28 мая 2022 01:11 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Каким вы видите будущее Украины?

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: НАТАЛЬЯ САВЕЛЬЕВА
ВОСХОД СОЛНЦА

31 Января 2022
ВОСХОД СОЛНЦА
Фото: «За мужество и героизм, проявленные при пресечении террористического акта и спасении жизни человека…» Из Указа Президента РФ от 22 декабря 1997 года

ОДИН ИЗ ГРУППЫ «АЛЬФА»

Среди легенд спецназа полковник Анатолий Савельев занимает особое место. Он был в числе первых тридцати сотрудников Группы «А». Трижды выезжал в боевые командировки в Афганистан. Прошел многие горячие точки. Воевал на Северном Кавказе. А погиб в Москве, обменяв себя на заложника — шведского дипломата.

Полковник Анатолий Савельев принимал непосредственное участие в организации и проведении боевых операций по освобождению заложников в городе Будённовске (Святой Крест) и дагестанском селе Первомайское.

Среди его наград — орден «За военные заслуги», две «Красные Звезды». Он — Почетный сотрудник Госбезопасности. Герой России (посмертно).

Анатолий Николаевич погиб в ночь с 19 на 20 декабря 1997 года во время специальной операции в Москве, обменяв себя на торгового советника посольства Швеции Яна Улофа-Нюстрема, захваченного террористом Кобяковым.

26 октября 2022 года исполняется 30 лет Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Предваряя юбилей, мы начинаем серию публикаций о героях «Альфы». Первая из них посвящена полковнику Савельеву. Ее автор — Наталья Михайловна Савельева, жена Героя.

МАЛАЯ РОДИНА

Родился Толя 25 апреля 1946 года. Имя получил в честь дяди-танкиста, погибшего в годы Великой Отечественной войны. Отец — Николай Васильевич Сысоев, в прошлом сотрудник СМЕРШа, после войны в 1947 году был арестован и осужден (причина мне неизвестна). После того, как был освобожден, жил в Свердловске.

Забегая вперед, расскажу один случай, поразивший нас обоих — и меня, и мужа. Николай Васильевич не поддерживал отношений с сыном, но однажды от него пришла весточка — он попросил приютить на ночь одного земляка, собиравшегося в Москву.

Анатолий Савельев (в центре) вместе с сотрудниками Группы «А» Седьмого управления КГБ СССР. «Боевая стажировка» в Афганистане. Фото 1980‑х годов

Читая письмо, нас поразило, что оно написано точно таким же почерком, что и у Толи — бисерным, трудно читаемым. Вот что значит кровь!

С ранней юности Толя занимался самообразованием; много читал, беря книги в библиотеке, и рано увлекся театром. Нищета в доме была страшная. Едва сводили концы с концами. А жили они в Новогиреево, пригороде Перово.

Дом, где жил Толя, был деревянный, красивый. На несколько семей, с городским телефоном. У Сысоевых была всего одна небольшая комната.

Сейчас мало кто знает, что было время, когда Москву окружали города-спутники: Перово, Тушино, Кунцево, Бабушкин, Солнцево… Потом они стали частью столицы, ее районами.

Бабушка, Александра Ивановна Сысоева, у которой он жил в доме, все силы отдавала, чтобы обеспечить скудный семейный достаток и поставить внука на ноги. Толя и сам подрабатывал в юности, когда предоставлялась такая возможность.

Бабушка стала ему вместо мамы. Дедушка умер, когда Толе было четырнадцать лет. А мама… у нее была другая семья. Для мужа это была болезненная тема.

Школа под номером семь, где учился Толя, располагалась в необыкновенно красивом одноэтажном здании — бывшем особняке купца Борисова. Дом был с мезонином и башенкой.

Летом Толя с мальчишками играл в футбол, зимой ходил на лыжах. Рос крупным, сильным парнем, с отменным здоровьем. В юности дружил с ребятами старше его — старался им соответствовать, всегда ставил себе заведомо высокую планку, не давая поблажек.

Когда дедушка Толи скончался, то его жена, бабушка Александра, не находила себе места: «Ну все, теперь у меня внук вниз покатится…» А Толя ей сказал: «Не волнуйся, я воспитаю себя сам». И свое слово сдержал!

Дом, где жил Толя Савельев с дедушкой и бабушкой. У них была одна-единственная комната. Новогиреево, пригород Перово. Фото второй половины 1940‑х годов

Начал Толя с того, что зимой, завернувшись в одеяло, ночевал на холодной террасе, которая не отапливалась — закалялся. А еще стал изредка выбираться в театр. Потому как понимал, что бабушка — деревенская женщина, которая знала только одну заботу: работать, чтобы прокормить внука.

В результате, когда мы познакомились, я сразу отметила не только его силу, но и интеллектуальное, гуманитарное развитие. В этом, несомненно, была его собственная заслуга. Он делал себя сам. Как говорят американцы, «Self-Made Man» — это полностью относится к Толе, который всего добивал благодаря упорному труду и постоянному внутреннему росту.

Об этом я впервые рассказала в декабре 2009 года на встрече с учащимися средней школы № 787 в Новогиреево, которой было присвоено имя Героя России полковника Анатолия Савельева. Там же, в школе, в музее «Моё Отечество» была устроена экспозиция, посвященная мужу.

К слову, о Новогиреево знали далеко за пределами Российской империи — как об одном из наиболее благоустроенных дачных поселков в Европе.

От той «древней» поры в районе сохранилось всего два здания: одно принадлежало матери Алексея Дикого — актера, режиссера, лауреата Сталинской премии. Его именем названа улица, на которой находится школа № 787.

Другая достопримечательность расположена на 5-м проспекте — в ней в разные годы была аптека, потом музей… А в деревянном доме № 38 (напротив) как раз и прошло тяжелое послевоенное детство Анатолия Николаевича.

Новогиреево. Это был хороший дачный поселок с одноэтажными домами… В мае сады окрашивались белым цветом. Все белым-бело от черемухи. А зимой по заснеженным улицам, скрипя валенками, шли в школу дети и учителя. Все знали друг друга, такая была особенная атмосфера.

В нынешнее время Новогиреево является частью Восточного административного округа города Москвы. Как раз соответствует греческому происхождению Толиного имени — «восток», «восточный», «восход солнца».

Учился Толя на «отлично» и «хорошо». Это его трудовые оценки, полученные им самим — без каких-либо репетиторов и помощников. В свидетельстве об окончании средней школы у него только одна тройка по алгебре.

Начальник штаба Управления «А» ЦСН ФСБ России полковник Анатолий Николаевич Савельев с женой Натальей Михайловной. Фото 1990‑х годов

Весной 1961 года Толя окончил восемь классов средней школы № 6 на Зеленом проспекте (здание сохранилось). После чего он поступил в Московский авиационный техникум имени Годовикова — здание находится на Войковской. И мог бы в дальнейшем пойти по технической стезе, получив диплом в 1965 году, однако свое предназначение он видел в другом.

Толя был хорошо физически развит, занимался боксом: брал призовые места на крупных первенствах. Однако и спорт как таковой его не привлекал, его интересовала «государева служба» — к ней он стремился, видя себя офицером.

Когда Толя погиб, в его «дипломате» оказались два сборника стихов. Один из них — Марины Цветаевой, у которой есть такие строчки, написанные в двадцатом году:

Есть в стане моём — офицерская прямость,

Есть в рёбрах моих — офицерская честь.

На каждую муку иду не упрямясь:

Терпенье солдатское есть!

ЛЮБЛЮ ЕГО ПО-НАСТОЯЩЕМУ

Когда Толя погиб, ему был пятьдесят один год. Он был полковником, у него была уже и должность приличная — начальник штаба Управления «А» ЦСН ФСБ России. Но он поставил себе задачу отслужить в подразделении четверть века.

Да, на тот момент это был бы первый такой случай в Группе «А». Не получилось — муж отслужил двадцать три года.

Толя знал, конечно, что когда-то надо будет уходить со службы: понимая это, он сам этого боялся и я вместе с ним. У него были различные предложения по поводу дальнейшего трудоустройства… Но муж всегда говорил: «Ты знаешь, мне нравится, что я на государевой службе. Вот ничего не могу поделать!» Ну, и я, естественно, понимала это. В общем, это был мой крест. Наш, общий. На двоих.

…Познакомились мы с Толей в походе. Мне было семнадцать лет, а Толя на четыре года старше. Вскоре его забрали в армию — в Ракетные войска стратегического назначения, служил он на Западной Украине. Часто писал, а я ему отвечала.

После демобилизации Толя первым делом зашел ко мне, а уходя — попросил разрешение прийти снова. Появился на следующий день и… сделал мне предложение. Я ответила не сразу, сомневалась в своих чувствах к нему, присматривалась.

