км, установлен боезаряд в 10 Мт, усилена устойчивость ГЧ к поражению средствами ПРО. Старт осуществляется прямо из шахты, без подъема на поверхность. Первая же «редакция» ШПУ, со своими амортизаторами и крышей весом 680 т, обеспечивала защиту от давления во фронте ударной волны до 15 атмосфер.

«Титаны» 2 стали заменять своих «старших братьев» в середине 1960-х годов, и к началу 1970-х 54 МБР этого типа остались единственными тяжелыми ракетами в САК США.

Самыми же массовыми межконтинентальными ракетами США, начиная с конца 60-х годов и по настоящее время, являются трехступенчатые твердотопливные ракеты легкого класса (29,5 — 34,5 т) семейства «Минитмен».

Работу над ними начала в 1958 году фирма «Боинг» в кооперации с еще четырнадцатью известными производителями. В течение последующих лет в конструкцию вносились изменения, так что поочередно возникли 4 основных модификации базового типа ракеты 3-го поколения LGM-30: «Минитмен» 1А, 1В, 2 и 3.

У вариантов сильно различались системы управления (СУ). Так, начиная с «Минитмен» 2, аппаратура СУ позволяет помнить информацию о множестве целей и выбирать нужную прямо в полете; кроме того, эта система обеспечивает уменьшение промаха в 8 раз по сравнению с предыдущей. В конце 1970-х на ракетах появилась еще более совершенная СУ. Мощность моноблочной ГЧ росла от 1 Мт у «Минитмен» 1А до 2 Мт у «Минитмен» 2. На «Минитменах» 3 стоит уже разделяющаяся ГЧ с тремя боевыми блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН) мощностью по 200 кт; на трехстах машинах этой модификации в 80-х годах были установлены новые ГЧ с блоками по 350 кт и вдвое более точным их наведением. Головные части снабжены комплексами средств прорыва ПРО.

Дальность ракет «Минитмен» 1 составляла 10000 км, а у «Минитмен» 3 она превышает 13000 км. Круговое вероятное отклонение, по публикациям конца 1970-х годов, доведено до 240 м. Ракеты хранятся и стартуют из шахт, время предстартовой подготовки — 30 секунд. Защита шахт уже при их строительстве рассчитывалась на избыточное давление в 21 атмосферу, а во 2-й половине 1970-х была усилена. до уровня 60 атмосфер.

В интересующий нас период — в начале 1970-х годов — на шести базах САК ВВС США было развернуто 1000 ракет модификаций «Минитмен» 1 и 2; в 1972 году началась замена наиболее старых из них на «Минитмены» 3 с РГЧ ИН.

Итак, к моменту выработки «Временного соглашения об ограничении стратегических вооружений» в области МБР сложилась следующее положение.

Общее число МБР у СССР и США было примерно равным, очевидно, с некоторым перевесом в сторону Советского Союза. Американские ракеты в целом имели лучшие показатели по времени предпусковой подготовки и, возможно, по точности попадания в цель. У нас было больше тяжелых ракет с мощными боевыми частями, что в значительной степени компенсировало относительную слабость по точностным параметрам; при этом время готовности наших ампулизированных ракет, хотя было хуже американского, но вполне обеспечивало их своевременный пуск. Американцы определенно опережали нас по разделяющимся головным частям, особенно имеющим индивидуальное наведение. Советский Союз продолжал строить пусковые установки, а Соединенные Штаты, перенеся акцент на строительство подводных ракетоносцев, свою программу развертывания наземных МБР считали выполненной.

Для того, чтобы получить полную картину качественных и количественных аспектов «великого противостояния» на начало 1970-х годов, нам осталось рассмотреть состояние третьего компонента стратегической триады — подводных ракетно-ядерных сил. Что мы и сделаем в следующей статье.

Оцените эту статью
2647 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Егор Холмогоров
31 Января 2005
СТАЛИН И ПОБЕДА

СТАЛИН И ПОБЕДА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание