СПЕЦНАЗ РОССИИ
СПЕЦНАЗ РОССИИ N 5 (165) МАЙ 2010 ГОДА

Андрей Борцов

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ: ПРОТИВ КАПИТАЛИЗМА

 << предыдущая статьяпозицииследующая статья >> 

(Продолжение, начало в предыдущих номерах)

МЕДИЦИНА СТРАХОВАЯ

Для начала: количество денег у страховой компании явно ограничено. Как только они подойдут к концу (на деле — гораздо раньше, надо же и себе в карман откладывать), никто из заболевших денег на лечение не получит. При бесплатной же медицине ограничением является только количество больниц и количество врачей, а деньги перекинут из других отраслей. Можно, конечно, предположить, что страховые компании будут страховаться у более крупных, но по сравнению с возможностями государства их возможности все равно будут несоизмеримо меньшими. Кроме того, каждая страховка имеет лимит — максимальное покрытие. Вышел за пределы лимита — и до свидания.

Таким образом, государственная всеобщая медицина по определению мощнее и эффективнее страховой. Так что целью страховой медицины является отнюдь не облагодетельствование пациентов.

Смысл страховой компании — это собрать больше денег, намного больше, часто — в разы больше, чем будет потрачено. Страховая компания добивается этого сбора, размазывая бремя оплаты по неболеющим. Таким образом, ситуация, когда вы обслуживаете других, возникает в случае коммерческой медицины как она есть в США с четкой необходимостью, и аргумент либералов против государственной медицины «вы имеете свободу не оплачивать лечение других» попросту смешон.

Рассмотрим страховую медицину на примере Америки (благодарю ЖЖ-юзера emdrone за предоставленные сведения).

Смысл схемы со страховой медициной прост: страховки представляют из себя один из видов массового дополнительного налога с населения. Поскольку платят все, то попил собранного должен быть организован так, чтобы деньги приходовались. Отсюда автоматически возникает уровень цен, никак не связанный с реальностью (кусок марли на 2 3 раза обмотать запястье стоил 3 5 долларов еще лет 8 назад). В распиле налога участвуют по цепочкам врачи, госпитали, медлаборатории, фармацевтические компании, и т. д. Мелкая сволочь, которая смогла устроиться, подъедает от пирога сбоку: например, свою порцию имеют юристы по судам против врачей, и страховщики, которые врачей страхуют на случай судов пациентов.

Все это значит, что если человек не подписан в схему страховки, то как индивидуал он просто не может оплачивать вздутые, взявшиеся от нужды оприходовать отобранное, цены. Поясняю. Cтраховая медицина работает своеобразно: медики выставляют раздутый счет, а стразовая компания оплачивает его часть. Нет страховки — плати по полной.

Сегодня в США порядка шестой части американцев не имеют медстраховок и во многом отрезаны от медицины. Страна стоит на двадцать каком то месте среди развитых по качеству медицины, на последнем по уровню профилактики, но на первом по числу и цене дорогих операций. Что характерно.

Введение современной системы медицинского страхования было осуществлено при Буше. Давайте посмотрим на оригинальную статью тех времен с объяснениями программы.

«Health Care Reform for the Insurance Industry» — массачусетская модель, реформа здравоохранения для индустрии страхования, Шарон Смит (Sharon Smith).

«После уверения слушателей в январском радиообращении о том, что «американцам повезло в том, что у них есть лучшая система здравоохранения в мире», Буш открыл план насильно оторвать работников от так называемых «позолоченных страховок», основе профсоюзных коллективных контрактов после Второй Мировой, и привести их к «основной» модели, которая быстро становится моделью для непрофсоюзного двадцать первого века. Буш введет налоговые штрафы за неподчинение, а его план принудит работников использовать меньше медицинских услуг, потому что они будут платить за них из собственного кармана, вследствие огромных deductables этих страховок (deductable — та часть оплаты, которую жертва платит сама, если сумма ниже необходимой для вступления в силу страхового покрытия, нет соотв. термина в русском языке)».

Эти планы имели целью (и достигли ее) создать поток прибылей для индустрии медстрахования, ничего не требуя взамен: ни ограничения непристойных прибылей медицинских конгломератов, ни планки на взлетающие помесячные выплаты по страховкам или подъем нижних границ, с которых страховки включаются, тем резко увеличивая стоимость непосредственных оплат для населения.

«Согласно Институту Экономической Политики, 58 % американских работников имели средние доходы менее $ 15 в час в 2005 м, и только 39 % из них имели медобеспечение, оплаченное работодателем.