Однажды, это было 8-го Марта, Толя не пришел меня поздравить, хотя всегда отличался пунктуальностью, был внимательным и заботливым. Разволновавшись, я поехала к нему узнать, что случилось. Оказалось, у него заболела бабушка; он бегал по аптекам, сидел с ней, менял белье.

Дом купца Борисова. В 1925 году в нём будет открыта начальная школа. В дальнейшем тут будет учиться Толя Савельев. Фото начала XX века

Помню, я поразилась такому трогательному отношению и подумала: «Если он так к ней относится, то и ко мне будет внимателен». Тогда-то я и решила выйти за него замуж. Начались будни офицерской жены. Только через пять лет поняла, что люблю его по-настоящему.

…Вообще Толя сам решил, что будет работать в КГБ. И это притом, что в анкете он написал: «Мать — совместно не проживаю, отец — прочерк; вторая бабушка по матери — немка — репрессирована». При такой-то анкете хотел работать на Лубянке.

В армию его забрать не могли, так как он являлся единственным кормильцем в семье. Но Толя написал заявление в военкомат, понимая, что только после армейской службы сможет попасть в КГБ. Попросил каких-то тетушек приглядывать за бабушкой и, получив повестку, пошел на призывной пункт…

После того, как мы поженились, Толя год проработал в одном из столичных НИИ и одновременно заочно учился в педагогическом институте.

Уже потом я узнала, что в 1971 году решением Тимирязевского райкома ВЛКСМ техник первой категории НИИ электронно-вычислительной техники Анатолий Савельев был рекомендован в органы государственной безопасности и зачислен курсантом в спецшколу № 401 КГБ СССР. Ее окончили многие будущие сотрудники Группы «Альфа».

СПЕЦНАЗОВЕЦ-РОМАНТИК

Еще в армии командир в / ч 35480 майор Сазонов дал следующую характеристику на сержанта Анатолия Савельева: «выдержан и спокоен, добросовестен и честен, физически развит, в строевом отношении подтянут». Сазонов отметил также наличие «чувства романтики» у Савельева и умение доводить любое дело до конца.

Как говорил один из героев фильма «Чародеи»: «Чтобы проходить сквозь стены, нужны три условия — видеть цель, верить в себя и не замечать препятствий!» Толя так и поступал.

Герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев в своей книге ««Альфа» — моя судьба» посвятил мужу целую главу. Вот как он описывает их знакомство: «Отчетливо помню нашу первую встречу. В 1977 году, когда я был назначен командиром подразделения, Савельев находился в служебной командировке. Он проходил стажировку в Рязанском воздушно-десантном училище. Вот он вошел в кабинет — в форме десантника, крепкий и ладный. Представился. Показал свидетельство, сказал, что теперь он может самостоятельно проводить инструктаж по прыжкам с парашютом.

Его называли упертым человеком. В хорошем смысле слова. Настоящий боец, кандидат в мастера спорта по боксу. Поставленной перед собой цели он обязательно добивался. Будучи сотрудником Группы «А», Савельев получил два высших образования: в 1976 году окончил Московский государственный заочный педагогический институт. А в 1983 году — Высшую школу КГБ имени Ф. Э. Дзержинского. Оба эти образования — и педагогическое, и чекистское — удачно сочетались в его последующей деятельности на посту начальника штаба «Альфы»».

Старшие офицеры Группы «А» ГУО России: Анатолий Савельев, Александр Репин и Александр Мирошниченко. Операция в Будённовске. Лето 1995 года


И далее Геннадий Николаевич отмечает: «Боевик с педагогическим образованием… это, прямо скажу, не типичное явление. Но сам Савельев был явлением. Спецназовец-романтик. Но были у Анатолия Николаевича университеты иного рода, в которых каждая «дипломная работа» — это успешно проведенная боевая операция. Об одних скупо сообщала советская пресса, другие оставались под грифом «совершенно секретно»».

Добавлю, что педагогический вуз Толя окончил по специальности «учитель физики средней школы». Получил диплом, пройдя полный курс обучения в 1970-1976 годах. Насколько я знаю, сейчас рассматривается вопрос — назвать одну из учебных аудиторий его именем.

«ЗА БОЛЬ, ЗА ТОСКУ, ЗА РАЗЛУКУ»

После окончания ленинградской спецшколы в 1972 году Толя был направлен на службу в Седьмое управление КГБ СССР, стал младшим разведчиком. Управление было и оперативное, и боевое — занималось наружным наблюдением.

