28 мая 2022 01:58 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Каким вы видите будущее Украины?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Наталия Холмогорова
РАЗВОДКА НА ГЕРБОВОЙ БУМАГЕ

30 Ноября 2005
РАЗВОДКА НА ГЕРБОВОЙ БУМАГЕ

Политизированную часть нашего общества всколыхнула очередная «сенсация» на пустом месте. По сообщениям СМИ, двое российских мусульман — глава Исламского комитета России Гейдар Джемаль и председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов — вдруг заявили, что их оскорбляет герб Российской Федерации.

В нем якобы содержатся неприятные мусульманам христианские символы. Поэтому герб необходимо изменить в соответствии с декларируемой «многоконфессиональностью» России — нет, не добавив к нему полумесяц, как можно было бы подумать, а убрав с него все, что напоминает о христианстве: кресты, двуглавого орла, святого Георгия и вообще всё, что не нравится мусульманам.

ПОЧЕМУ СЕЙЧАС?

Требование по меньшей мере странное. Во-первых, возникает вопрос, почему оно выдвинуто именно сейчас. Нынешний герб России существует уже больше десяти лет, но до сих пор он почему-то не оскорблял мусульманское население — или, возможно, оно предпочитало держать свои чувства при себе.

Во-вторых, претензии выглядят вздорными и надуманными, поскольку христианской символики как таковой в Российском гербе нет. Мы не видим на нем ни распятия, ни изображения православной церкви, ни каких-либо еще специфически и исключительно христианских символов. Кресты на коронах двуглавого орла и «державе», которую он сжимает в лапе, являются исторически точно воспроизведенными деталями данных аксессуаров — символов суверенной российской власти. Причем это равноконечные кресты, не имеющие выраженной православной коннотации.

Что же касается всадника, поражающего копьем дракона — стоит напомнить, что хотя православные традиционно воспринимают этого всадника (и на гербе Москвы, и на гербе России) как православного святого Георгия Победоносца, реально битва героя с драконом, символизирующим враждебные человеку хтонические силы, представляет собой древний миф, который каждая традиция рассказывает по-своему. У христиан нет на этот миф «копирайта». Православные вправе видеть в фигуре воина-змееборца святого Георгия, неправославные русские — Ивана-богатыря, классического змееборца множества русских сказок, или русского былинного героя Добрыню Никитича, мусульмане — героя исламских сказаний Джирджиса. Не удивительно ли, что этого не понимает «патентованный традиционалист» Джемаль?

Отметим еще одну любопытную деталь: предложение, высказанное мусульманами и в целях защиты мусульманских интересов, сформулировано нарочито «по-светски», так, чтобы его могли поддержать любые неприятели православия и сторонники жесткого отделения церкви от государства, — будь они хоть атеистами, хоть язычниками, хоть последователями любых экзотических культов. Что для мусульман достаточно нехарактерно, не правда ли?

Не менее неожиданной стала и реакция на это представителей «противоположного крыла» нашего общественного спектра. Мгновенно, как будто был заранее готов к чему-то подобному, депутат Госдумы от ЛДПР, всегда выступающий с подчеркнуто националистических позиций, Николай Курьянович внес ответное предложение: дабы никто впредь не смел потрясать основы государства, ссылаясь на его «многоконфессиональность», необходимо… объявить православие государственной религией!

Все это вместе производит впечатление какого-то спектакля, разыгрываемого с целью сбить с толку «зрителей» и задурить им головы. Не случайно Людмила Нарочницкая, хорошо знающая реальных российских традиционалистов, в том числе и принадлежащих к исламу, в своем заявлении замечает: «Трудно поверить, что муфтии выступают против христианских символов», и высказывает предположение, что российских мусульман «подставили» какие-то совсем другие люди, ведущие игру в своих целях.

О том, какие цели здесь преследуются, нам и предстоит поговорить.

РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Но сперва сделаем небольшое отступление. Многотысячный Русский Марш, прошедший в Москве 4 ноября, вызвал у властных структур состояние, близкое к панике. Он неоспоримо свидетельствовал о том, что русский национализм становится серьезной политической силой, — причём силой, имеющей (в отличие от большинства наших политических игроков) реальную, а не выдуманную народную поддержку. Националисты не обладают административным ресурсом, не получают грантов из-за рубежа, не пропагандируют свои взгляды в СМИ (напротив, в СМИ идет почти непрерывная кампания по их дискредитации) — и тем не менее народ идет за ними. Достаточно упомянуть знаменитый опрос на «Эхо Москвы», в ходе которого выяснилось, что половина слушателей этой либеральной столичной радиостанции полностью поддерживает идеологию и цели Марша и готова принять участие в аналогичном мероприятии в следующем году!

