30 ноября 2022 07:06 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Интервью

Автор: АНДРЕЙ КУДРЯШОВ
ГОРЖУСЬ, ЧТО Я БЕЛОРУС

30 Июня 2022
ГОРЖУСЬ, ЧТО Я БЕЛОРУС
Фото: «Я не осуждаю тех, кто придерживается других взглядов, но для себя я выбрал этот путь, по нему и иду — в Афганистане, где мы делили судьбу и паёк на всех, и здесь, в нынешней России. Ещё раз повторю: я — советский солдат, им был и остаюсь»

ЮБИЛЕЙ ПОЛКОВНИКА ВИКТОРА ТРИФОНОВА

Полковник Виктор Трифонов принадлежит к той славной плеяде «альфовцев», которые, придя в это элитное спецподразделение КГБ в начале 1980-х годов, продолжили традиции первых двух наборов Группы «А».

Госбезопасности он отдал двадцать семь лет. Участвовал в специальных операциях, прошел «боевую стажировку» в Афганистане. Отличный инструктор. Среди его наград самая уважаемая солдатская медаль — «За отвагу».

Проходя службу в КГБ, Виктор Александрович зарекомендовал себя как отличный спортсмен: мастер спорта по лыжам и по рукопашному бою.

В последующие годы он состоялся как крупный руководитель в системе негосударственной безопасности, а затем зарекомендовал себя на политическом поприще. Он избирался депутатом «московского парламента» (от КПРФ) и Тульской областной Думы, был советником губернатора и возглавлял областное отделение Всероссийской партии «Родина».

В конце июня 2022 года Виктор Трифонов отметил свой 70-летний юбилей.

ИЗ МОГИЛЁВСКОЙ ГЛУБИНКИ

— Виктор Александрович, расскажите о своих корнях. Откуда Вы родом? Кто Ваши родители?..

— Родился я в белорусской глубинке 29 июня 1952 года. Горжусь, что я белорус. Великая Отечественная война вошла в каждую белорусскую семью. Моего дедушку расстреляли — он отказался быть полицаем. Поставили перед воротами дома и расстреляли. Я видел те пули — они в дубовых досках застряли. Навсегда.

Мой отец, Александр Михайлович, был учителем. Мама, Мария Кирилловна, вела домашнее хозяйство и воспитывала нас — трех сыновей и дочку. С детства узнал, что такое тяжкий сельский труд. Жили трудно. С братом мы делили на двоих телогрейку и сапоги… И, скажу, многие наши сверстники жили так.

Пройдя такую непростую жизненную школу, я хорошо понимаю, что такое любовь родителей. Они делали все, чтобы вырастить нас здоровыми, дать первоначальное, стартовое образование. Низкий им поклон за это!

— Нетрудно представить фактически послевоенное время. Разоренная войной Белоруссия…

— Да, именно так. В это самое время и появился я на свет Божий. Для того, чтобы вместе со всем послевоенным поколением восстановить и защищать то, что было отвоевано нечеловеческими усилиями наших отцов и матерей.

— Для многих крестьян «путевку в жизнь» давала армия. Наверное, вы тоже хотели стать военным?

— Я бы добавил, что такой же «путевкой в жизнь» для сельской молодежи был и спорт. С детства полюбил занятия спортом. Особенно лыжи. Они были как-то особенно близки мне по духу: ветер, мороз, а ты идешь по длинной, изнурительной дистанции «на зубах» и выгрызаешь результат.

Думаю, не нужно объяснять, что это за вид спорта. Он требует железной воли и бойцовского характера. Это в игровых дисциплинах можно понадеяться на команду, на товарищей, которые нивелируют твои промахи. А в лыжах ты борешься сам с собой.

После окончания средней школы я поступил в ветеринарный техникум под Минском, в трехстах километрах от нашей деревни.

— Так как же Вы оказались военным человеком? Довольно резкий поворот, не правда ли?

— Комбриг Серпилин из романа Константина Симонова «Живые и мертвые» начинал свою биографию фельдшером, а стал талантливым полководцем. Всякое бывает… Учась в техникуме, я продолжал активно заниматься спортом, но уже на другом уровне — в составе республиканской молодежной лыжной сборной.

В это время я стал увлеченно заниматься и самбо. В отличие от лыж, это единоборство уже контактное — с противником, которого ты видишь перед собой, его глаза: кто кого! Затем настал черед службы в армии. Хотели оставить в Белоруссии, но в итоге я оказался в Московском военном округе на объекте Ракетных войск стратегического назначения.

Армия дала мне очень многое для последующей службы в спецназе КГБ. С нее начались мои жизненные университеты. Закончил я службу старшим сержантом.

— Как складывалась Ваша судьба в дальнейшем?

— После армии мне казалось, что в моей судьбе все определилось раз и навсегда. Я хотел быть спортсменом. Я заметно прогрессировал. Был принят в Школу олимпийского резерва Павла Константиновича Колчина. Это замечательный наставник. Олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион СССР. Заслуженный тренер СССР. Я благодарен судьбе, что она свела меня с таким уникальным человеком.

— Как же Вы оказались в КГБ?

— Приехал в Москву — ни кола, ни двора. Сначала прослужил в Министерстве внутренних дел. В МВД меня определили в штатную команду, через полгода дали комнату на Автозаводской, в общежитии при пожарной части. Вы представляете, комнату! Счастье, можно сказать. Пусть и служебная жилплощадь, но зато своя.

Из-за болезни не сложилась моя спортивная карьера. Но я свою судьбу не корю. Что ни происходит, то происходит к лучшему. Нужно было определяться. Знакомые предложили мне подать документы в КГБ. Взяли меня туда в 1976 году с тем расчетом, что нужно было поддерживать спортивное мастерство. Я был зачислен в Девятое управление, отвечавшее за охрану высшего политического руководства страны. Сразу понял, что оказался в родной стихии.

Ветераны спецназа антитеррора, создатели фирмы «Альфа-Профи»: Виктор Трифонов, Владимир Березовец и Иван Дорофейчев. Фото 2000‑х годов

В 1980 году я участвовал в обеспечении безопасности при проведении Олимпийских игр в городе Москве. По результатам этой работы был поощрен благодарностью Председателя КГБ СССР Юрия Владимировича Андропова.

ОТСУТСТВИЕ ШАБЛОНА

— До 1991 года Группа «А» была приписана к Седьмому управлению КГБ — через него, поначалу, шел основной поток новых сотрудников. А как, работая в «девятке», Вы оказались в элитном спецназе Комитета?

— Приход в Группу «А» стал поворотным событием в моей жизни. С высоты прожитых лет я понимаю, как мне повезло оказаться в таком уникальном боевом коллективе. Там служили настоящие мужчины, дружбой с которыми я горжусь, и там были такие выдающиеся командиры, как Герои Советского Союза Зайцев Геннадий Николаевич и Карпухин Виктор Фёдорович.

Мы знали, что в КГБ есть спецподразделение по борьбе с терроризмом. Тогда о нем шла молва, но никаких подробностей — все зашифровано и засекречено. Оказаться в нем стало моей заветной мечтой. Поэтому я сделал все, чтобы попасть в Группу. В этом мне помог мой командир А. Г. Семёнов — порекомендовал меня своим друзьям, с которыми он учился в Высшей школе КГБ: Сергею Александровичу Голову, кавалеру ордена Ленина, участнику штурма дворца Амина, и Валентину Ивановичу Шергину, тоже из первого набора Группы «А».

Со мной, как и с другими кандидатами, неоднократно проводились собеседования. В конце концов, я сказал Геннадию Николаевичу Зайцеву: «Вы знаете, если я нужен вам, то берите! Я готов служить!» — «А вы почему нам условие ставите?» — спросил он. — «Я готов полностью: физически, психологически, морально. Хочу посвятить себя этому делу». Так началась моя биография в Группе «А».

— До прихода в «Альфу» Вы служили в Министерстве обороны и МВД. Если сравнивать, то какое-то было отличие? На Ваш взгляд, конечно.

— Сразу хочу отметить то, что многое зависит от самого человека. Если ты хочешь работать, служить, то ты обязательно вживешься в коллектив, сработаешься с коллегами. Что касается Группы «А», то в этом уникальном подразделении собрались люди, беззаветно преданные Идее. Мне были близки и понятны такие жизненные принципы. Сотрудники «Альфы» не задумываются о личном благополучии. Они готовы отдать свою жизнь ради защиты людей. Ведь каждое боевое дежурство может закончиться трагически. Вот почему психологически люди, которые служили (и служат!) в спецназе, настроены иначе, нежели в других коллективах. Перед нашими глазами были старшие товарищи — те, кто штурмовал дворец Амина, кто был ранен в мирное время и заработал своей кровью боевые награды.

…Я бы хотел, чтобы традиции, которые мы приняли от представителей первого и второго набора Группы «А», поддерживались всегда. И в этом отношении большую роль играет наша Международная Ассоциация ветеранов спецподразделения «Альфа». Кроме того, она доносит до гражданского общества образ боевого подразделения — Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России.

Говоря о Группе, я бы хотел отметить три важных обстоятельства. Во-первых, уникальный подбор кадров. Кропотливая, планомерная работа командиров по созданию подразделения. Это видно во всем — и даже в том, что после выхода в отставку ветераны «Альфы» продолжают активную деятельность: в политике, бизнесе, творчестве… Они иначе не могут! Во-вторых, полное отсутствие шаблона, способность к нестандартным действиям в быстро меняющейся обстановке. И, в-третьих, дух братства и товарищества, без которого никуда. Эгоист, как вы понимаете, в спецназе просто не выживет.

В первую очередь ты должен думать о выполнении боевой задачи, а только потом о себе. Иначе не будет достигнут главный результат любой антитеррористической операции. Люди, оказавшиеся в беде, должны быть освобождены, а опасные преступники — нейтрализованы. Все эти три обстоятельства взаимосвязаны, одно вытекает из другого.

ЧЕМПИОН КГБ

— Как складывалась Ваша биография офицера спецназа госбезопасности?

— Я прослужил в подразделении семь лет, с 1980-го по 1987-й год. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане, участвовал в задержаниях государственных преступников.

— В каком году Вы были в Афганистане?

— В 1984-м. В группе, которую возглавляли Шергин Валентин Иванович и Зайцев Владимир Николаевич. Как и все, мы базировались в Керках. Отсюда ходили по всему северу Афганистана — Маймане, Мазари-Шариф, поднимались до Кушки. Устраивали засады на караваны «моджахедов». Охраняли магистральный газопровод. Участвовали в общевойсковых операциях.

— Обошлось без потерь?

— К счастью, да. Был один подрыв на мине боевой машины. Ранения получили афганцы, находившиеся на броне. В Афганистане мы еще раз проверили, кто и чего стоит в боевых условиях. Не в спортивном зале или на полигоне, а в деле, когда человек полностью раскрывается с психологической стороны. Все с честью прошли испытание войной. Молодцы. Были нюансы, но они всегда есть…. Мы не рождаемся героями, мы ими становимся. За ту командировку я был награжден медалью «За отвагу».

…Считается, что если «Альфа» прибыла на место ЧП, то обязательно будет пальба и взрывы светозвуковых гранат. Это не так. Ставка делается на переговоры. Далеко не всегда силовая операция доходит до огневого контакта с преступником. Сразу оговорюсь: речь не идет о «моджахедах», с которыми на Северном Кавказе приходится иметь дело нынешнему поколению бойцов антитеррора.

Помню, мы обезвреживали двух дезертиров, которые в подмосковном Ногинске покинули свою часть, прихватив автоматы и по два рожка патронов. Они прошли через школу — где, к счастью, никого не взяли в заложники, — и засели на втором этаже котельной, в операторской. Туда вела железная лестница.

Здание оцепили сотрудники МВД. Дезертиры периодически вели огонь и убили милиционера. Прибыв на место, мы провели рекогносцировку и подготовились к штурму.

Заняв исходные позиции, мы были готовы принять на себя удар Калашей. Однако в тот раз до огневого контакта дело не дошло — когда эти двое поняли, что их песенка спета, они застрелились.

Еще раз хочу особо сказать о наших командирах. Под их началом я прошел серьезную школу, и горжусь этим. Об этой школе очень хорошо написано в книге Героя Советского Союза генерал-майора КГБ СССР Геннадия Николаевича Зайцева ««Альфа» — моя судьба». Я с большой душевной теплотой вспоминаю годы, проведённые в нашем подразделении.

— А когда Вы стали Чемпионом КГБ по каратэ?

— В 1983-м. Сначала наша «альфовская» команда завоевала первое место на зональных соревнованиях по Москве. На ее основе создали сборную команду, которая поехала на первенство в Ригу. Там мы и добыли «золото» и огромный авторитет в системе Комитета государственной безопасности СССР.

ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО…

— Как складывалась Ваша судьба после Группы «А»?

— В 1987 году я продолжил службу в Центральном аппарате КГБ СССР. Наш отдел занимался военно-физической подготовкой в системе КГБ. Каждому его сотруднику был «нарезан» свой фронт работы. У меня, к примеру, было шесть областей и три республики: Коми, Мордовия и Удмуртия.

В мои обязанности входило проводить анализ физической подготовки личного состава того или иного территориального органа КГБ. Я приезжал на место и говорил: «Четыре дня я провожу с вами занятия, а потом смотрю, что и как вы усвоили. Делай не так, как я сказал, а как я показал».

Такой мой был принцип. И когда люди видели, что их инспектирует боевой офицер, мастер спорта, как говорили спортсмены, «на ноге был», — то и отношение было другое; встречали с удовольствием. Опыт боевого офицера обеспечивал высокие результаты моей работы.

…В 1990 году меня по линии разведки направили в советское посольство в ФРГ, офицером безопасности. В Бонне у нас с послом сложились хорошие отношения. Занимаясь своими прямыми обязанностями, попутно я организовал для детей «советской колонии» секцию карате.

— Представляю, какой был восторг!

— Что такое, когда ребенок занят делом? Это же очень важно для любой семьи — что для посольской, что для рабоче-крестьянской. Он мужает, развивается не только физически, но и психологически. На наши занятия привозили детей автобусом даже из Кёльна, где находилось Торгпредство.

— А почему вы решили уйти со службы?

— В Москву я вернулся в 1993 году. Когда увидел, что происходит в стране после развала Советского Союза, когда ощутил всю эту атмосферу всеобщего упадка и разложения, то просто психологически и морально не смог больше находиться на государственной службе. Невооруженным взглядом было видно, что мы как офицеры и специалисты оказались демократической власти не нужны. Я вышел в отставку, благо выслуги лет вполне хватало для пенсии, и пошел работать в систему негосударственной безопасности.

«Я — СОВЕТСКИЙ ОФИЦЕР»

— Что и говорить, мы все хорошо помним то время…

— В стране набирал обороты уголовный беспредел. Полная беспомощность, растерянность со стороны государства. Люди требовали оружия, чтобы защититься от бандитов. Было непонятно, как государство может пасовать перед распоясавшейся шпаной. Единственное, что оно смогло сделать, так это принять в 1992 году «Закон о частной охранной и детективной деятельности», предоставив возможность гражданскому обществу — в лице ветеранов силовых структур — защищать себя самостоятельно.

Нежелание мириться с уголовным беспределом, стремление бороться с ним законными методами заставили меня, равно как и многих других моих коллег, выйти в отставку и начать работу с нуля в системе негосударственной безопасности. Это был правильный выбор, и он подтвердился на практике: криминалу был поставлен заслон.

Мы создали ЧОП «Альфа-Профи». Его учредителями выступили Владимир Березовец, Иван Дорофейчев и я. Человек так устроен, что ему хочется перемен. Но для этого нужно правильно оценивать свои возможности. На что ты способен? «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Но у нас за плечами были университеты Группы «А», а это, согласитесь, стоит многого.

С Володей Березовцом мы познакомился в 1978 году: он проходил срочную службу в Кремлёвском, я же был прапорщиком в Девятом управлении КГБ СССР. Мы часто пересекались, выступая на спортивных соревнованиях. Кроссы бежали, в биатлоне и троеборье участвовали (зимнем и летнем), рукопашным боем занимались, самбо…

— И вот в 1980-х вы оказались в одной связке, в одной команде.

— Вообще, в «Альфе» дружат отделениями. Я, скажем, пришел в третье, Дорофейчев и Березовец первоначально служили в четвертом. Так что мы друг друга хорошо знали по совместной работе и видели в разных, порой очень непростых ситуациях. И даже потом, когда судьба нас на время развела, — старались не потеряться в этой жизни.

Мы, честно говоря, не понимали тогда всей степени ответственности, и для риска не было границ. Нам казалось, когда приходилось разбираться с бандитами, что все это ерунда — по сравнению, естественно, с теми боевыми ситуациями, которые возникали во время службы в Группе «А».

Да и что мы умели делать? Хорошо стрелять и применять приемы рукопашного боя, обезвреживая террористов, шпионов и бандитов. Проводить оперативные мероприятия. Охранять, защищать. И главное — работать в команде. Сама ситуация, сложившаяся в стране, подсказывала: ребята, вы должны использовать себя по этому назначению, вписавшись в рынок охранных услуг. Что мы, собственно, и сделали.

…Во многом благодаря ветеранам, в том числе Содружеству Группы «Альфа», удалось законными методами дать отпор уголовному миру, сохранить нарождавшийся средний класс и защитить не только простых людей, но и все общество в целом.

— Кто вы по жизни? Кем себя ощущаете?

— Я — советский офицер, присягу давал Советскому Союзу. Могу, наверное, показаться банальным, но такие понятия как мать, Родина, Отечество не являются для меня отвлеченными словами. И присяга одна. Я не могу быть лишь потребителем. Скажем, я не просто хочу иметь друзей, я хочу с ними дружить, т. е. отдавать им частичку себя.

Я не осуждаю тех, кто придерживается других взглядов, но для себя я выбрал этот путь, по нему и иду — в Афганистане, где мы делили судьбу и паек на всех, и здесь, в нынешней России. Еще раз повторю: я— советский солдат, им был и остаюсь.

Желаем Вам, Виктор Александрович, крепости духа, удачи в делах и свершениях, здоровья, счастья, благополучия и всего самого наилучшего! 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья

Оцените эту статью
4840 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание