СПЕЦНАЗ РОССИИ
СПЕЦНАЗ РОССИИ N 10 (133) ОКТЯБРЬ 2007 ГОДА

Павел Евдокимов

СМЕРТЬ РАДИ ЖИЗНИ

 << предыдущая статьярусское оружиеследующая статья >> 

«Не стреляй просто так, ради забавы – любая смерть должна быть оправдана», – гласит Кодекс чести снайпера. Именно так поступили сотрудники «Альфы», когда 31 июля 2001 года, работая в Минеральных водах, освободили 28 пассажиров рейсового автобуса «Икарус» и уничтожили террориста в результате выверенного снайперского штурма.

СМЕРТЬ РАДИ ЖИЗНИ

Встречайте «доктора»

Всем, кто близок к теме спецназа, хорошо известен запоминающийся плакат: боец в маске со снайперской винтовкой наперевес предупреждает, что «терроризм — это болезнь» и деликатно анонсирует свой визит: «встречайте доктора». С 8 по 15 октября на Кубани соревновались «доктора». Здесь, в полевых условиях близ города Абинска, проходили VII Международные соревнования снайперских пар подразделений специального назначения, посвященные памяти капитана Виктора Лисовского.

В числе организаторов «медицинского» сбора выступили Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа-Краснодар» (председатель — ветеран Группы «А» полковник Геннадий Жмёткин, один из зачинателей турнира) и Региональная служба специального назначения Управления ФСБ России по Краснодарскому краю. Поддержку оказали Центр специального назначения ФСБ России, краевое отделение Федерации практической стрельбы России и ООО «Стрелок».

Среди почетных гостей на торжественном открытии присутствовали Герой Советского Союза первый командир Группы «А» Виталий Дмитриевич Бубенин, Михаил Васильевич Головатов, руководивший подразделением в 1991‑1992 годах, и член Совета Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Юрий Сарвадий. Они обратились к участникам с приветственным словом, пожелав мастерам снайперского дела успехов на турнире и побед в боевых операциях.

— Мы часто вспоминаем наших погибших товарищей, — сказал В.Д. Бубенин, — и очень хорошо, что имена их остаются в памяти, остаются в жизни. И на их примере можем готовить будущее поколение.

Надо сказать, что аналогичных открытых соревнований в России и за ее пределами никто не проводит. За исключением США. Что до европейских снайперских чемпионатов, то они представляют собой набор чисто полицейских упражнений на стрельбище без каких‑либо тактических задач. Сравнить уровень организации и сложность упражнений у нас и в Штатах легче всего коллегам с Украины, которые принимают участие по обе стороны океана. По их оценкам, турнир на Кубани традиционно организован на высоком уровне.

В 2007 году поступило около пятидесяти заявок на участие от российских команд, и организаторам, как сообщил руководитель оргкомитета соревнований Дмитрий Едалин, пришлось даже подкорректировать число участников. Откровенно слабым командам рекомендовали приехать в качестве наблюдателей. Была и другая причина, объективная: по составленной программе с тем числом судей и мест для выполнения упражнений провести соревнование — со всеми желающими в намеченные сроки — было заведомо невозможно.

В соревнованиях принимали участие восемьдесят шесть снайперов, 43 команды из практически всех регионов нашей страны, от Мурманска до Владивостока, нацеленных на выполнение двадцати стрелковых и специальных упражнений. Двадцать четыре команды защищали цвета ФСБ, три — ФСО, по две от Министерства обороны (ВДВ и ГРУ) и милицейского ведомства, одна от ФСКН и «Ветераны Советского Союза». (Кроме того, в мероприятии принимали участие представители концерна «Ижмаша», занимающегося прикладной разработкой снайперского оружия, в том числе винтовки специального назначения СВ-98).

По две команды направили Белоруссия (Группа «А») и Болгария, по одной — США, Израиль, Украина (Управление «А»), Казахстан (Служба «Арыстан»), Киргизия (Спецподразделение «А») и Узбекистан. В израильской команде выделялся стрелок 1947 года рождения, другой появился на свет в 1958 году. Оба являются инструкторами школы снайперов Sniper Special Unit, занимающейся подготовкой профи для армии, полиции и спецназа. Как предупредил старший группы, лично он будет участвовать во всех, даже самых тяжелых упражнениях, но если кто‑то из его коллег почувствует нелады со здоровьем, то вынужден будет сойти с дистанции.

Американцы прислали на Кубань парней из Special Weapons And Tactics (SWAT) — полицейского подразделения антитеррора, которое авторы одной компьютерной игры характеризуют так: «хранители спокойствия, последняя надежда на спасение и гроза преступности». Его члены были чемпионами Европы по снайпингу в 2000‑2001 годах. В настоящее время они являются чемпионами США.

— Very nice. Отличная организация, россияне — прекрасные стрелки, — похвалил один из американцев, — но, я надеюсь, победит сборная США… Хотя в любом случае для американцев и русских это будет хороший обмен опытом.

Примечательно, что звездно-полосатые власти, дав своим стрелкам «добро» на интервью российским журналистам, не разрешили им привезти на соревнования ночной прицел. В результате янки обратились за помощью — выручила команда ФСО. И вот как отозвался о ночном прицеле российского производства Тимоти Вихвег, член штатовской команды Специального отдела Полиции быстрого реагирования:

— Русский прицел, который мы установили на нашу винтовку, очень хорош. Там есть регулировка сетки, меняется цвет с зеленого на красный. Очень удобный, очень хорошая технология. Хотели бы применить у себя.

Кстати, подобная взаимовыручка имела место в Венгрии на чемпионате мира по снайпингу в мае этого года, на который команда УФСБ по Краснодарскому краю смогла поехать только с одной винтовкой. Тогда ветеран войны во Вьетнаме «Папа‑снайпер» (Фернандо Рандом) предоставил на время нашему стрелку одну из своих: Sako TRG-21 финского производства. И надо ж такому случиться, благодаря этому наш стрелок стал чемпионом мира в личном зачете среди военнослужащих.

Что касается команд Болгарии, представленных полицейскими, то, по словам Дмитрия Едалина, они прибыли с огромным желанием проверить себя и поучиться мастерству у коллег. Все остальные уже принимали участие в подобных состязаниях на Кубани. К сожалению, по ряду причин не смогли попасть на соревнования чешская и итальянская команды. В Россию их не выпустили их же спецслужбы.

Судейство было доверено осуществлять бригаде Стрелкового союза России, членам I.P. S. C. из Федерации практической стрельбы России, а также опытным офицерам российского спецназа, которые многократно выполняли боевые задачи, — здесь же они оценивали упражнения, включающие в себя элементы тактики.

Звезды капитанские

Все, кто лично знал сотрудника Краснодарской «Альфы» капитана Виктора Лисовского, называют его снайпером с большой буквы «С». В отличие от спортсменов, сражающихся за победу на всевозможных первенствах без риска для собственной жизни, Виктору Георгиевичу пришлось оттачивать свое мастерство в боевой обстановке — в разных «горячих точках», начиная с Афганистана и заканчивая мятежной Ичкерией. Перефразируя слова из популярной песни Трофима «Аты-баты», о Лисовском можно сказать: «А звезды капитана он выслужил сполна».

Зная, как много иной раз зависит в бою от снайпера, Лисовский выступил с инициативой: организовать соревнования снайперских пар, чтобы мастера точного выстрела могли и себя показать, и на других посмотреть. Благодаря неутомимой энергии этого человека в 1997 году на Кубани состоялись первые пробные соревнования. Прошли они удачно, инициативу Лисовского поддержало руководство. Соревнования стали регулярными, количество участников увеличивалось.

…Одна из последних записей с Лисовским датирована 1999 годом. Завершение соревнований того года. Прощальный банкет. Из-за стола поднимается сухощавый человек с выразительным, теплым и очень спокойным взглядом. Его встречают долгими аплодисментами.

«Снайпер — это профессия героическая, — говорит Виктор Георгиевич. — Она всегда была одной из самых серьезных в армии, но оставалась в тени. Я хочу, чтобы мы вместе возродили снайперское движение. Чтобы не случилось той страшной ситуации, когда после Второй Мировой войны снайпинг в стране был принижен, убран на второй план, а каждое наставление по снайпингу, начиная с 50‑х годов, вырезалось, методики терялись».

Сказано это было в канун второй «чеченской»…

«Журналисты задают нам вопросы: «Как вы чувствуете себя в роли киллера?» Это очень обидно. Никто не хочет понять, что психологический статус снайпера несопоставим с примитивным статусом обыкновенного наемного убийцы. Нельзя из‑за того, что мы много знаем и умеем поражать цели на огромных дистанциях — и точно в голову, — причислять нас к убийцам. Мы стреляем в террористов. Наша психология другая, психология борца. Смерть ради жизни».

Гибель Виктора Лисовского была неожиданной, нелепой. Неоднократно возвращавшийся после боевых заданий, в марте 2001‑го он попал в автокатастрофу… В память о Снайпере, воплощая его мечту в жизнь, оргкомитет принял решение сделать эти соревнования традиционными и проводить раз в два года.

11‑летний Никита, сын капитана Лисовского, выступая на открытии состязаний, сказал:

— Хочу отслужить свой срок, хочу защищать свою Родину, пойти в институт профессиональных снайперов, поехать в Москву, заниматься на профессионального солдата России.

Как очень точно написал о Лисовском автор журнала «Солдаты удачи» Олег Коломиец: «Идя против течения в нашей беспамятной стране, много воевавшей, но мало чему научившейся, он все‑таки успел возродить за свою короткую, но яркую жизнь снайперское движение…»

Прикинуться «кикиморой»

Очаровательный горно-лесистый ландшафт Абинского района, тронутый осенью, — он очень напоминает чеченский пейзаж. Но это, конечно, совпадение и не более того. Да и что, скажите, нынче снайперам делать «в мирной Чечне». Разве что любоваться через оптический прицел тамошними красотами.

Главная идея кубанских соревнований — борьба с международным терроризмом. Уже после первых стрельб восемьдесят шесть портретов с призывно смотрящим Усамой бен Ладеном (рекрутированного в качестве мишеней) отметились пробоинами, сквозь которые местами приветливо пробивались солнечные лучики. Стрелки на линии изучали свою работу в бинокль.

На соревнованиях проверялся не столько уровень технической оснащенности, сколько умение стрелков работать в нештатных ситуациях и при любой погоде. Одно из самых сложных упражнений, в том числе с точки зрения тактики, — «Специфика боевой работы снайпера». Задача пары: на горно-лесистой местности, имея за плечами полную снайперскую выкладку, скрытно проникнуть на территорию условного противника. Пройдя через заградительные посты «врага» и не вступая с ним в огневой контакт, отыскать по сообщенным координатам первого связника (он же судья), от второго получить фотографии «главарей террористов» и указание места выполнения задания. Затем, с рассветом, выйти на рубеж атаки и, опознав «террористов» по фото, за пятнадцать минут поразить восемью патронами восемь ростовых мишеней-фигур со стрелковыми тарелками (размером 11 сантиметров) над «головами» при дальности до трехсот метров. И потом как можно скорее уносить ноги от «сил преследования» к месту эвакуации. Победителями в этом сложнейшем упражнении стала снайперская пара из Владивостока.

Название другого упражнения «Искусство маскировки» говорило само за себя, равно как и прочих: «Снайперская дуэль», «Точность попадания», «Квалификация снайпера» или «Ночной охотник».

Любимым «развлечением» террористов является захват заложников. В качестве живого щита берут всех без исключения, включая малых детей. Так что ни одна специальная операция по освобождению людей не обходится без снайперов. И где не потренироваться, как на представительных соревнованиях? Самое главное — не зацепить «заложника», иначе весь результат операции обнуляется, как в жизни. Наилучший результат оценивается, исходя из расстояния от пулевого отверстия до контрольной точки (КТ), которая находится между глаз. Это одна из точек, при попадании в которую смерть наступает мгновенно, без судорог.

Полицейские снайперы из США с нетерпением ждали упражнения по маскировке. Для них это был первый опыт, для нашего спецназа — обычное дело. Стрелков подняли ночью по тревоге. Им предстояло оборудовать долговременную огневую позицию, одним патроном поразить цель и скрытно уйти. Главный принцип — никаких улик, которые бы могли навести на след.

Нужно ли говорить, что стиль хорошего снайпера — гармония с окружающей средой, способность чувствовать ландшафт и сливаться с ним воедино. И тот, кто в работе не придерживается этого образа поведения, в боевых условиях становится мишенью для противника. В Кодексе чести снайпера высоким штилем сказано: «Лучшая твоя цель — та, которую трудно обнаружить и еще труднее поразить. Не гонись за легкой добычей, она не принесет тебе славы, скорее — безумие и забвение».

В Положении о соревнованиях относительно этого упражнения №5 записано: «Цель: мишень специальная;

Дальность: до 300 метров.

Количество патронов: 1.

Изготовление парой снайперов скрытной долговременной позиции со всеми необходимыми элементами размещения.

Особенности выполнения упражнения: скрытно, качественно, в короткий промежуток времени (3‑5 часов), используя специальные элементы снаряжения и применив смекалку, подготовить позицию снайперской пары с целью разведки и ожидания противника до 3‑4 суток. Участок проведения упражнения ограничен — на снайперскую пару 5‑10 метров по фронту, 10‑15 метров в глубину. Возможно проведение упражнения в ночных условиях.

Победитель определяется по наибольшей сумме очков. Сумма слагается из количества очков по следующим критериям: скрытный выход на позицию, демаскировка при оборудовании позиции, результат выстрела, замаскированность, оборудование элементов долговременной позиции, оформление карточки огня и журнала наблюдений, «отход» с позиции по команде судьи. Заряжание оружия и открытие огня только по команде судьи».

Вообще искусство маскировки — интереснейшая тема. Легче сливать с ландшафтом зимой, в теплое время года позицию маскируют дерном и обильно поливают, чтобы трава, высаженная прямо на брезент палатки, не увяла в течение несколько суток. Каждый маскировочный халат является эксклюзивом. Штучная работа. Опытный снайпер шьет себе камуфляж сам — так, как считает нужным; можно прикинуться «кикиморой» или «лешим», облачившись в лохматый балахон, а можно трухлявым пеньком.

Пожалуй, наиболее зрелищным конкурсом традиционно является дуэль. Две снайперские пары должны как можно быстрее уничтожить противника. В реальной же ситуации проигравший стрелок — это «двухсотый».

Условия таковы. На старте снайперская пара находиться в положении «лежа»: оружие разряжено, затвор закрыт, расположение боеприпасов или магазинов (не более одного патрона) произвольное. По команде судьи участники бегом преодолевали двадцать пят метров до огневого рубежа и без дополнительной команды открывали огонь по целям. Досылание патрона в патронник разрешалось выполнять только в положении «лежа» при направлении ствола винтовки в сторону цели. За каждым участником смены был закреплен судья‑счетчик, который фиксировал количество произведенных выстрелов и зачислял «уничтожение цели».

…Всем участникам выдали разноцветные бэйджи — только благодаря им можно было попасть на полигон. Сфотографироваться пришлось даже поисковой собаке. Как философски заметил хозяин лабрадора, пес давно уже привык к различным видам аккредитации и даже улыбается практически на каждом снимке.

То, что на предыдущих турнирах в числе лучших неизменно оказывались снайперы из Центра специального назначения ФСБ, — этим никого не удивишь. А вот первое место, которое дважды удавалось занять паре из нижегородского РОСН, стало для судей и организаторов весьма неожиданным.

«Имена и фамилии снайперов из Нижнего Новгорода по понятным причинам указывать нельзя, — напишет позднее в «Красной звезде» автор серии толковых репортажей Александр Тихонов, — а их позывные «Медуза» и «Банан», как говорится, широко известны в узком кругу. В том числе и благодаря своим волевым качествам, когда после травмы колена одному из них пришлось выполнять упражнение с довольно сложным восхождением в гору. На эти соревнования они тоже прибыли, но уже не в качестве участников, а представителей команд».

В этом году главный трофей завоевали местные мастера — представители краснодарского УФСБ, второе место за снайперской группой «Ветераны Советского Союза» из Украины и Белоруссии, «бронза» у команды «А-1» Центра специального назначения ФСБ России. Остальные три призовых места заняли представители в/ч 28337 (подмосковный город Кубинка), «А-2» ЦСН и РОСН УФСБ по Хабаровскому краю.

— Проведение подобных соревнований результативно отражается на боевой подготовке снайперов, — отметил Дмитрий Едалин, — привлекает внимание общественности к проблеме борьбы с терроризмом, сказывается на возрождении лучших традиций снайперского искусства, изучении передовых методик подготовки снайперских пар и групп, освоении и проверке новых видов специального вооружения, выпускаемого в России и за рубежом.

Как пояснил Дмитрий Едалин, организатора соревнований давали возможность показать себя разным снайперам — военным, полицейским, учитывая специфику их работы. Впервые награждались пары, занявшие первые шесть мест — те, кто смог не споткнуться на всех этапах и показать высокие результаты.

…Последний день соревнований выдался ненастным. Из-за погодных условий церемонию чествования победителей перенесли в Абинск, во дворец культуры, предоставленный для этой цели главой города. Специально приехавший Герой Советского Союза Г.Н. Зайцев вручил награды и поздравил отличившихся стрелков. А еще всем снайперским парам он вручил по экземпляру своей книги «Альфа — моя судьба». Немало в ней строк посвященных работе «альфовских» мастеров точной стрельбы.

Соревнования завершены, участники разъехались по домам. Новая встреча на кубанской земле через два года. И вот что подумалось. На Западе снайперы являются особой воинской кастой. Их готовят в закрытых школах и специальных подразделениях, где обеспечивается преемственность мастерства. В армейских частях имеются отдельные подразделения профи, которые занимаются по своей программе, обеспечиваются всем необходимым и придаются войскам на усиление. А у нас? Спецслужбы — отдельная тема, там снайперская подготовка поставлена на высоком уровне. Речь идет о рядовых стрелках.

«После нескольких войн прошлого столетия и теперь, среди непрекращающихся «боев локального значения», снайпер в войсках по‑прежнему остается всего лишь бойцом мотострелкового взвода. И только. Он не умеет ни маскироваться, ни выверять прицел, ни выполнять задачу в паре (самоубийство для него), ни точно стрелять. Он не профессионал, для него нет отдельной подготовки. Чтобы подготовит снайпера, нужно минимум 3‑5 лет. Кого же посылают у нас воевать в Чечню?».

Эти строки написаны в 2001 году, автор — Олег Коломеец. По большому счету, что изменилось за прошедшие шесть лет? И случись что, много ли навоюет молодой снайпер при годичной срочной службе? А ведь группа профессионалов, наведя снайперский «террор», может за короткий промежуток времени изменить ход боя.

Слыхал ли парнишка‑снайпер, что такое баллистический калькулятор с программой для профи, разработанный математиком Игорем Борисовым из Тольятти? Ответ очевиден — и с познавательной, и с финансово‑практической стороны бюджетного армейского дела.

Другая, давно обсуждаемая тема: идея создания Академии снайперского мастерства. Если не ошибаюсь, два года назад командир Краснодарской «Альфы» полковник Вячеслав Прокопович говорил по этому поводу: «Ведь виды оружия и боевая работа сейчас совершенствуются, созданы снайперские комплексы. Подготовка долговременной огневой позиции — это искусство. Этот громаднейший опыт должен быть усвоен».

Завершить же этот отчет мне бы хотелось словами Василия Зайцева, одного из лучших снайперов Великой Отечественной войны, героя Сталинграда: «Тебе навязывают поединок — отказываться нельзя. Если не ты, то кто же? Ошибаться нельзя. Ошибка обходится дорого. В снайперском поединке надо думать, думать и терпеть, терпеть и чувствовать противника».



 << предыдущая статьярусское оружиеследующая статья >> 

Егор Холмогоров
Павел Евдокимов
Павел Евдокимов
 
Павел Евдокимов
Павел Евдокимов
Егор Холмогоров
 
Матвей Сотников
Федор Бармин
Егор Холмогоров
Андрей Борцов
Андрей Борцов
Игорь Пыхалов
Михаил Диунов
Юрий Нерсесов




 © «Спецназ России», 1995-2002 [email protected] [email protected]