Властям стало страшно. Возобладало мнение, что с обнаглевшими русскими надо что-то делать. Что именно делать, к сожалению, «подсказали» своим противникам сами организаторы Марша.

Думаю, многие знают, что День Народного Единства оказался омрачен некрасивой ссорой между двумя крыльями организаторов — «правыми национал-консерваторами», которых представляли ЕСМ, СПГ и Византистский клуб, и «этно-националистами», наиболее ярким представителем которых стало Движение Против Нелегальной Иммиграции. Ссорой, связанной с тем, что две группы организаторов, как выяснилось, представляли себе цели и задачи Марша совершенно по-разному. Эта ссора стала предвестием будущего раскола.

Приведенные мною названия условны, да и о расколе как о свершившемся факте, пожалуй, говорить еще рано: тем не менее Русский Марш стал выразителем двух противоположных тенденций, существующих сейчас в русском национализме.

В одном стане «национал-патриотов» патриотизм и национализм тесно увязываются с такими идеологическими концептами, как «правизна», «консерватизм» (прежде всего православный консерватизм), «государственничество», «имперскость»; русская нация рассматривается как культурно-религиозный феномен, а по отношению к судьбе России используются различные историософские концепции, связанные с «великой миссией» нашей страны и ее «значением для всего человечества». Другое течение исповедует национализм европейского типа — вполне светский по сути, связанный с идеей самоценности нации, свободный от преклонения перед государством или какими-либо цивилизационными структурами, определяющий нацию прежде всего как этнос (т. е. признающий «кровь и почву» структурным компонентом нации), заявляющий своей целью не выполнение каких-либо грандиозных историософских миссий, а вполне мирскую, «материалистическую» задачу — выживание, процветание и развитие русского народа, каковое этнонационалисты считают необходимым условием любых смелых «национальных проектов».

Стоит отметить, что вялотекущий конфликт между двумя крыльями русского национализма не связан с отношением к религии. «Светский» не значит «антирелигиозный»: люди, исповедующие православие, присутствуют в этом конфликте с обеих сторон. Однако «право-консервативная» сторона не только заняла по отношению к «инакомыслящим» непримиримо-агрессивную позицию, но и устами своих представителей постаралась придать конфликту религиозный характер. Вот что, например, говорил представитель Союза Православных Граждан Кирилл Фролов в передаче православной радиостанции «Радонеж», посвященной Русскому Маршу:

« несомненно, благодаря той внутренней борьбе за будущее русского движения, за будущее русского патриотизма, которая сейчас разворачивается, несомненно, группе из Московского отделения «Союза православных граждан» и Византистского клуба удалось переломить ситуацию и возглавить этот марш протеста. Но ситуация очень драматическая, и, повторяю еще раз, сейчас, подводя итоги: если православная молодежь, мыслящие православные люди не пойдут в политику, не возглавят те процессы, которые происходят в обществе, мы очень серьезно проиграем.

Да, сегодня удалось переломить ситуацию, хотя наличие воинствующих противников Православия, которые пытались влезть и возглавить это дело, велико. Мы выдержали с ними очень серьезный бой и возглавили сегодняшний марш, который был объективно необходим».

Таким образом, «православные консерваторы» представляют конфликт с «этно-националистами» как религиозный, истинными выразителями православной точки зрения на национальный вопрос считают только себя, а своих оппонентов — всех, без разбора — выдают за «воинствующих противников православия».

Нетрудно догадаться, что для постороннего зрителя, особенно осведомленного о конфликте только с одной стороны (ни для кого не секрет, что, если «православные консерваторы» еще имеют некоторый доступ в СМИ, «этнонационалисты» его почти совершенно лишены), спор между русскими националистами выглядит как назревание конфликта на религиозной почве.

А такая почва чрезвычайно благоприятна для разного рода «разводок».

ИГРА НА НЕРВАХ

Нечто вроде репетиции нынешних событий произошло несколько недель назад, когда Атеистическое Общество Москвы (АТОМ), несколько лет, со времен скандального передела руководства, не подававшее признаков жизни, вдруг напомнило о себе необычным способом: подало в Конституционный суд иск об изъятии из российского гимна слов «хранимая Богом родная земля». Обращение атеистов поддержал КЯТ (Круг Языческой Традиции — одна из организаций славянских язычников-родноверов) и некоторые правозащитники.

Но никакого волнения умов из этого не вышло.

Здравомыслящий народ рассудил так. О чем волноваться? Атеисты хотят, чтобы в гимне не было «бога» — что ж, они ведь атеисты, и такое желание для них вполне естественно. Никакие силы за «профессиональными атеистами» не стоят; никого, кроме разрозненных одиночек-интеллигентов, едва ли способных на что-то помимо кухонного трепа, они не представляют. Своего они намерены добиваться исключительно законными методами, через суд (причем заранее ясно, что и в суде у них ничего не выйдет). Никакой «национальной компоненты» в этом их желании не заключается, никакой угрозы русским здесь нельзя разглядеть даже под микроскопом и сильно напрягая зрение. Да и одна строчка из середины латаного-перелатанного михалковского гимна — не такая, право, святыня, чтобы даже самый отмороженный «православный государственник» стал из-за нее рвать рубаху на груди и лезть на амбразуру.

Но совсем иное дело — когда «покушение» на герб, воплощающий в себе несколько столетий российской государственности, совершается мусульманами и от имени мусульман: религиозной группы, в которой общественное мнение видит преимущественно недоброжелателей России и русского народа (и, по правде сказать, имеет на это известные причины).

Нервная реакция здесь вполне психологически понятна, более того — прекрасно прогнозируема. И, что еще важнее, эта ситуация позволяет прочно привязать религиозную тематику к национальной, загнав молодое русское национальное движение в «вилку» ложной альтернативы.

Едва окончилась первая партия в исполнении Джемаля и Аширова, мелодию провокации на религиозной почве контрапунктом подхватывает депутат от ЛДПР — партии, исправно выполняющей «кремлевские заказы». Выступая «с националистических позиций», он предлагает в качестве решения проблемы альтернативу, явно провокационную и для огромной части русских националистов (не говоря уж о населении страны вообще) неприемлемую. Согласиться с ним? Невозможно. Не соглашаться? Ага, значит, ты заодно с проклятыми муслимами… с чем тебя православные соратники сейчас и поздравят…

Стоит ли уточнять, что об этой животрепещущей дилемме первым поведало нам ультралиберальное и русофобское «Эхо Москвы»?

СЕЮЩИЕ ВЕТЕР

Разумеется, это тоже скорее репетиция, чем реальная разводка. Слишком уж она груба и, очевидным образом, плохо подготовлена. Но эта «история с гербом» дает нам два важных урока.

Во-первых: теперь мы знаем, на чем нас собираются «колоть». На религиозных противоречиях — связывая вероисповедную специфику с национальной, раздувая и укрепляя существующий среди русских националистов «скрытый конфликт», связанный с отношением к религии.

Это опасно — тем более опасно, что точка конфликта действительно существует. Более того, она воспалена и болезненна, и даже небольшого толчка достаточно, чтобы конфликт разгорелся в полную силу.

Как не поддаться на разводку? Думается, рецепт здесь только один: быть мудрее, прагматичнее и сдержаннее, уметь отличать важное от второстепенного, выдвигать на первый план те идеи и концепции, которые действительно способны объединить всех националистов — а решение проблем, которые нас разъединяют, отложить на «после победы».

Увы, такой совет очень легко дать — и гораздо труднее выполнить.

Во-вторых: мы с грустью видим, что в стремлении ослабить консолидацию патриотических сил власть не останавливается перед самыми опасными эскападами, привлекая себе в помощь силы, с которыми, возможно, однажды не сможет справиться.

Агрессивность ислама и мусульманский фанатизм не вымышлены исламофобами. Это вещи вполне реальные. Пока большинство российских мусульман настроены конструктивно и возмущаются, когда от их имени выступают провокаторы — вот и сейчас муфтии поспешили отмежеваться от заявления Джемаля (да и сам Джемаль уже заявляет, что ничего подобного не говорил и не думал.

Но если все кто попало и дальше будут подогревать межрелигиозную вражду — надолго ли сохранится непрочный мир? Кто сеет ветер — пожнет бурю.

Оцените эту статью
2911 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

30 Ноября 2005

ДИКИЙ ПЛЯЖ

Автор: Юрий Нерсесов
30 Ноября 2005
ЧЕТВЕРТЫЕ ВЫБОРЫ ТРЕТЬЕЙ...

ЧЕТВЕРТЫЕ ВЫБОРЫ ТРЕТЬЕЙ...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание