СПЕЦНАЗ РОССИИ
СПЕЦНАЗ РОССИИ N 8 (95) АВГУСТ 2004 ГОДА

Александр Белов

РОЗНЬ

 << предыдущая статьяпозицииследующая статья >> 

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ

Главный редактор «Спецназа России» Константин Крылов сильно провинился перед прогрессивной чеченской общественностью.

Дело началось со статьи в «Полночь, 22 июня», опубликованной в «Литературной газете» №25-26.

В статье, посвященной нападению чеченских боевиков на Ингушетию, в частности, говорилось:

«Отдельный интерес представляет символический аспект последних чеченских акций. Их привязка к значимым датам — 9 мая (когда был убит Кадыров) и 22 июня — отнюдь не случайна. Руководство чеченских боевиков всё более откровенно отождествляет себя с гитлеровскими войсками. Это логично: союзничество чеченцев с фашистами во время Великой Отечественной — факт известный.

Этот аспект чеченского самосознания обычно замалчивается — в основном благодаря усердной работе либералов-правозащитников, обожающих порассуждать о том, что «целый народ не может нести на себе исторической вины за что бы то ни было». Разумеется, это не касается русского народа, о разнообразных исторических грехах и винах которого те же самые либералы любят и умеют посудачить. Обвинение же в «фашизме» — в российских условиях очень сильное — вообще адресуется только русским и никому больше…»

Заканчивалась статья фразой:

«В Чечне мы имеем дело не просто с людьми, вдруг возжелавшими независимости. Это ещё и потомки фашистских выкормышей — в самом прямом смысле этих слов. 22 июня этого года нам ещё раз об этом напомнили.»

Уже в следующем номере «Литературной газеты» появилась статья «Возмущены и обижены». 25 знатных представителей московской чеченской диаспоры во главе с сенатором Умаром Джабраиловым делились своими переживаниями по поводу статьи Крылова:

«Передёргивание фактов, открытые оскорбления и обвинения целого народа, разжигание национальной ненависти, навешивание ярлыков — ничем не побрезговал автор статьи, изливая читателю свои человеконенавистнические взгляды на происходящие события. Непонятно, как именно на страницах «Литературной газеты», когда-то почитаемой и уважаемой всеми, могло появиться такое?»

Почтенные подписанты не гнушаются прямой ложью:

«Какое право… имеет г-н Крылов оскорблять весь чеченский народ, называя чеченцев «потомками фашистских выкормышей»?

Вернемся еще раз к соответствующей фразе в статье Крылова: «В Чечне мы имеем дело не просто с людьми, вдруг возжелавшими независимости. Это ещё и потомки фашистских выкормышей…» Т.е. — речь идет о тех, кто «возжелал независимости». Почему-то представители московской диаспоры решили истолковать эти слова, как «оскорбление всего чеченского народа». Понять это можно единственным образом — почтенные подписанты уверены, что «независимости возжелал» весь чеченский народ, включая самих подписантов. Не очень, правда, понятно, почему они «желают независимости», руководя фирмами в Москве и заседая в Совете Федерации.

Суть же поставленной проблемы авторы просто игнорируют — ни слова о том, почему теракты оказываются приурочены именно к этим датам (вспомним, что и теракт в Каспийске в 2002 году, когда погибло около 50 человек, тоже произошел именно 9 мая).

Что же касается сотрудничества чеченских повстанцев с немецким командованием, то от этого исторического факта небрежно отмахнулись единственной фразой: «Любые обвинения в пособничестве гитлеровцам не имеют под собой никакой почвы».

Стоит привести полный список подписей:

З. АБДУЛКАДЫРОВ, вице-президент «Лиггет-Дукат»; И. АЛБАСТОВ, заслуженный юрист РФ; Ш. АЛИХАДЖИЕВ, первый заместитель председателя Госсовета ЧР; А. АПАЕВ, председатель Общества чечено-ингушской культуры «Даймохк» — «Отчизна»; А. АРСАМАКОВ, лидер «Объединения граждан, вынужденно покинувших Чеченскую Республику»; Я. АХМАДОВ, доктор исторических наук; М. БАЖАЕВ, член Координационного совета чеченских культурных и общественных организаций РФ; М. БЕЛИЕВ, замдиректора ЗАО ПО «Даниловский строительный завод»; Р. БОРШИГОВ, советник президента АКБ «Московский Индустриальный банк»; С. ГЕРИХАНОВ, главный редактор «Объединённой газеты»; М. ДЖАБИРОВ, адвокат; М. ДЖАБРАИЛОВ, вице-президент Федерации борьбы России; У. ДЖАБРАИЛОВ, член Комитета по международным делам Совета Федерации; К. ИБРАГИМОВ, доктор экономических наук, лауреат Государственной премии РФ; Ш. КАГЕРМАНОВ, главный редактор газеты «Сельская жизнь»; Л. КАСАЕВ, президент компании «МИР»; С. МАИГОВ, президент Фонда экономического сотрудничества и развития «ГРОМОС»; Х. МИТЮНИН, президент компании «Группа «Центр-Регион. Реконструкция и развитие»; Т. МУЗАЕВ, эксперт центра «Панорама»; А. ПАСКАЧЕВ, главный редактор журнала «Налоговая политика и практика»; М. МУРАДОВ, корреспондент газеты «Коммерсантъ»; К. САЛТАХАНОВ, помощник президента АКБ «Московский Индустриальный банк»; М. ТЕЧИЕВ, адвокат; Х. ХАДЖИМУРАДОВ, президент кампании «РИЧ»; С. ЮСУПОВ, помощник депутата Госдумы.

Представляем читателям возможность самим поискать — оказался ли хоть один из этих деятелей «возмущен и обижен» хоть одним преступлением чеченских террористов за все эти годы? Похоже, и после Буденновска, и после Первомайска, и после Каспийска, и после «Норд-Оста» никто из них, почему-то, не возмущался. Или, во всяком случае, успешно подавлял в себе возникшее возмущение, чтобы оно вдруг не вылилось в слова…

События, тем временем, развивались.

15 июля, в Мещанскую районную прокуратуру поступило исковое заявление от гг. Тазуева Исмаила Заиндиевича и Пашаева Шамане Бексултановича, в котором истцы требовали «возбудить уголовное дело в отношении Константина Крылова… по статье 282 УК РСФСР и привлечь его к уголовной ответственности».

Как и положено, российские правозащитники, не задумываясь, принимают сторону противника. В статье «Кулачный правопорядок» Лев Сигал пишет на сайте «Русский журнал»: «Из статьи можно понять, что «потомками фашистских выкормышей» Крылов называет не комбатантов, противостоящих федеральным силам, а чеченцев вообще. Подобное утверждение, надо отметить, не только задевает национальные чувства чеченцев, но и по сути своей неверно. Оно ошибочно по существу, исторически, а так же недопустимо по формальному, историко-правовому признаку. В формальном плане все чеченцы реабилитированы (то есть, оправданы и восстановлены в правах), при том трижды: Хрущевым, Горбачевым и Ельциным…

«Дело Крылова» может стать таким же политическим оселком, как уголовные дела Буданова, Ульмана, Аракчеева. При том если в тех случаях потерпевшими были непосредственно жители Чечни, то теперь возмущена и обижена, прежде всего, самая лояльная в отношении России часть этого народа — московская чеченская диаспора».

Г-н Сигал, как и положено правозащитнику, живет в параллельной реальности. В реальности, в которой не существует чеченских террористов, но есть какие-то неведомые герои, почтительно именуемые «комбатантами, противостоящих федеральным силам».

Пытаясь же из своего загадочного мира рассуждать о реалиях мира, в котором живут нормальные люди, он просто врет, как сивый мерин — опять возникают «чеченцы вообще». Что характерно — при желании самого г-на Сигала вполне можно самого привлечь за «разжигание межнациональной розни» — подумайте только, он называет «самой лояльной в отношении России частью народа» людей, у которых не нашлось ни слова в осуждение бандитов, но исключительно «обида и возмущение» в адрес журналиста, осмелившегося произнести очевидные вещи. Если это — самые лояльные, то, по логике г-на Сигала, все остальные чеченцы — сплошь террористы… ах, да, «комбатанты, противостоящие…»

Прокуратура, разумеется, в иске отказала — люди все же живут в реальной жизни, а не в «правозащитной».

Одно несомненно — сам факт, что возмущение чеченской общественности принимает форму всего лишь попытки судебного преследования неугодных, говорит о том, что за последние годы кое-что изменилось. Хотя бы в Москве.

В других регионах, увы, все по-прежнему…

КАК ВЫГЛЯДИТ НАСТОЯЩИЙ КОНФЛИКТ

Суровикино — обычный районный центр на юге Волгоградской области у границы с Ростовской. Местные жители — в основном крестьяне. Район с советских времен славился богатыми урожаями зерновых. Несмотря на общий развал, в Суровикино продолжает работать местный элеватор, и весь основной бизнес разворачивается на основе зерноторговли. Основными участниками этого рынка как обычно являются не производители, а перекупщики. В Суровикинском районе основной контроль за зерноторговлей и элеватором осуществляют чеченцы.

В Суровикино есть несколько известных чеченцев: Махаев, председатель городского суда. Качиев, начальник службы судебных приставов. И, наконец, Гелаев, майор милиции, начальник следственного отдела. Родной брат «того самого Гелаева».

Гелаев Шудин Мумадиевич.

Родился в семье спецпереселенца Мумади Гелаева на территории Казахстана в 1965 г. В г. Суровикино Волгоградской области прибыл вместе с семьей в конце 70-х годов. Родственники, как и другие суровикинские чеченцы, занимались мясным скотоводством. Старший брат Руслан после сентября 1991 г. уехал в Чечню, где вошёл в окружение Дудаева, участвовал в свержении Завгаева и формировании сепаратистского режима «Независимой Ичкерии», полевой генерал, командир одного из «корпусов», т.н. Западного фронта, участник 1-й и 2-й Чеченских войн, убит российскими пограничниками на территории Дагестана в конце февраля 2004 г. Младший брат Аслан живёт в Суровикино, связан с чеченскими коммерческими структукрами, занятыми спекуляцией семенами зерновых и масличных культур, поставляемых на ООО «Суровикинский элеватор», конкурирующими с аналогичными армянскими и казачьими предприятиями.

В 1991 г. Шудин окончил Астраханскую специальную среднюю школу милиции МВД РФ. Службу в ОВД начал в качестве милиционера патрульно-постовой службы Суровикинского РОВД с 14.07.87 г. По окончании милицейской школы присвоено звание младщего лейтенанта юстиции, переведён в следственный отдел при Суровикинском РОВД.

17.02.96 г. в 11-00 в дежурную часть ГУВД Ставропольского края поступило сообщение начальника смены подполковника милиции А.Д.Мануйлова о том, что на шоссе «Ростов-Баку» (часть федеральной трассы «Кавказ») на территории Кочубеевского района Ставропольского края был задержан следователь следственного отдела при Суровикинском РОВД Волгоградской области старший лейтенант юстиции Ш. М. Гелаев, самовольно, на личной машине выехавший в г. Грозный. У Гелаева было изъято поддельное отпускное удостоверение, сам Гелаев был отпущен. На рапорте — резолюция от руки: «т. Виноградов А. В., пр. провести служебную проверку, доложить с заключением», подпись, дата 19.02.96 г. Справка о задержании Гелаева была выслана в УСБ ГУВД Волгоградской обл. начальнику УСБ подполковнику милиции А. В. Лазаренкову.

В течение марта 1996 г. Управлением Собственной Безопасности ГУВД Волгоградской области было проведено служебное расследование. 18.03.96 г. за невыход на службу и прогул 22.02.96 г. Гелаев был уволен по ст.58, пункт «к» Положения о службе в органах внутренних дел (за грубое нарушение дисциплины) приказом начальника ГУВД Волгоградской обл. генерал-лейтенанта милиции М.А.Никифорова за № 58 от 18.03.96 г.

Гелаев с увольнением не согласился, подал в Суровикинский горсуд исковое заявление о восстановлении на службе вследствие незаконности увольнения. Решением Суровикинского горсуда (в котором председательствует чеченец Махаев) от 7.05.96 г. был восстановлен на службе в прежней должности с возмещением 1095318 неденоминированных рублей за вынужденный прогул.

Без отрыва от службы окончил Чеченский государственный университет в г. Грозном. Решением Государственной аттестационной комиссии от 14.06.98 г. присвоена квалификация «юрист» по специальности «юриспруденция», выдан диплом серии АВС № 0284250 (подписи председателя ГЭК и ректора). По окончании ЧГУ присвоено очередное звание «капитан юстиции».

Вместо розыска преступников майор Гелаев вместе с приставом Качиевым занимаются противоправной конфискацией фермерского имущества, которые чеченцы свозят на захваченные ими хутора. Туда же они перегоняют отнятые у казаков скот и сельхозтехнику, а против фермеров и их детей применяют насилие. Сыну фермерши Ананьевой чеченцы выбили глаз разбитой бутылкой, сына фермерши Галкиной избили, но в возбуждении уголовных дел по этим преступлениям Шудди Гелаев отказал.

2 января сего года родственник майора Асланбек Гелаев и Зейда Абубакаров с неустановленными соплеменниками подъехали к магазину 2-го микрорайона и стальными прутьями избили молодых суровичан Ляпина, Корсакова, Напалкова, Киселева и Козиева. Несмотря на обращение потерпевших в милицию, уголовные дела в отношении Гелаева и Абубакарова возбуждены не были.

8 января Асланбек Гелаев с родственниками явился в бильярдную кафе «Последние деньги», где, угрожая пистолетом ТТ, попытался расправиться с Ваганом и Гариком Амирханянами. Присутствовавшие в кафе русские заступились за армян. Получив неожиданный отпор, Гелаев с родственниками уехал на своей «девятке».

Чтобы доставить вооруженных преступников в милицию, Амирханяны, Семикян, Жуков, Денисов и другие позвали на помощь Маслова и других знакомых русских и армянских парней, часть из которых села в четыре автомашины «Жигули» разных моделей, а часть — в кузов грузовика ЗИЛ-130, на котором Каплин, обслуживающий кафе по договору с хозяином Бальцкевичем, должен был вывезти мусор.

Машину Гелаева обнаружили в 1-ом микрорайоне на Шоссейной улице. Увидев погоню, Асланбек повернул на Октябрьскую улицу, где развернулся и поехал навстречу преследователям. Вблизи магазина «Автозапчасти» и рынка «Ритм» «девятка» Гелаева была сзади блокирована «Жигулями» 12-й модели, в которой сидели Денисов, Маслов, Жуков и Ваган Амирханян. Маслов и Денисов, взяв бейсбольные биты, вышли из машины и пошли на Гелаева. Спереди чеченцам путь к бегству блокировали другие легковушки преследователей. Съехав к обочине, Гелаев открыл левое окно и начал стрелять в приближающихся, затем, продолжая стрельбу, вышел из машины, а когда у него кончились патроны, вернулся в салон, чтобы перезарядить обойму. Вероятно, в этот момент он по сотовому телефону вызвал подкрепление, поскольку спустя некоторое время на Октябрьской улице появилась «десятка», в которой сидели родственники Асланбека — А.М. Гелаев (родной брат милиционера и бандита), его двоюродный брат Р.В. Гелаев и сам майор Ш.М. Гелаев, вооруженный карабином «Сайга» и автоматом Калашникова. Следом за ними на Октябрьскую улицу выехал ЗИЛ-130 под управлением Каплина.

Пока Маслов и Денисов шли к «девятке» Гелаева, Асланбек сменил обойму, снова вышел из машины и продолжил стрельбу. Отстреляв обойму, он вновь залез в салон, и тут, использовав прекращение огня, преследователи смогли приблизиться к его “девятке”. Маслов попытался открыть дверь и вытащить Гелаева из салона. Асланбек, к этому моменту уже перезарядивший ТТ, выстрелил Маслову в лицо, но тот успел прикрыться левой рукой и пуля попала в левый локтевой сустав. После того, как Маслов отшатнулся, его битой кто-то из русских или армянских парней стал наносить удары по задней части Гелаевской «девятки».

Тем временем подъехала вторая чеченская машина, из нее вышли вооруженные автоматическим оружием братья Гелаевы и начали стрелять в сторону молодежи, бившей машину Асланбека. Именно в этот момент ЗИЛ-130 под управлением Каплина въехал в «десятку» А.М. Гелаева, после чего майор стал обстреливать сидящих в грузовике русских и армян, которые тут же залегли на пол кузова. После этого Каплин развернул ЗИЛ-130 и поехал на улицу Маяковского.

Раненого Маслова доставили в местную больницу, где ему оказали первую помощь (кроме него лёгкие ранения в мягкие ткани получили еще трое казаков), но причинивший ему ранение Асланбек Гелаев задержан не был.

Увидев полное бездействие милиции, представитель которой не только не попытался остановить схватку, но принял активное участие на стороне, виновной в начале беспорядков, около 700 местных жителей тут же направились к зданию городской администрации, чтобы потребовать от Шульца предоставить им помещение для проведения экстренного схода. Вначале градоначальник им отказал, но когда люди заявили, что в случае отказа проведут сход на стадионе, был вынужден пойти на уступки и дал конференц-зал. Одновременно Шульц издал распоряжение о запрете всех массовых акций сроком до двух недель, после чего казачий актив оформил в соответствии с требованиями закона заявку на сход на 14 февраля.

Первая публикация о происшедшем появилась в местной газете «3аря» только 17 января. В тот же день Суровикинская прокуратура возбудила уголовное дело № 419522 по обвинению А.С. Гелаева и З.А. Абубакарова в хулиганстве, подозреваемых задержали и перевезли в Волгоградский СИЗО, поскольку дело тут же затребовал следственный отдел по особо важным делам областной прокуратуры.

Маслова перевели в хирургическое отделение областной больницы, где он находился до 27 мая. Несмотря на предотвращение гангрены и остеомиелита, подвижность сустава восстановить так и не удалось, в результате чего 27-летний молодой человек, вероятно, останется нетрудоспособным и получит инвалидность.

Никакого обещанного схода 14 февраля Шульц не провёл. Вместо него в этот день состоялось совещание в Волгограде, которое провели председатель комитета по делам национальностей и казачества Волгоградской областной администрации, казачий полковник Бирюков и начальник ГУВД Волгоградской области, генерал-лейтенант милиции Чепуро. В совещании приняло участие пять местных (так называемых «асфальтовых») казаков и несколько десятков чеченцев во главе с муфтием. Представителей местной епархии РПЦ на совещание не пригласили.

Чеченцы заявили, что, хотя и считают своим президентом исключительно Масхадова, согласны пока казаков не трогать. Казак-чиновник Бирюков призвал казаков жить в мире с чеченскими боевиками, а генерал пообещал, что если суровикинцы ещё хоть что-нибудь против вайнахов предпримут, то он введёт в город и окрестности все имеющиеся в его распоряжении милицейские части, включая дивизию внутренних войск.

Майора Гелаева перевели из Суровикино в другой район области с повышением в должности, а дело № 419522 разделили на эпизоды от 2 января (избиение чеченцами русских) и от 8 января (представленный исключительно, как наезд русских на чеченцев). В марте следственные действия в отношении Асланбека Гелаева и Зейды Абубакарова прекратили, обоих выпустили из-под стражи и, взяв у Гелаевых заявления о возбуждении уголовных дел в отношении русских мстителей, отпустили с миром. 5 марта находящемуся в больнице Маслову предъявили обвинение по ст. 213 ч.2 УК РФ («хулиганство») и ст. 167 ч.2 УК РФ («умышленное повреждение чужого имущества»). Позднее аналогичное обвинение предъявили и Каплину. 14 мая следователь по особо важным делам следственного управления Волгоградской областной прокуратуры, юрист 1 класса Ким оформил окончательное обвинительное заключение по делу Маслова и Каплина, в тот же день его утвердил заместитель прокурора области, старший советник юстиции Музраев, известный своей непримиримостью к «русскому национализму».

Дело слушается в Волгоградском областном суде с конца июня. Помимо выделенных следствием адвокатов, никаких защитников у подсудимых нет. Гелаевы выставили Каплину и Маслову за разбитые машины иски на 50 тысяч рублей каждый. Потерпевшие 08.01.04 г. армяне были вынуждены уехать из Суровикино. Потерпевшие 02.01.04 г. русские затравлены, деморализованы и не в состоянии настаивать на возобновлении уголовного преследования Гелаева и Абубакарова.

Мы будем следить за развитием событий в Суровикино. А пока выразить свое мнение о происходящем Вы можете по адресу: 404400 Волгоградская обл., раб. посёлок Чернышкого, ул. Техническая, д. 13, федеральному судье Бурлачка Светлане Алексеевне.


 << предыдущая статьяпозицииследующая статья >> 

Константин Крылов
 
 
Егор Холмогоров
Александр Белов
Светлана Лурье
Игорь Пыхалов
 
 
Юрий Нерсесов
Сергей Карамаев
Владимир Мейлицев
Юрий Сенчуков
Андрей Сидоренко
Алексей Щербаков




 © «Спецназ России», 1995-2002 [email protected] [email protected]