Толя проходил службу в 10-м отделе. Его начальник полковник Шевяков характеризовал мужа таким образом: «В процессе занятий проявлял наблюдательность, хорошую устойчивость, зрительную память. Легко запоминает названия улиц, переулков, различных учреждений. Свободно воспроизводит в памяти увиденное по истечении продолжительного времени.

Правильно делает опознание личности по приметам и по фотокарточке.

Место для наблюдения выбирает удачное, ведет себя естественно, спокойно, может маскироваться, используя окружающую обстановку.

Хорошо ориентируется, в сложной обстановке не теряется. Смело проводит задержание учебного объекта».

В 1974 году в структуре «семерки» создается особо секретное подразделение — Группа «А», призванная бороться с террористами. Муж оказывается в первом наборе.

Вообще, я знаю многих сотрудников «Группы Андропова» разных поколений. Так вот, для них рождение подразделения было сродни восходу солнца. Жизнь обрела для них законченный смысл. Вне Группы «А» они себя не мыслили. И даже уйдя в запас, продолжали (и продолжают) ощущать себя единым целым.

Толя немного заикался. Чтобы не произошло осечки, он устроил подлог: вместо себя на заключительный этап медицинской комиссии послал другого человека — Владислава. Авантюра чистой воды, однако, она удалась, и никто не заподозрил обмана. Хотя достаточно было сверить фотографию в паспорте с «оригиналом»: худенький, в очках с толстыми линзами, но зато с отменной дикцией, — лже-Савельев явно не походил на настоящего — крепко сложенного, весившего девяносто килограммов.

Отправляя приятеля на медкомиссию, Толя провел инструктаж: «Открой паспорт сразу на странице с фотографией. Уверен, что врач и не посмотрит, тот ли человек перед ним или нет. Бери напором». Удивительно, но план этот сработал, и Анатолий Савельев стал сотрудником Группы «А». Естественно, что все необходимые нормативы он сдал сам.

Молодожёны в ЗАГСе

Многие факты из его боевой биографии я узнавала совершенно случайно. Например, я как-то была в гостях, и мне рассказали, как муж едва не погиб в последней командировке «за речку» — во время боевой стажировки, где он был старшим группы. Кому-то из раненых ребят срочно требовалась кровь. Он ночью вышел в горы и карабкался по скалам, чтобы добраться до госпиталя, где могли помочь бойцу. Муж почти падал вниз, когда с отчаянием и надеждой подумал: «Боже, если ты есть — помоги!» Он нащупал одну колючку, еще одну — и так выбрался…

После этого Толя начал очень серьезно относиться к религии. Еще в педагогическом институте, где был предмет «научный атеизм», он все источники изучал в «подлинниках»: и Библию, и Коран. Он тогда уже начал задумываться, а так ли это на самом деле, как преподносят официальные источники?..

А бабушка Александра дождалась внука из Афганистана. Ребята вернулись из Кабула после Нового года, в первых числа января. Она уже не вставала — слегла. Жили мы вместе. Я металась одна: старшая дочка только пошла в первый класс, маленькой полтора годика и больной человек на руках.

Вскоре после приезда Толи, дождавшись внука, Александра Ивановна скончалась. Тихо ушла…. Она выполнила все, что было предназначено ей в жизни.

После последней командировки Толи «за речку» я попала в клинику неврозов. В Союз из Афганистана уже вовсю приходили «цинки», а от мужа долго не было никаких известий. Я чувствовала себя очень плохо. Мне было даже хуже, чем в первый раз, когда он оказался в Афганистане еще в декабре 1979-го.

Однажды, когда Толя в очередной раз находился далеко от Москвы, у меня родились строчки:

Уехал. Одна. Хочу позабыться.

Исчезнуть. Уснуть. Раствориться.

Чужим каблуком растоптаться

И талой водой расплескаться.

Но все это прячу. Подальше, поглубже,

Как будто алмаз хороню в мутной луже.

И жду, чтобы снова очнуться, проснуться,

Увидеть, обнять, ощутить, ненавидеть —

За боль, за тоску, за разлуку,

За счастье любовью признать эту муку…

Часто после командировок на войну люди ожесточаются. По-разному бывает, но из Афганистана Толя действительно приехал другим человеком. Обращение к Богу стало логическим шагом на его духовном пути, а не каким-то случайным эмоциональным порывом.

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

 

Оцените эту статью
11974 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: НАТАЛЬЯ САВЕЛЬЕВА
31 Января 2022
ВОСХОД СОЛНЦА - 2

ВОСХОД СОЛНЦА - 2

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание