30 ноября 2022 03:32 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: ВЛАДИСЛАВ ШВЕД
ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА - 2

28 Сентября 2022
ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА - 2
Фото: «Трудно сказать, как бы сложилась его судьба, если бы он не женился на Раисе. Отношение к внешнему миру и характер его жены сыграли решающую роль в его судьбе…»

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО.

НЕ КАЧЕСТВОМ, ТАК КОЛИЧЕСТВОМ

Особо следует рассказать о методах работы Горбачёва в ставропольский период. Его карьерный рост пришелся на время, когда погоня за количественными показателями стала довлеющей. Коснулось это и комсомола. Важнейшим показателем в ВЛКСМ стал рост рядов. Ставропольский край по этому показателю считался отстающим.

Горбачёв быстро нашел выход. В комсомол стали принимать без всякой подготовки — классами, бригадами. Последствия этой порочной практики, получившей широкое распространение в масштабах страны, сказались значительно позже, особенно в период перестройки. А Ставропольский край по росту рядов комсомольской организации вышел в передовики ВЛКСМ.

Характер жены Горбачёва сыграл решающую роль в судьбе Михаила Сергеевича и в существенной степени отразился на судьбе всей страны. Фото 1950‑х годов

В хрущёвский период широкое распространение получили почины и начинания, которые должны были свидетельствовать о коммунистическом отношении к труду. Горбачёв и здесь сориентировался. В 1959-1960 годах крайком ВЛКСМ с «легкой руки» Горбачёва призвал комсомольцев и молодежь выполнить за пять лет семилетний план по производству мяса, молока и яиц.

Было принято постановление крайкома комсомола о шефстве над «королевой полей» (кукурузой — В. Ш.) и ускоренном разведении уток, выполнение которого через пару лет с треском провалилось. Но Горбачёва уже заметили. Во времена Хрущёва, когда внешней стороне дела уделялось неоправданно большое внимание, он пришелся «ко двору». И не только он. «Говоруны» в хрущёвско-брежневский период делали быструю карьеру, как в комсомоле, так и в партии.

Выдвижению Горбачёва во многом способствовали его компилятивные способности. Ранее упомянутый Валерий Болдин писал: «Умение присваивать чужие идеи развито у Горбачёва до вершин совершенства» («Крушение пьедестала». М., 1995 г., стр. 64).

Михаил Сергеевич «за версту» чувствовал новое, востребованное, умело использовал чужие начинания и инициативы для саморекламы, которая с этого момента стала для него образом действия и жизни.

В общении Горбачёв стремился создавать впечатление покладистого, доброго и отзывчивого человека, хотя, как правило, выполнением просьб себя не обременял, ссылаясь на обстоятельства. Со старшими по возрасту и положению вел себя как почтительный сын. На секретарей крайкома партии, а впоследствии на престарелых членов Политбюро, это действовало безотказно. Подлинное свое лицо он показал только после обретения им поста генсека.

Стремительный рост по карьерной лестнице обеспечил Горбачёву своевременное получение положительных характеристик. На занимаемых должностях он, как правило, снимал «сливки». Когда же приходило время оценивать результаты — был уже на новой должности, а «шишки» за допущенные провалы доставались преемникам.

Однако и у Горбачёва случались досадные проколы. В январе 1962 года на краевой отчетно-выборной комсомольской конференции за формализм в работе его резко раскритиковал сам Ф. Кулаков. Обычно подобное означало закат карьеры. Но не таков был ставропольский комсомольский вожак. Он сумел найти «ключик» к сердцу Кулакова. О конкретных обстоятельствах этой эпопеи Горбачёв предпочитает умалчивать, хотя некоторые его бывшие соратники уверены, что ситуацию разрулила Раиса Максимовна.

РЕГЕНТ ЕГО «ВЕЛИЧЕСТВА»

Ближайшее окружение генсека считало, что степень влияния Раисы Максимовны на мужа была абсолютной. Не случайно Борис Ельцин неоднократно подчеркивал, что при Горбачёве страной правила его супруга.

Ещё в 1984 году сама «железная леди» Тэтчер оказала Горби необычайно тёплый приём, явно не соответствовавший статусу, в котором он посетил Великобританию

Весьма краткую, но емкую оценку роли Раисы Максимовны дал начальник личной охраны Президента СССР генерал КГБ Владимир Тимофеевич Медведев, заметив: «У Михаила Сергеевича была мания ее величия».

Валерий Иванович Болдин, многолетний помощник Горбачёва так писал о роли Раисы Максимовны: «Трудно сказать, как бы сложилась его судьба, если бы он не женился на Раисе. Отношение к внешнему миру и характер его жены сыграли решающую роль в его судьбе, и я уверен, в существенной степени отразились на судьбе партии и всей страны». По словам Болдина, Раиса Максимовна на протяжении многих лет правила не только домашним хозяйством, но и всем «балом» «перестройки».

Болдин также утверждал: «Чтобы вы представляли себе масштаб ее (Раисы) влияния, скажу только одно. Яковлев, когда хотел сказать мне что-то о ней, выводил меня из помещения и говорил шепотом на ухо». («Коммерсантъ-Власть» от 15 мая 2001 года). Став «первой леди» Горбачёва активно включилась, наравне с членами Политбюро и помощниками, в работу мужа. Горбачёв в мемуарах пишет: «Раиса Максимовна практически все время была с нами, слушала наши дискуссии, включалась в них». Она фактически исполняла при Горбачёве роль регента.

Известная балерина Майя Плисецкая в телепередаче «Момент истины» (27 апреля 2003 года) рассказала о Горбачёвых: «Михаил Сергеевич — человек совсем неплохой. Незлобный и, в общем, желал хорошего, но все решала она. Она говорила по телевизору «мой народ» и вела себя, как царица.

Я однажды видела в Германии, какой-то очень пожилой человек брал интервью у Горбачёва. Рядом сидела, конечно, Раиса Максимовна. И он задавал Горбачёву вопросы, а отвечала Раиса Максимовна. Все время. Этот человек говорит: «В конце концов, я спрашиваю у президента». Он так улыбнулся и сказал: «У нас всегда первенствует женщина». А так как ни на один вопрос он и не ответил, этим сказано все. И так было всегда и во всем».

О том, какую роль в семье Горбачёвых играла Раиса, рассказал в интервью газете «Бульвар Гордона» (№ 49 (137) от 4 декабря 2007 года) Александр Васильевич Коржаков: «Когда Горбачёв приехал домой выпившим, Раиса при охране стала хлестать его по щекам. Ельцин такого бы не позволил…»

Мне также довелось стать свидетелем любопытной сцены. В январе 1990 года Горбачёв посетил Литву, пытаясь возвратить объявившую независимость Компартию Литвы в лоно КПСС. В завершение визита генсека состоялась его встреча с партийным активом независимой и оставшейся в КПСС партии. На встрече, как и должно, присутствовала Раиса Максимовна.

Я сидел в президиуме, во втором ряду, между Горбачёвым и Бразаускасом, благо что стулья были расставлены в шахматном порядке. Зал был как на ладони. Если не ошибаюсь, в третьем ряду, в центре сидела Раиса. Встреча проходила традиционно. Вдруг я заметил, что Горбачёва глазами делает странные знаки. Вскоре она подключила к этому и мимику.

Тут я понял, что Раиса пытается привлечь внимание супруга. Тот, уткнувшись в блокнот, что-то писал, не обращая внимания ни на выступающих, ни на зал. Раиса стремилась подсказать Михаилу, что следует установить связь с залом и выступающими. Наконец, ей удалось привлечь внимание мужа. Он встрепенулся и уже больше не отвлекался на писанину.

Потом ребята из охраны рассказали, что подобным образом Раиса Максимовна вела себя и на других партийных мероприятиях, направляя Михаила Сергеевича условными жестами на соответствующее поведение.

В сложный для страны период чета Горбачёвых решила строить два дорогостоящих комплекса для своего отдыха: один в Форосе, другой в абхазских Мюссерах, рядом с Пицундой

«СКРОМНАЯ» ПАРА

Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна Горбачёвы всегда подчеркивали свою скромность и непритязательность в житейских запросах. Однако люди, сталкивавшиеся с ними, опровергают этот миф.

Уже в ставропольский период, когда Горбачёв был первым секретарем крайкома партии, по словам Виктора Алексеевича Казначеева, бывшего второго секретаря Ставропольского крайкома партии, чета Горбачёвых поражала соотечественников дороговизной костюмов и обуви хозяина края и регулярно обновляемыми нарядами Раисы Максимовны, заказываемыми в 100-й секции ГУМа. Ну, а после восхождения Михаила Сергеевича на высший партийный пост потребности Горбачёвых стали соответствующими этому статусу.

Весьма точно об этих «потребностях» высказался один из ведущих русскоязычных американских «Горбачёвоведов», журналист Валерий Лебедев. В статье «Горбачёв и социал-демократические горизонты России» («Вестник» № 11 / 244 от 6 июня 2000 года) он написал: «…Горбачёв был не прочь пожить хорошо. Это даже не то слово. Он воспринимал свое «генсекство» как данное самим Богом или, для материалиста лучше сказать, природой, право на пользование всеми благами жизни, как если бы они падали с неба сами по себе».

Аналогичное отношение характеризовало и Раису Максимовну. Об этом свидетельствует жена американского президента Рональда Рейгана Нэнси. В своих воспоминаниях «Мой черед» она описала первую встречу с Раисой в Женеве в ноябре 1985 года (через полгода после избрания Горбачёва генсеком).

«В тот первый раз в Женеве, придя на чай, она поразила меня тем, что явно хотела казаться женщиной, чье слово — закон. Ей не понравился стул, на котором она сидела, — она щелкнула пальцами. Охранники из КГБ тут же подали ей другой. Я глазам своим не поверила. Я видела первых леди, принцесс, королев, но никогда не видела, чтобы кто-то из них вел себя подобным образом».

В зарубежных поездках Горбачёва одевалась вызывающе дорого. Она по три-четыре раза в день меняла свои туалеты и драгоценности. Эту манеру поведения Раиса Максимовна демонстрировала и в Союзе. Возможности для этого у нее были. Она любила получать в подарок драгоценности.

Ранее упомянутый Валерий Болдин в телепередаче «Момент истины» (02 марта 2003 года) заявил: «Я свидетель, как окучивали Раису Максимовну и в других странах, в том числе и в Америке. Это, может быть, не выглядело в виде денег, но те драгоценности, которые она получала, — это довольно серьезные вещи были…»

Историк Рой Медведев в книге «Политические портреты» отметил: «Ее активность, роскошные туалеты — все это было слишком вызывающе. Горбачёва своим поведением вредила и своему супругу — раздражение народа перекидывалось и на него. Например, в Мурманске она в один и тот же день появилась в двух разных костюмах. Местная элита была возмущена: «Для Парижа, наверное, это хорошо, но для Мурманска, где мясо и масло выдают лишь раз в месяц, это…»

Горбачёвы отличались полным отсутствием самокритичности и нежеланием делать выводы из своих ошибок. Такие люди способны давать оценку лишь поступкам других

Не случайно, в большинстве регионов СССР лекторам и ответственным работникам ЦК КПСС постоянно задавались вопросы, касающиеся роли Раисы Максимовны в поездках Генерального секретаря ЦК КПСС.

Александр Коржаков в том же интервью газете «Бульвар Гордона» весьма нелестно отозвался о «первой леди» СССР. Отвечая на вопрос, мог бы сохраниться СССР, заявил: «Думаю, все равно закончилось бы одним, пусть и немножко позже, просто Горбачёв с Раисой своей всем уже до смерти надоел. Это сейчас о ней так говорят, что скоро у нас еще одна будет святая, а в то время все костерили. Она была рядовой женой, но лезла во все, что ни попадя…»

Дополнительно напомним, что весной 1991 года бывший президент США Ричард Никсон, побывавший по просьбе Белого дома с «инспекционной» поездкой в СССР, сделал однозначный вывод: «Советский Союз устал от Горбачёва». Знал об этом выводе и Михаил Сергеевич.

К сожалению, Горбачёвы отличались полным отсутствием самокритичности и желанием делать выводы из своих ошибок. Такие люди, как они, способны давать критическую оценку лишь безнравственным поступкам других, не замечая, что сами регулярно совершают нечто подобное. Так, в книге-интервью «Я верю», написанной совместно с журналистом Г. Пряхиным, Раиса Максимовна эпатажно рассказывала о «благородстве, доброжелательстве, скромности, порядочности и честности» Михаила Сергеевича.

«Никогда в жизни он не унижал людей, стоящих рядом с ним, чтобы только самому быть повыше». Естественно, что Раиса Максимовна была того же мнения и о себе. Однако большинство из окружения Горбачёвых говорили об их пренебрежительном отношении к людям, которые были рядом и обеспечивали им комфортные условия существования.

Отмечали, что Горбачёвы были очень замкнутой, нелюдимой парой. Маску радушия они надевали только перед телекамерами. Люди из окружения «хозяйки», как за глаза называли Раису Максимовну, часто менялись, ей трудно было угодить.

Довелось и мне столкнуться с жертвами Горбачёвой. Летом 1991 года я рассчитывался за проживание в гостинице «Октябрьская» (теперешний «Президент-отель»). Женщина-администратор выписала счет, взяла деньги и вдруг… нырнула под стол. Я остолбенел, но тут услышал тихий вопрос:

— Она прошла?

Я переспросил:

— Кто?

— Раиса Максимовна!

Обернувшись, я увидел, как через холл гостиницы к лифтам направлялась женщина, очень похожая на Горбачёву. Но, присмотревшись, понял, что это не она. После того, как администратор заняла место за столом, я обратил внимание на ее глаза. Они были полны пережитого страха. Успокоившись, женщина рассказала следующее.

В свое время она работала в одном из министерств и была женой какого-то замзава в ЦК КПСС. Но на одном приеме она в присутствии Горбачёвой неудачно пошутила. Расплата последовала незамедлительно. На работе ей предложили уволиться по собственному желанию или… Если бы Раиса Максимовна узнала, что «шутница» работает в элитной гостинице «Октябрьская», то ее попросили бы и оттуда.

ХОРОШО ЖИТЬ ЕЩЁ ЛУЧШЕ

Горбачёвы страдали одной страстью. Им хотелось жить не просто хорошо, а еще лучше. В сложный для страны финансово-экономический период чета Горбачёвых решила строить два дорогостоящих комплекса для своего отдыха: один в Форосе, другой в абхазских Мюссерах, рядом с Пицундой.

О даче в Форосе помощник Горбачёва Анатолий Черняев писал в дневнике, что дача Брежнева в Ливадии по сравнению с ней — «пошлый сарай». Строительство форосского комплекса или по классификации Девятого управления КГБ СССР объекта «Заря» контролировали лично глава КГБ СССР Виктор Чебриков — раз в полгода и министр обороны Дмитрий Язов — ежеквартально.

Строили «Зарю» с размахом. Отечественные материалы использовались только дорогостоящие и сделанные по спецзаказу. Трехэтажный «главный дом», а точнее дворец комплекса был облицован лучшими сортами отечественного мрамора. Крыша была покрыта специально изготовленной на военных заводах алюминиевой черепицей. Материалы для внутренней отделки дома были в основном из Италии и Германии.

Вокруг основного здания был разбит парк из редких реликтовых растений. Комплекс включал в себя здания для гостей, обслуживающего персонала и охраны, узел связи и другие сооружения, обеспечивающие жизнедеятельность объекта. Специально для Горбачёвых по всему периметру дачи сделали терренкур — тартановую дорожку, повторяющую рельеф территории, за ней была ограда с контрольно-пропускными пунктами.

Зона отдыха также поражала воображение. Так, торцевая стена бассейна была облицована уральским мрамором, изображавшим русский лес. Специальными устройствами стена опускалась, и открывался вид на море. На пляж вели два крытых эскалатора. Там располагался спецпричал, рядом грот, а чуть в стороне кинотеатр.

О придирчивости Раисы Максимовны в хозяйственных и домашних вопросах рассказывал бывший первый секретарь Севастопольского горкома партии Алексей Петрович Смолянников. Принимая летом 1988 года дачу в Форосе, Раиса Максимовна осталась недовольна галькой на пляже — не обкатанная. Как только Горбачёвы на пару суток отбыли из Фороса в Москву, строители из «Черноморгидростроя» завезли несколько барж другой гальки.

В ходе строительства Раиса Максимовна неоднократно наведывалась в Форос, заставляя переделывать уже построенные части дворца, не обращая внимания на материальные затраты, которые сопровождали эти переделки. Не случайно реальная стоимость «Зари», по словам бывшего министра финансов СССР Валентина Павлова, составила не менее 850 миллионов рублей, то есть более миллиард долларов.

Возведение форосской дачи велось в строжайшей тайне. Однако слухи о ней циркулировали в советском обществе. Не было секретом, кто являлся инициатором этого помпезного строительства. В июле 1991 года напротив форосской дачи, на крутом скалистом обрыве появилась огромная многометровая надпись «Райкин рай». Эта надпись была прекрасно видна всем проезжающим по дороге Симферополь-Ялта и обратно. Довелось и мне ее лицезреть.

Форосская дача даже после окончания строительства портила людям жизнь и карьеру. Об этом в одном из интервью рассказал Пётр Владимирович Лайшев, бывший ответственный от КГБ СССР за строительство комплекса. Спустя две недели после того, как дача была успешно сдана государственной комиссии, дочь Горбачёва Ирина наступила на портьеру. Карниз, к которому крепилась портьера, упал и слегка задел ее.

Разбираться с делом «о портьере» заставили лично начальника Девятого управления КГБ генерал-лейтенанта Юрия Сергеевича Плеханова, вызвав из отпуска. После замены всех портьер на ламбрекены Лайшева и заместителя начальника «девятки» генерал-майора Анатолия Владимировича Березина (он строил космодром Байконур и был Героем Социалистического труда) освободили от должностей и вывели в резерв.

Причем Лайшева, вместо намеченного Киева, куда его должны были перевести после Фороса, направили в Кировоград, в область, где находились урановые рудники. Раиса Максимовна довольно улыбнулась, одобряя это решение.

Не менее помпезной и дорогой была дача в Мюссерах, рядом с Пицундой в Абхазии. Ее строительство завершили весной 1991 года. Именно в это время Горбачёв лихорадочно искал западные кредиты в размере 10-15 миллиардов долларов, даже не задумываясь о том, что в период «перестройки» более двух миллиардов долларов было истрачено на удовлетворение курортных прихотей.

НА ЧЁРНЫЙ ДЕНЬ

В полной мере меркантильность Горбачёва проявилась на завершающем этапе его карьеры. Бывший руководитель аппарата Президента СССР Валерий Болдин в интервью газете «Коммерсантъ-Власть» (15 мая 2001 года) сообщил, что Горбачёв уже в 1990 году «почувствовал себя вне игры». И принялся обеспечивать будущее. Вот как Болдин описывал эту ситуацию. «Он был смят. Попытался сделать хорошую мину при плохой игре. Я понял это после того, как мне, руководителю аппарата президента, стали приходить немыслимые счета за доставленные для него продукты.

Зарплата у него тогда была 2500 рублей, тысячи полторы в месяц выделялось «на столовую». Продукты ему доставляло Управление делами ЦК. А тут счета стали приходить и из ЦК, и из охраны КГБ. Суммы выросли в разы, а в калькуляциях в основном деликатесы и спиртное — подчас коробками. Заготавливал впрок. На черный день.

Потом он позвал меня и попросил заняться обустройством его личных дел. У них с Раисой Максимовной была шестикомнатная квартира. И он понимал, что его могут из нее попросить. Он тайно из нее выписывается, хотя и продолжал в ней жить, и прописывается в трехкомнатную квартиру, где дежурила его охрана, на том же этаже. В этом деле были определенные сложности. Демократический Моссовет ввел обязательное рассмотрение подобных вопросов на своей комиссии. Но смогли сделать так, что обошлись без этого.

Бывший глава московского горкома КПСС Борис Ельцин хорошо знал, кто в доме Горбачёвых является настоящим хозяином. Фото 1990‑х годов

Затем занялся дачей, место выбрал. Стал проект дачи рассматривать. Несколько раз мне звонила Раиса Максимовна, говорила, что проект не очень подходит. Что-то надо уменьшить, что-то увеличить. Я говорю: «Может быть, вы сами с архитектором будете работать?» Но на это они не решились. То ли испугались шума, то ли не успели».

Однако в споре с Ельциным — по поводу компенсации за бесконфликтный уход с поста Президента СССР — Горбачёв боролся до конца. И получил немало. Об этом Борис Николаевич написал в своих «Записках Президента».

«Список претензий Горбачёва — его «отступная», — изложенных на нескольких страницах, был огромен. И практически весь состоял из материальных требований. Пенсия в размере президентского оклада с последующей индексацией, президентская квартира, дача, машина для жены и для себя, но главное — Фонд. Большое здание в центре Москвы, бывшая Академия общественных наук, транспорт, оборудование. Охрана».

Психологически расчет Горбачёва был прост: раз хотите от меня избавиться, извольте раскошелиться. При этом бывший президент без тени смущения разыгрывал образ моралиста-бессеребренника, готового ради людей на любые жертвы.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья

Оцените эту статью
5412 просмотров
1 комментарий
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: ОЛЕГ КАССИН
29 Сентября 2022
НА ПУТИ ВРАГА

НА ПУТИ ВРАГА

Автор: ВЛАДИСЛАВ ШВЕД
28 Сентября 2022
ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА

ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА

Написать комментарий:

Комментарии:

Иван: Основная вина за произошедшее с СССР лежит не персонально на меченом подкаблучнике и его половине (при всем к ним самом негативном отношении), а на партии, которая за свою историю так и не смогла создать правила выдвижения в собственные лидеры самых достойных. Эту задачу не решил ни Сталин, а остальные даже не пытались. Деградирующая КПСС дошла до того, что из 19 миллионов своих членов (было из кого выбирать) выдвинуло на пост генсека тотального глупца и предателя, пределом карьеры которого должна была быть должность директора дома культуры в селе Привольном. За всю мировую историю трудно найти что-то более позорное и абсурдное, чем горби на троне.
Владиславу Шведу - обратите внимание на книгу Новоселова о болезни и смерти Ленина. Очень печальная книга. Основы партии были заложены особью, имевшим сильные психические расстройства на почве многолетнего запущенного сифилиса. Может, корни произошедшего оттуда, от бредовых идей про мировую революцию, гегемонию пролетариата и прочее?
Оставлен 13 Октября 2022 05:10:46
Общественно-политическое издание