Миллионы этих рабочих — включая и здоровых и прибыльных двадцатилетних, которых страховая индустрия жаждет подписывать, были бы обязаны законом покупать страховку, которую они не могут оплатить, либо стать перед угрозой больших финансовых штрафов. А единственными планами, которые им предлагаются, оказываются планы с высокими deductables, нижними границами, оставляя застрахованные услуги полностью неиспользованными — к восторгу мединдустрии.

И, наконец, работодателей будут побуждать прекратить оплату медицины для своих работников, сделав для них выплату штрафов дешевле выплат по медобеспечению».

Таким образом (не знаю, насколько удалось протолкнуть эти предложения) курс ясен: переложить все расходы на медицину на трудящихся.

«Массачусетский закон требует следующего:

«Проживающие в Массачусетсе в возрасте 19 лет и старше обязаны получить и поддерживать медстраховку, начиная с 1 июля 2007 года. Жители будут обязаны подтверждать, что они не прерывали медстрахование весь предыдущий год на налоговой декларации штата, начиная с 2008 года.

Неподчинение индивидуального рода приведет к потере стандартного вычета для индивидуалов за налоговый год 2007. Начиная с налогового года 2008, наказание увеличится вплоть до 50 % от выплаты, которую они иначе платили бы медицинской страховой компании. Бюро будет поддерживать базу данных всех медстраховок для подтверждения того, кто в Содружестве (Массачусетс) имеет медстраховку и в течение каких сроков».

«BusinessWeek» отметил, что в 2005 м «покрытие для индивидуума обходилось примерно в $ 4000 в год, и почти в $ 11000 для семьи, по отчетам Kaiser Family Foundation». Таким образом, жители Массачусетса могут платить штрафы от 2000 до 5000 в год за непокупку медицинской страховки».

Вот это — рыночно так рыночно!

Выбор «идти к врачу или нет» или же «покупать страховку или нет» — рыночен, но недостаточно. Рыночно вдвойне — это когда есть выбор «тратить деньги либо сюда, либо туда», а не «тратить или нет».

Так что предоставляется выбор — или вы покупаете страховку, или платите штраф за то, что страховку не покупаете. Невидимые Руки Рынка рукоплещут.

«Этот план представляет настоящие возможности для нашего бизнеса» — сказал Chief Executive Officer (какой то главный, не хочу наврать в переводе) группы United Health. Хотя лишь в одном четвертом квартале 2006 го года United Health собрал $ 1.2 миллиарда — 38 % повышение по сравнению с предыдущим годом — число новых клиентов падает [в связи с обшим кризисом в стране]. «Калифорнийский план может распространить рынок индустрии на 4, на 5 миллионов сегодня неохваченных калифорнийцев» — отметил Wall Street Journal.

Однако у Шварценеггера (губернатора Калифорнии) нет планов обуздать калифорнийскую страховую индустрию, которая отклоняет каждого пятого из обращающихся за покупкой личной страховки, согласно исследованиям 2006 года. В речи Commonwealth Club Шварценеггер прямо заявил «Я не верю во всеобщее здравоохранение».

В сентябре Шварценеггер наложил вето на документ SB 840, за который проголосовали в массе обе палаты калифорнийского парламента, который… вводил действительно универсальную систему здравоохранения по канадской модели.

В пометках к вето Шварценеггер заявил, что «социальная медицина не может быть решением проблемы в нашем штате».

Наглядно, не так ли?

Конечно, не во всех странах все настолько плохо — так, часто хвалят Канаду. Читал где то даже, что в США приняли какой то специальный закон, который препятствовал тому, что малоимущие американцы ездили за лекарствами в Канаду.

Но именно вышеописанный подход — наиболее рыночен, наиболее капиталистичен.

ЗАВЕРШАЯ ТЕМУ

Закрывая тему, упомяну еще особенности платной медицины.

Первую некогда хорошо расписал ЖЖ-юзер morky, использую его рассуждение.

Суть — в идее разделения рынков «для бедных» и «для богатых». Сейчас медицина ориентирована на богатых, и услуги дорогие (хотя и более лучшие). Соответственно, бедным не достается почти ничего, по закону сохранения энергии (и денег).

Пример. Сколько стоит починить зуб наилучшим образом, для богача? Ну, пусть пятьсот долларов. Это значит — лучший врач, три медсестры на подхвате, сверлильный аппарат космической сложности и дизайна, заново покупаемый каждый год (потому что выходит еще лучший). Пломба из суперматериала. Вот такая медицина. Им дали 500 долларов, они освоили 500 долларов. Обработали одного клиента по полной программе.

Приходит туда бедняк, с дешевой или государственной страховкой. А на него денег не осталось, его жалкая 100 баксовая страховка — это только в кресле пять минут посидеть. Теперь медицине либо из жалости лечить его «как полагается» — за свой уже счет (ведь врачей, технику и лекарства то надо оплачивать по высшей ставке), либо спровадить его без услуг. Не мытьем, так катаньем. Посидит полдня в приемной, может, и уйдет. Будет упорствовать — придет врач с высокой ставкой (а он не собирается тратить свое время бесплатно), потратит на него одну минуту, выпишет анальгин — и до свидания. Зачем тратить время на бедных, когда зубы болят и у богатых?

Расслоение произойдет автоматически. Мгновенно появятся «особо хорошие страховки», за дополнительную плату, — вот они и снимут сливки. И чем больше они будут снимать сливки, тем меньше будет оставаться на долю «бедняков» с обычными страховками. Оно постоянно и понижается. В Германии время от времени вводят новшества — то 10 евро «квартальный взнос», то уменьшение покрываемых страховкой услуг.

Закон сохранения энергии. Если государство будет собирать со всех еще больше денег, чтобы обеспечить беднякам уровень нынешней медицины богачей, то медицина освоит эти деньги, поставит золотые унитазы в палаты 100 кв. метров и т. д. На «бедных» опять ничего не достанется.

И будут они ходить в государственные лечебницы с б / у аппаратурой, недостаточным набором лекарств и неквалифицированным персоналом.

Второе — из недавнего личного опыта моего однокурсника.

«Случилось так, что мне в моём практически карлсоновском возрасте пришлось заняться такой банальной процедурой, как удаление гланд. По смутным рассказам родиителей и тех сверстников, которые удостоились подвергнуться этой операции в нежном возрасте, всё проходило хотя и довольно неприятно, но амбулаторно — местное обезболивание, 15 минут ужаса — и всё, свободен, иди мороженое трескать. Не тяжелее, чем зуб мудрости удалить, а их у меня, слава Богу, уже совсем нету. И вот я в радужном настроении шествую в свою страховую поликлинику (недешёвую, кстати) за направлением на тонзиллэктомию — это так по научному называется, оказывается. И получаю виртуальный удар шпателем по лбу. Оказывается, за прошедшие десятилетия число показаний на эту простейшую операцию снизилось на порядки, старые советские лор-динозавры, которым провести эту эктомию под местным наркозом было всё равно, что рыбную кость вытащить — в массе своей поуходили на пенсию и теперь всё гораздо, гораздо сложнее — я под конец беготни начал задумываться: мне вообще то гланды собираются удалять или сердце пересаживать? Для получения направления надо вот что. Внемлите:

1) ЭКГ — а вдруг я у них там загнусь во время операции? Т. е. сердечники так и обречены на всякие прелести от тяжёлого храпа до гипоксии мозга;

2) Анализ крови — ну это понятно. Любимая триада хирургов — СПИД, сифилис, гепатит;

3) Анализ мочи. Судя по всему, диабетиков тоже не жалуют;

4) Визит к стоматологу. Это логично — как никак пасть оперируют;

5) Визит к окулисту. Свёлся к тому, что меня попросили почитать предпоследнюю строчку в табличке проверки зрения. Ну и смысл?

6) Рентген грудной клетки — видимо, на предмет туберкулёза;

7) Другой рентген — на сей раз того места, где режут;

8) И только после этого всего идёшь к терапевту, выслушиваешь очередную порцию слов о том, какой же ты всё таки [censored] в смысле собственного здоровья (а по мне, так любой москвич по этой части — полный [censored], не исключая, кстати, эту врачиху) и получаешь вожделённое «добро» на вивисекцию.

Да, забыл сказать, что всё это дело надо проделать в течение 2 недель перед операцией, а поскольку специалисты сейчас нарасхват даже и в дорогих клиниках (видимо, основные деньги платят всё же не им), то для человека работающего уложиться в срок — это практически сродни подвигу Геракла. Кстати, в стоматологии меня пытались развести на какую то суперпатентованную чистку клыков и прочих зубов, которая конечно же страховкой не покрывается (всего то 4 тысячи) а то ведь можем и справочку не выписать, вон у вас там как всё грязненько. Тоже мне птичка Тари нашлась. Пришлось напомнить, что в Москве много стоматологов, есть и не такие нахальные. Так что обошлось.

А, главное, хоть бы одна змея с рюмкой заикнулась о том, что это будет общий наркоз и пятидневная госпитализация! При наркозе тоже не обошлось без — предложили на выбор либо стандартные носовые тампоны, но бесплатно, либо сверхновый нанотех японо-лихтенштейнского совместного производства, но это, ах, страховкой не покрывается. Вы, конечно, как хотите, и те хорошие, и эти, только потом вот многие просят бесплатные вынуть и платные поставить, а этого, увы, не позволяет технология современной хирургии. Вы, будучи практически на операционном столе, что выберете? Вот-вот, я тоже выбрал платные. Интересно только, какие будут вписаны в счёт страховщикам.

И вот лежу я, значит, и зреет у меня мысль о том, что вся эта современная добровольная страховая медицина держится на том, что все всех постоянно пытаются [censored]: Минздрав — врачей и медсестёр, медперсонал — больных и собственный менеджмент, поликлиники — страховщиков, страховщики — всех вышеперечисленных плюс предприятия, которым они впаривают корпоративные страховые программы. И глаза у всех такие добрые-добрые.… что будет лет через 10 20 при такой системе — не знаю».

По-моему, очень иллюстративно.

Третье и последнее — из личного разговора со знакомым медиком. Ситуация на стажировке в Штатах: прибыл больной, который умирает от чего то там с легкими (я не медик, термины не запомнил), приступ. Американцы достают бланки и заполняют, делая уколы и прочее строго по регламенту. Наш врач видит, что так человек умрет, и прекрасно знает, что надо делать — разумеется, предлагает.

На него смотрят как на идиота и продолжают заполнять формуляры и делать процедуры, которые в данном случае вообще не нужны.

Он думает, что его не поняли и предлагает еще раз — мол, делаем вот это, может помочь, а не сделаем — ничего не успеем сделать.

На него смотрят уже как на опасного идиота и продолжают действовать по инструкции. Пациент благополучно помирает.

Потом нашему врачу объясняют — вот сделали бы по совету, помогло бы, а потом — случай то сложный — были бы побочные осложнения, по судам бы затаскали. А так — все делали согласно утвержденной процедуре, ну а не помогло — так не помогло. Нет человека — нет проблемы.

На этой радостной ноте давайте перейдем к вопросу образования.

НЕ СМЕШНО, ЕСЛИ ПОДУМАТЬ

Бруно Понтекорво рассказывал, что в 60 х годах однажды заблудился в окрестностях Дубны и добрался до дому, подъехав на тракторе. Тракторист, желая быть любезным, спросил:

— А чем вы там в Институте в Дубне занимаетесь?

Понтекорво честно ответил:

— Нейтринной физикой.

Тракторист был очень доволен беседой, но заметил, похвалив русский язык иностранца:

— Все же у Вас сохраняется некоторый акцент: физика не нейтринная, а нейтронная!

Рассказывая в Италии эту историю, Понтекорво добавил:

— Я надеюсь дожить до того времени, когда уже никто не будет путать нейтрино с нейтронами!

Докладчик в Академии, в Трудах которой я прочел вышеизложенное происшествие, комментирует это так:

— Сейчас мы можем уже сказать, что предвидение Понтекорво исполнилось: теперь уже никто не знает не только, что такое нейтрино, но и что такое нейтрон!

Это — отрывок из статьи академика В. И. Арнольда «Нужна ли в школе математика?», который очень наглядно показывает, какое образование было в СССР — тракторист имел представление о нейтронах!

А вот реалии сегодняшнего дня. С одного из автомобильных форумов:

«На прошлой неделе менял покрышки на машине, и увидел на шиномонтажке интересное объявление. Мол, вы можете накачать шины воздухом — входит в цену шиномонтажа, азотом — нужно доплатить за колесо 40 50 рублей и «смесью азота, аргона и кислорода». Цена — 25 рублей за колесо. Указано процентное содержание газов. Азота — 78 %, аргона — 1 %, кислорода — 21 %…

На мой вопрос, как идет бизнес по продаже этими товарами — мне сказали, что, в общем то, неплохо. Азотом качает примерно 5 % клиентов. А «смесью» — почти 25 %.

Во времена СССР такое было невозможно — даже троечники со средним образованием, окончившие ПТУ, и те бы подняли дельцов на смех.

А нынче, во времена массового высшего образования (ну, я про число корочек), а параллельно — толп почти-неграмотных, во времена, когда в образование вмешиваются попы, мы уже имеем 25 % дополнительно платящих за накачку «смесью азота, аргона и кислорода».

Как быстро тупеет народ… и ведь всего каких то 20 лет прошло.

Ничего, еще лет 20 пройдёт, и процент перешагнёт за 50».

Этот случай очень наглядно показывает, какое образование сейчас в РФ.

Сравнили?

РАЗНИЦА УСТРЕМЛЕНИЙ

LJ-user sgtmadcat очень метко сформулировал: «граница между социализмом и капитализмом проходит не по политическим и экономическим убеждениям людей, а по грани элементарной порядочности.

Социалист тянет за собой вверх всех, капиталист — только себя.

Я не говорю сейчас про страны, я говорю про людей. Как ни странно, я чаще встречал истинных приверженцев капитализма именно среди рвани и швали, которые живут в нищете, но за капитализм обеими руками, потому что все надеются хапнуть и взлететь вверх по социальной лестнице, как наша доморощенная «элита», которая по сути — та же гопота, но с деньгами и купленным на эти деньги лоском.

Читая про очередные выходки «бизнес-элиты» в Куршавеле или про яхты и машины, особняки на Рублевке, глядя на выходки «хозяев жизни» помельче, просто подумайте, что бы сделал ПТУшник Вася, будь у него миллион. Да то же самое — кучу безвкусной роскоши, шлюхи, машины, курорты — хамство человека, который думает, что может купить все и всех.

Социалисты же мне чаще встречались среди людей достаточно образованных, и, в принципе, не особо нуждающихся.

Но они, в силу более широкого взгляда на вещи, понимают, что настоящее счастье и сила не в количестве денег или связей. Что только идя вперед все вместе, люди могут достичь чего то действительно стоящего».

С. Г. Кара-Мурза в работе «Манипуляция сознанием» (далее использую его выкладки без прямых цитат) пишет:

«Школа — одна из самых устойчивых, консервативных общественных институтов, «генетическая матрица» культуры. В соответствии с этой матрицей воспроизводятся последующие поколения. Поэтому создание человека с новыми характеристиками, облегчающими манипуляцию его сознанием, обязательно предполагало перестройку принципиальных основ школьного образования.

Добуржуазная школа… ставила задачей «воспитание личности»… Для нового общества требовался манипулируемый человек массы, сформированный в мозаичной культуре.… Нам много приходилось слышать попреков в адрес советской школы, которая была построена по типу гимназии — за то, что она дает «бесполезное в реальной жизни знание». Эти попреки — часть общемировой кампании, направленной на сокращение числа детей, воспитываемых в лоне «университетской культуры».

В действительности эти попреки — чистая демагогия. Задача школы, конечно, не в том, чтобы дать человеку навыки и информацию для решения частных практических задач, а в том, чтобы «наставить на путь».…

Школа не имеет более важной задачи, как обучать строгому мышлению, осторожности в суждениях и последовательности в умозаключениях — писал Ницше. Человек массы этого, как правило, не понимал, и Ницше добавил:

«Значение гимназии редко видят в вещах, которым там действительно научаются и которые выносятся оттуда навсегда, а в тех, которые преподаются, но которые школьник усваивает лишь с отвращением, чтобы стряхнуть их с себя, как только это станет возможным.«»

Школа должна давать не просто набор фактов, а именно что учить думать.

В. Гейзенберг говорил: «Образование — это то, что остается, когда забыли все, чему учились». Именно так.

Скажем, я сейчас не смогу решить задачи по физике за школьную программу, хотя когда то и места на олимпиадах занимал, и все такое. Но если мне потребуется вспомнить эту школьную физику — то вспомню за неделю-другую (при наличии литературы, разумеется). Но, главное, если не требовать точных формул — то помню, как что работает, хотя бы в первом приближении. Трансформатор не рассчитаю, но что электричество берется не из розетки — это понятно.

Тот же Гейзенберг видел роль классической школы именно в том, что она передает отличительную особенность античной мысли: «способность обращать всякую проблему в принципиальную», то есть стремиться к упорядочению мозаики опыта.

А вот современная парадигма Запада, которую уже насадили и у нас, настроена на то, что из учебного заведения должен был выйти «добpопоpядочный гpажданин, pаботник и потpебитель». Испанский философ Оpтега-и-Гассет пишет:

«Специалист служит нам как яркий, конкретный пример „нового человека» и позволяет нам разглядеть весь радикализм его новизны… Его нельзя назвать образованным, так как он полный невежда во всем, что не входит в его специальность; он и не невежда, так как он все таки „человек науки» и знает в совершенстве свой крохотный уголок вселенной. Мы должны были бы назвать его „ученым невеждой», и это очень серьезно, это значит, что во всех вопросах, ему неизвестных, он поведет себя не как человек, незнакомый с делом, но с авторитетом и амбицией, присущими знатоку и специалисту… Достаточно взглянуть, как неумно ведут себя сегодня во всех жизненных вопросах — в политике, в искусстве, в религии — наши „люди науки», а за ними врачи, инженеры, экономисты, учителя… Как убого и нелепо они мыслят, судят, действуют!… Как раз эти люди символизируют и в значительной степени осуществляют современное господство масс…»

Обратите внимание — речь идет не только о школе, но и о высшем образовании. Приведу еще два примера из литературы для наглядности.

А. Л. Тоом, «Русский учитель в Америке»:

«Многие студенты вполне довольны, когда преподаватель просто повторяет и объясняет то, что написано в учебнике. Возможно, им самим трудно прочесть, что там написано, хотя большинство учебников элементарно просты. Сперва я этого не понял, и один студент написал про меня: «Он должен преподавать по книге и давать на экзамене примеры из текста или похожие».

И все же один студент писал: «Пожалуйста, объясните мистеру Тоому систему оценок и преподавания в этой стране. Мистер Тоом предполагает, что его студентов учили так же, как его самого. В колледже я получал высшие оценки по алгебре и тригонометрии и не вижу смысла получать плохие за этот курс. Пожалуйста, дайте этому человеку по рукам». В следующем семестре я исправился: я брал учебник и объяснял примеры из него. Никто не жаловался. Чем меньше я учил, тем меньше было у меня неприятностей».

В. И. Арнольд, «Путешествие в хаосе»:

«Во Франции я читаю студентам такие же лекции, как и в Москве. Принимаю там экзамены. И вот во время письменного экзамена парижский студент спрашивает меня: «Профессор, я нахожусь в затруднении: скажите, четыре седьмых меньше или больше единицы?». Это студент четвертого курса, математик! Он провел сложные вычисления, решил дифференциальное уравнение и получил верную цифру — четыре седьмых. Но дальнейшие его расчеты шли двумя путями в зависимости от того, больше или меньше единицы оказывается полученный результат. Все, чему я его учил — а это дифференциальные уравнения, интегралы и так далее, — он понял, но я его не учил дробям, и дробей он не знает..»..

Обратите внимание — четко показано, что в таком обучении нет системы.

Это — не образование, а дрессировка. Когда то я прочел образное сравнение систем образования в СССР и современного ему образования в США: «русский, вынужденный мыть туалет после окончания школы, будет переживать из за того, что он, обладая знаниями, вынужден мыть туалет; американец же будет гордиться тем, что у него — самый чистый сортир в Штатах». Очень наглядно, на что направлены обе системы: получение знаний и формирование «винтика» — и что характерно, в наличии «безликих винтиков» обвиняли именно СССР.

И. Смирнов в статье «Добро пожаловать, путешественники в третье тысячелетие!» («Континент» 2003, № 116) писал:

«Правящие элиты постоянно сталкиваются с противоречием: для поддержания режима в конкурентоспособном состоянии нужны квалифицированные кадры, но чем «кадр» образованнее, тем более он склонен к вольнодумству за пределами своей специальности.… Идеальным для начальства был бы такой специалист, который знает все про 15 ю хромосому, смутно догадывается про 16 ю и убежден, что Белоруссия — это мусульманская страна по соседству с Ираком. Может быть, не Белоруссия, а Белосирия, но бомбить все равно нужно, потому что так сказали по телевизору».

Из того факта, что при советской системе наши вузы готовили специалистов высокого класса при очень скромных, по сравнению с западными странами, затратах, можно сделать предположение, что советская система была гораздо экономнее, чем западная. Да и не в деньгах тут дело!

После запуска первого советского спутника влиятельный американский обозреватель У. Липпман написал: «Немногие посвященные в эти дела и способные понимать их говорят, что запуск такого большого спутника означает, что Советы находятся далеко впереди этой страны [США] в развитии ракетной техники. Это их лидерство не может быть объяснено некоей удачной догадкой при изобретении устройства. Напротив, оно свидетельствует о наличии в СССР множества ученых, инженеров, рабочих, а также множества высокоразвитых смежных отраслей промышленности, эффективно управляемых и обильно финансируемых».

Он написал именно о системе образования. Именно эту систему сейчас и пытаются уничтожить, причем все успешнее и успешнее — так, уже не только высшее образование, но и среднее вскоре будет в значительной части платным.

ДВА КОРИДОРА

Разумеется, такое вот «мозаичное» образование предназначено не для всех.

Есть «быдло» — и есть элита. Это народным массам дают фрагментарный набор фактов, позволяют выбирать, что они хотят изучать — без учета, как это впишется в систему и так далее.

Но правящие круги не будут же дурить сами себя!

И вот тут на Западе есть элитарные университеты и военные училища — с жесткой дисциплиной, веками наработанной университетской подачей знаний, и — очень важно! — заранее заданным кругом общения. «Тут все свои», элита общается только с элитой.

Это в СССР доктор наук мог жить на одной лестничной площадке с токарем — и даже дружить. А дети кого угодно при наличии мозгов имели все шансы стать докторами наук.

С. Г. Кара-Мурза: «Охваченное школой население тщательно разделяется на две неравные массы, которые направляются в два разных типа образования: длительное, предназначенное для меньшинства, и короткое или сокращенное — для большинства. Это разделение школьников на два типа есть основополагающая характеристика капиталистической школьной системы: ею отмечена и история французской школьной системы, и системы остальных капиталистических стран.

Идея единой школы заключается в том, что существует общее «тело наpода», дети которого изначально равны как дети одного племени. В единой школе они и воспитываются как говорящие на языке одной культуры. «Двойная» школа исходит из представления о двойном обществе — цивилизованном (гражданское общество или «Республика собственников») и нецивилизованном («пролетарии»). Между двумя частями этого общества существуют отношения не просто классовой вражды, а отношения расизма — это как бы два разных племени».

Школьная система в СССР имела много недостатков, но если смотреть в целом, а не на элитные учебные заведения, то она была лучшей в мире.

Советская школа стремилась именно развивать народ, именно поэтому наука и техника развивалась такими темпами. По-видимому, фраза, приписываемая Черчиллю, что Сталин получил страну с сохой, а оставил с атомной бомбой, — выдумка. Но при этом полностью описывает факты!

Гениев — мало. И они неизбежно опираются на рядовых ученых, а чтобы пополнялись их ряды — должна быть возможность получить образование у любого, кто на это способен. И не только ученые — сказанное относится к любой отрасли деятельности.

Общих подходов может быть лишь два — ну нет возможности подходить к каждому строго индивидуально.

Первый: выбираем лучших и не тратим ресурсы на «брак».

Второй: «вытягиваем» всех.

На первый — я бы сказал, что общечеловеческий — взгляд первый вариант выглядит более конструктивным. Ну в самом деле — зачем тратить деньги на тех, кто этого не заслуживает по умственному развитию?

Но не все так просто.

Есть нюансище: рассуждение было бы верным, если бы лучшие были бы заранее определены. Вот рождается ребенок, а у него на лбу написано, какой у него будет IQ, способности к творчеству и так далее. Или хотя бы справку прилагали.

Но женщина рожают неизвестно кого в плане способностей — и попробуй определи, что из этой заготовки получится.

В «цивилизованных странах» естественный отбор давно заменен наследственным. Лучшие — лучшие просто потому, что родились в нужной семье. Остальные отбраковываются заранее. Конечно, есть некий процент тех, кто переходит из «высшего низшего» класса в «низший высший», но особой роли это не играет — и процент невелик, и выше «низшего высшего» не подняться. Самый «верх» давно занят.

Помните старый анекдот? Маленький сын полковника спрашивает у отца:

— Папа, а я, когда вырасту, смогу стать полковником?

— Конечно, сынок.

— А генералом?

— Нет, сынок. У генералов свои дети есть.

Конечно, анекдот возник не на пустом месте, но все же не все генералы — дети генералов. А вы в курсе, что Ротшильды практиковали браки внутри семьи, чтобы богатство накапливалось, а не делилось?

При реализации первого сценария в «элите» накапливается свой «брак», а у тех, кто имеет способности, но принадлежит к низшему классу, практически не имеет шансов получить элитное образование.

Интересный нюанс, на который редко обращают внимание. Дело не только в том, что в итоге уменьшается общее количество интеллектуалов, и приходится импортировать мозги, что уже стало стандартной политикой в США.

Следствием является то, что элиту обучают уже не столько быть интеллектуалами (тех можно накупить), а обучают управлять. В результате классы разделяются еще больше — не просто «одни богаче других», и давно уже не «одни культурнее других», а, образно говоря, получаем две «расы». Премьер-министр Англии Дизpаэли открытым текстом говорил о «расе богатых» и «расе бедных». Отцы политэкономии учили, что первая функция рынка — это через зарплату регулировать численность расы бедных.

Еще Грибоедов писал: «Если бы каким нибудь случаем сюда занесён был иностранец, который бы не знал русской истории за целое столетие, он, конечно, заключил бы из резкой противоположности нравов, что у нас господа и крестьяне происходят от двух различных племён, которые еще не успели перемешаться обычаями и нравами».

В «Вехах» (1906) М. О. Гершензон писал: «Каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом, — бояться мы его должны пуще всех казней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами еще ограждает нас от ярости народной».

На Западе это все усилилось тем, что протестантская Реформация породила отношение к бедности как признаку отверженности: «бедные неугодны богу».

Важно понимать, что разделение народа происходит вовсе не потому, что бедные завидуют богатым и хотели бы «все отнять и поделить». Народным достоянием завладела часть общества, начисто лишенная созидательного инстинкта и с гипертрофированным потребительским — в этом суть.

Замечу, что так называемая номенклатура — явление полностью аналогичное.

Это при Сталине талантливый руководитель мог выйти из низов, а зарвавшийся — быть разжалован или даже расстрелян. А потом, при Хрущеве, номенклатура стала практически неподсудной, и даже в случае провала полученного дела виновника лишь переводили на другую, также руководящую должность.

Относится ли это явление к социализму? Нет, не относится. Это — кривость реализации социализма в СССР (причем начиная с определенного периода), отход от социалистических принципов справедливости. Не забывайте: мы говорим о социализме per se, а не о конкретной реализации.

Для того, чтобы не пропадал ресурс, надо именно что тянуть всех. Разумеется, не имеет смысла пытаться делать академиков из умственно неполноценных, но таланты должны иметь возможность развиться, причем не теоретически, а практически.

ШКОЛА КАК ВОСПИТАТЕЛЬ

Есть стандартная ошибка однобитных мозгов — мол, дело школы — это обучать, и все.

Ни в коем разе!

Вспомните, «школьный возраст» — это когда? От 7 до 17 лет.

Что в это время происходит?

Правильно, формируется личность. Хотя бы в первом приближении — если не гармонично развитая психика, то хотя бы набор шаблонов социального поведения, мораль и т. п.

До семи лет, разумеется, складывается «база», но социализация в полном смысле идет уже в более сознательном возрасте. И вот именно в школе она и происходит.

Дело школы — отнюдь не только обучать, но и ВОСПИТЫВАТЬ.

Все просто: у подростка, если упрощенно, есть три места, где его могут воспитывать: семья, школа, улица.

Роль семьи чрезвычайно велика в первых годы жизни, но затем ослабевает — хотя бы потому, что ребенок начинает именно проверять то, что ему говорят родители, а потом и вообще наступает пубертатный период с противопоставлением себя родителям.

Воспитательная роль улицы — т. е. сверстников и более старших детей, обычно т. н. «неблагополучных» — думаю, подробно эту тему объяснять излишне, и так все ясно.

Так и получается, что именно школа, где ребенок, а затем подросток проводит значительную часть суток, должна заниматься воспитанием. Десять лет занимается, между прочим (сейчас, кажется, уже одиннадцать).

Причем в эту систему входят и внеклассные мероприятия, и факультативные занятия, творческие кружки и так далее.

(Продолжение следует)

 << предыдущая статьяпозицииследующая статья >> 

 
Андрей Борцов
Дмитрий Кондряков
Леонид Смоляр
Григорий Чекан
 
Матвей Сотников
Николай Олейников, Федор Бармин
Александр Михайлов
Алексей Филатов
Павел Евдокимов
Матвей Сотников
Людмила Иванова, Павел Евдокимов
Павел Евдокимов
Федор Бармин
Григорий Чекан
Федор Бармин
Андрей Борцов
Андрей Борцов
Георгий Элевтеров
Дмитрий Лимонов
Юрий Нерсесов
Юрий Нерсесов




 © «Спецназ России», 1995-2002 [email protected] [email protected]